рав КУК

ЖДУ ВАШИХ ПИСЕМ

= ПРАЗДНИКИ = ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = АТЛАС = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ = СИОНИЗМ =

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ИЗРАИЛЬ И ЕГО ЗЕМЛЯ

БЕСЕДА I. НАЦИОНАЛИЗМ

Стремление к универсальности. Единство народов и особенность Израиля. В чем заключается национализм? Особенность израильского национализма. Религия и национализм.

Стремление к универсальности

В различных произведениях рава можно найти фрагменты, несущие печать стремления к универсализму. Границы, определяющие национальную обособленность, у него разрушаются, и речь идет уже о человеке вообще, о целостном Творении. Приведем следующий пример:

Все - весь мир, все Творение, каждую душу хотим мы возвысить; и должны мы возвеличить и обновить корень всего сущего. Стремимся мы его возвеличить, прикрепить к источнику жизненного света... Божественное сияние всех миров стремимся мы восполнить и вознести, смягчить и возвысить. ("Мудрость святости".)

Национализм создает ощущение духоты

В силу этого универсального подхода, который мы находим в произведениях рава, трудно понять его националистическое мировоззрение. На этом широком панно важное место занимают космические и общечеловеческие проблемы. С другой стороны, в его мировосприятии присутствуют и крайне националистические идеи. Как, спрашивается, сочетаются националистические взгляды с универсализмом? Отзвук сомнений мы находим в словах рава:

Чувство универсальности всегда наполняло сердца людей, обладающих наиболее чуткой душой. Поэтому они ощутят духоту, заключив свой дух в узконациональные рамки. (Там же.)

Единство народов и особенность Израиля

Стремление к универсальности можно сравнить со сложным, многоплановым произведением. Человеческое сообщество состоит из многих народов, каждый из которых отличается специфическими дарованиями. Стремление к универсальности может воплотиться не благодаря затушевыванию индивидуальных различий, а посредством их объединения и сосуществования.

По милости своей Г-дь не сосредоточил все дарования в одном месте, и не даровал их одному (единственному) человеку, одному народу, одной земле, одному поколению и не одному-единственному миру: все таланты разбросаны. (Там же.) Всему человечеству подобало бы объединиться в одну семью - тогда исчезли бы все обиды и пороки, проистекающие из этнического и пространственного разделения народов. Пока этого не произошло, мир нуждается в смягчении нравов, способствующих его совершенствованию. Специфические особенности каждого из народов обогащают человечество в целом. Уникальное же достояние Израиля - великая сокровищница духа, объемлющего в себе все индивидуальное дарование и благороднейшие порывы души..

Когда общины Израиля полностью реализуют свой духовный потенциал, станет явственным, благодаря ее связи с целым миром все то благо, которое принесло разделение народов. И не будет более нужды в их обособленности, все народы сольются воедино, и над ними, как сокровище святыни, будет, по слову Г-дню, возвышаться царство священников, святое, избранное племя. ("Огни".)

Рав хорошо сознавал глубокий вред национализма: войны, ненависть, соперничество... С этой точки зрения, идея единства человечества кажется наиболее желанной. Однако это единство может нивелировать неповторимый вклад, вносимый каждым народом в человеческое общество. Выходит, что этническое разделение мира благотворно для общечеловеческого интеллектуального богатства и творчества, так как в силу своего быта, истории, географического расположения, климатических условий каждый народ отличается от других и создает свои неповторимые произведения искусства.

Мы попадаем в замкнутый круг. С одной стороны, национализм порочен, с другой - именно он создает и развивает творческие силы человечества. По мнению рава, в самом деле существуют противоречия между национальным и универсальным мировоззрением; удел Израиля - преодолеть это противоречие.

В Израиле собраны воедино самые разнородные дарования, здесь в концентрированном виде представлено все то, что составляет духовную сокровищницу человечества. Благодаря связи Израиля с общечеловеческим творчеством эти способности достигнут полного развития. Произойдет это лишь после того, как закончится духовное очищение Израиля - во времени Машиаха (Мессии).

Человеческое общество объединится, и сами собой исчезнут пороки, вызванные этническим многообразием. Творческое развитие Израиля, благотворное для остальных народов, поможет развитию склонностей и специфических особенностей каждой нации. Общечеловеческий подход будет сочетаться с развитием национальных дарований.

Смысл израильского национализма совершенно уникален: уповая на собственные свои силы, Израиль стремится не к эгоистическому, а к общему благу, которое не может быть достигнуто без очищения мира в царствовании Всевышнего... Израиль должен существовать не в качестве обособленной части человечества, а в качестве всеобщего духовного достояния, в котором должны собраться воедино все индивидуальные различия, для того, чтобы возвыситься вместе с ним, повлиять на него и подвергнуться его влиянию...

У всех народов - свое назначение, дополняющее общую цель. В соответствии с этими особенностями, производными от расового типа, культурного уровня, исторической значимости, каждая нация дарит свои собственные приобретения всему человеческому роду...

Этот вклад действительно благословение Б-жее. Хотя та или иная национальная идея не исчерпывает главной задачи - установления в мире славы Г-дней, она без сомнения служит общей объединяющей цели всего человеческого рода... Каждый народ по-своему совершенствует свою мудрость и духовное призвание. Многоразличны пути, которыми следуют народы, сообща продвигаясь к общечеловеческой цели: у каждого - свой способ, отвечающий его природе. Уникальность же мудрости Израиля - мудрости Торы - состоит в понимании того, что все усилия собираются воедино ради познания Г-да, ради достижения справедливости и мира на земле. ("Олат Реия".)

Обычный национализм в сравнении с израильским

Дабы правильно понять точку зрения рава, необходимо сначала выяснить, что означает национализм вообще, а потом - понять, в чем состоит разница между ним и национализмом израильским. Национальные движения - это явление последних поколений. Впервые оно возникло в западноевропейских странах, и оттуда распространилось в прошлом столетии по всей Европе. В нашем веке это движение охватывает все народы мира. Идеологи национализма много размышляли над его точным определением, и давали самые различные интерпретации.

В последнем поколении этот вопрос стал темой исторических и социальных исследований, пытающихся истолковать характер и сущность национализма. Упоминались многие факторы, объединяющие группы людей в нации: раса, язык, религия, территория, экономические условия, общеисторическое прошлое и т. д. Указывалось вместе с тем и на то, что одни эти объективные факторы не объясняют возникновение нации, поскольку они становятся действенной силой лишь тогда, когда наличествует национальное самосознание. В прошлом веке французский историк Эрнест Ренан определил нацию как добровольную общность. Нация существует на основании своеобразного, каждодневно обновляемого соглашения, опроса, подтверждающего национальную самоидентификацию. Но ответ влечет за собой новый вопрос: почему в ходе этого голосования люди решают продолжать национальное существование? Что побуждает их объявлять о принадлежности к тому или иному народу? Тем самым мы возвращаемся к истории и объясняем национализм в свете суммарной биографии людей, собравшихся в определенном ареале, или имеющих общее прошлое, зародившееся в какой-нибудь иной области.

В конечном счете, мы вынуждены найти объяснение национализму, исходя как из прошлого, так и из настоящего. Обязаны исследовать и проверить, в чем заключались исторические события, повлиявшие настолько, что печать их заметна и в настоящем.

Эта проблема занимала еврейских мыслителей последних поколений, в особенности тех из них, кто присоединился к сионистскому движению. Изучая характер национализма движения, охватывающего многие народы мира, они нашли, что у евреев есть специфические свойства.

Но и здесь мнения разошлись. Ахад Гаам указал на еврейскую мораль как на цементирующую черту нации. Яаков Клацкин в противоположность этому доказывал, что образ жизни - то есть заповеди, законы еврейского народа, определили национальный облик Израиля. Ворохов подчеркивал специфические экономические условия, в которых жил еврейских народ в диаспоре, а Дубнов трактовал еврейский национализм как явление, возникшее благодаря самостоятельному культурному развитию в центрах диаспоры.

Бен-Цион Динур обратил внимание на неизменное влечение народа к Земле Израиля, а Иехезкель Койфман - на преданность вере, которая и объединяла и обосабливала нацию.

Взгляд рава на этот вопрос в корне отличен от традиционных определений. По его мнению, израильский национализм не имеет ничего общего с обычным национализмом. Кук не удовлетворяется уникальностью исторического прошлого Израиля или указанием на веру и обычаи. Израильский национализм относится к иной категории, не выводимой из истории, обществоведения и т. п. У еврейского национализма не просто другое происхождение, но и другой смысл, другие стремления и цели, выводящие его из круга обычных националистических устремлений.

В каждом народе стремления к полноценному общественному бытию основано на экономическом содержании во всех его формах, стремлении к полноценной материальной жизни. А высший дух, оживляющий и облагораживающий эту силу, - дух гармонии, красоты и чувственных наслаждений, отвечающих сокровенным пожеланиям человеческого сердца. Равнодействующая всех этих устремлений и создает национальную общность. В Израиле же Б-жественное начало заложено в глубине национальной души. Жажда знания и Б-жественное чувство это для него та сфера, в которой он ощущает биение жизни... Б-жественная суть вот сущность Израиля, и ее свойства проявляются в различных аспектах. ("Огни".)

С точки зрения рава, в материальном плане борьба за существование является главной движущей силой нации, но заботы об упрочении материальной жизни облагораживаются духом общественной гармонии и красоты. Иначе говоря, с анархией и безвластием сражается эстетика, хотя и в ее основе лежит также материалистическое по сути своей стремление чувственного наслаждения. Таким образом, по мнению рава, обеспечивается некоторое равновесие: экономические двигатели власти вместе с эстетическими чувственными факторами создают нацию.

Но так обстоит дело только у других народов. Совершенно иные причины приводят к национальному сплочению Израиля. Общность Израиля зиждется на "Б-жественном начале", "Б-жественная суть" - вот наша национальная основа.

Сущность общей души Израиля - это ее Б-жественность. Не избранность обеспечила ему Б-жественное покровительство и не те или иные его деяния. Не благодаря справедливости своей и прямодушию достиг он величия.

Исходная его сущность, физическая и духовная такова, что вся его доблесть и сила в Б-ге. Не по выбору Израиля она досталась ему, и никакое намеренное прегрешение не сможет устранить эту сущность. ("Суббота Земли".)

Есть в мире праведники, философы, святые и Б-гобоязненные люди; но есть только одна нация, чья душа не сможет совершенствоваться иначе, как только в соответствии с высшей Б-жественной целью Израиль. ("Огни".)

Община Израиля - это не народ в обычном его понимании, а идеальная суть человека, явленная в соборном всеединстве и называемая нацией по аналогии с другими обособленными группами. ("Письма".)

Уникальность израильской нации

В свете сказанного мы должны задать последний вопрос: предстает ли Израиль уникальным народом только в вопросах, касающихся собственно этнических его сторон, или также и в общечеловеческом разрезе.

Облик Израиля должен проясниться: присутствует ли в его характере общечеловеческое содержание, как и у других народов, и над ним был только достроен собственно национальный образ, или же Израиль полностью уникален? Чтобы ответить на этот вопрос нужно пользоваться разными источниками, - Торой, умственными, историческими, тайными и явными, поэтическими, а иногда и политическими и экономическими сведениями. Вероятно, вначале человеческий образ совершенствовался, и человеческая природа раскрыла в необыкновенном народе свой прекрасный благодатный дух. Но мир пришел в упадок, и человеческий дух погряз настолько, что будничное не могло стать основой для святого, без того, чтобы его не осквернить. Египетское рабство было необходимо, подобно плавильне, оно очистило человеческую сторону Израиля и воссоздало его заново. Будничная его форма совершенно стерлась. И переродился народ единовременно в человеческой своей сути и получил новый облик: Яаков и Израиль. ("Огни".)

Ответ рава не категоричен: "вероятно", вначале подразумевалось, что Израиль будет таким, как и все народы - ему лишь будет дарована особая способность в дополнение к общечеловеческой основе. Но поскольку человек утратил первозданное величие, Израиль не мог уже надстроить собственное свое здание на этом поврежденном фундаменте.

В Египте израильский народ сформировался, и у этого формирования есть глубокий смысл. "Человеческая сторона Израиля" очистилась в такой степени, что полностью, наконец, обособилась от остального человеческого общества. Рав видит намек на этот процесс в двух именах Яакова, праотца Израильского народа. Вначале он Яаков от слова Экев (пята), то есть только лишь немногим, частью своей отличается от брата; впоследствии же он стал называться Израилем, обретя тем самым как бы полноту и завершенность.

Религия и национальность

Народу Израиля присуща еще одна индивидуальная черта, связанная с отношением между религией и национальностью. Национальность - это не дополнение к религии Израиля, религия же его не может существовать без национальных рамок. Оба эти понятия взаимосвязаны и составляют единое целое, не поддающееся разделению.

Большую ошибку совершают те, кто не замечает поразительного единства Израиля и самонадеянно сравнивает нас с другими народами, с тем, чтобы противопоставить национальный вопрос религиозному. (Там же.)

Здесь угадывается мнение рава о разделении народов на "естественные" и "религиозные", которое было принято в одной из философских школ сионизма. Эту проблему рав, еще в молодом возрасте, обсуждал с рабби Мордехаем Элиашбергом. Рав Цви Иегуда Кук рассказал об этом в брошюре "К третьему элула". М.Элиашберг полагал, что израильский национализм в основе своей столь же естественен, как естественно и необходимо для каждого человека любить свой народ; однако в данном случае эта любовь, благодаря Торе и заповедям, связана с особой святостью Израиля. Рав Кук считал, что сын Израиля, пылко привязанный к национальной идее, вовсе не уподобляется обычным националистам в силу уникальности еврейского народа. Рав Элишберг согласился с точкой зрения Кука и предсказал ему в конце беседы, что его учение еще принесет великое благо Земле Израиля.


= ПРАЗДНИКИ = ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = АТЛАС = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ = СИОНИЗМ =

Вешалка гардеробная тут. . одесса котовск расписание поездов.