=БЕСЕДЫ О ТОРЕ= НА ГЛАВНУЮ= ПРАЗДНИКИ= ИСТОРИЯ= ХОЛОКОСТ= ИРУШАЛАИМ= ИЗРАНЕТ=

Рав Ицхак Зильбер

Беседы о Торе

ВАИКРА

Храм построен. Частью служения Всевышнему в Храме является принесение жертв. Недельная глава “Ваикра” (“И призвал”) начинает описание видов жертвоприношений. В ней названы пять видов жертв, приносимых Б-гу отдельным человеком, — ола, минха, шламим, хатат, ашам, — и жертва хатат, приносимая за вину всей общины.

Во всяком жертвоприношении после того, как животное зарезали, собирают его кровь в особый сосуд и окропляют ею жертвенник.

При жертвоприношениях ашам, шламим и хатат затем на жертвенник кладут сало — белый жировой слой, покрывающий брюшину, желудок и кишки, — почки с салом на них и диафрагму и все это сжигают. Животное, принесенное в жертву ола, сжигается полностью.

После расчленения туши мясо животного, принесенного в жертвы ашам и хатат, едят только мужчины-коhаним во дворе Храма в тот же день до полуночи.

Человек имел возможность сделать доброе, угодное Б-гу дело: помочь кому-то, одолжить денег нуждающемуся, выучить что-то из Торы. Но не сделал — по небрежности, лени или забывчивости. Мог — значит, должен был. Не сделал — значит, должен искупить свою вину. Как? В этом случае следует принести жертву ола — самца чистого домашнего животного: козла, барана, быка — или голубя (неважно, самца или самку).

По-русски мы называем ола жертвой всесожжения. Почему?

Мы уже говорили: эта жертва сжигается целиком. От нее ничего не остается, подобно тому, как нереализованная возможность сделать доброе дело — упущение необратимое.

Ивритское слово ола означает “поднимающаяся”, “возносящаяся”: этот вид жертвоприношения важнее всех других (недаром он назван первым, он “поднимается” над остальными) и весь, полностью, “возносится”, сгорая.

Ола можно принести не только во искупление греха, но и просто по желанию — в подарок Всевышнему.

Бедные люди часто приносили в дар Творцу вместо животного, необходимого для жертвы ола, мучное приношение, которое так и называлось — минха, подарок. Часть этой жертвы — горсть муки или горсть кусочков мацы, выпеченной коhаним из принесенной муки и раскрошенной, — сжигали на жертвеннике, а мацу, выпеченную из остальной муки, коhаним съедали в тот же день во дворе Храма. Нигде в другом месте эту жертву есть было нельзя. Она, хотя и не сжигалась полностью, приравнивалась к жертве ола, принесенной как подарок.

Если человек хочет и пред Б-гом, и перед людьми выразить удовлетворение своей жизнью, если у него радостно на душе или с ним произошло что-то особенно хорошее, он приносит добровольную жертву шламим. Для этого предназначаются те же животные, что и для жертвы ола, за исключением голубя, но, в отличие от последней, это могут быть и самцы, и самки. После окропления жертвенника кровью и сжигания на нем сала и почек мясо шламим едят принесший жертву, члены его семьи и приглашенные (при этом все они должны быть ритуально чисты). Шламим едят в Иерусалиме в день жертвоприношения, ночью и назавтра до захода солнца.

Почему это жертвоприношение называется шламим? От слова “шалом” — “мир”: за ее принесение Всевышний дарит нам мир и покой. Переводим мы это название как “мирная жертва”.

Если человек совершил по неведению один из тридцати одного серьезного греха, за которые (когда они совершены сознательно) от Б-га положен карет (самое тяжелое наказание для души — “отсечение” ее от источника святости, от связи со Всевышним): например, ел хлеб в Песах или не постился в Йом-Кипур, жил с чужой женой, полагая, что она вдова, тогда как ее муж был жив, и т.п., — то такой человек, когда ошибка выясняется, приносит хатат (от слова “хет” — “грех”). Это — жертва во искупление совершенного греха (в отличие от жертвы ола, которая приносится за грех не совершенного доброго дела). Заметьте, мы говорим здесь о невольном грехе. Если грех такого рода совершен сознательно, помочь человеку могут только раскаяние и молитва. Хатат он не приносит.

Глава указывает четыре разновидности жертвы хатат, в зависимости от того, кто ее приносит: первосвященник за собственную вину, вся община, царь или рядовой член общины — за свою вину. Общие для всех четырех разновидностей правила: кровь и сало кладут на жертвенник, в двух из четырех случаев мясо также сжигают, а если жертву приносит царь или рядовой член общины, мясо едят коhаним во дворе Храма в тот же день и до полуночи. Мясо, оставшееся несъеденным, надо сжечь.

Во искупление невольных грехов, за которые следует менее серьезное наказание (например, человек по незнанию пользовался утварью Храма), приносят жертву, называемую ашам (“ашем” — “виноват”). В виде исключения сюда входят и несколько видов сознательно совершенных грехов (например, человек отрицал, что должен кому-то деньги, а потом решил признаться). Кровью животного, принесенного в жертву ашам, окропляют жертвенник, сало его сжигают, а остальное едят коhаним во дворе Храма в тот же день и до полуночи.

Искуплению грехов этой категории, совершенных сознательно, так же, как и искуплению тяжелых прегрешений, могут помочь только раскаяние и молитва.

Итак, как видно из сказанного, ола полностью сжигается, хатат и ашам от рядового еврея идут в дар коhаним, а шламим (за исключением грудинки и верхней части правой задней ноги, отдаваемых коhаним) можно есть принесшему жертву. Таковы — в самых общих чертах — виды основных жертвоприношений и правила их принесения.

Заповеди о жертвоприношениях относятся к разряду законов, причины которых выше нашего понимания (они называются хуким, и подробнее мы поговорим о них при обсуждении главы “Хукат” книги “Бемидбар”). Почему, например, какие-то части жертвы сжигаются, а какие-то оставляются в пищу? Почему одним людям можно это есть, а другим — нельзя? Каков вообще смысл принесения жертвы или съедания мяса забитого животного?

В комментариях к рассматриваемой главе Рамбан помогает нам этот смысл увидеть (насколько это возможно). Приведем его объяснение.

Жертвоприношениями мы искупаем свои неправильные действия. А как человек совершает действие? Оно начинается с мысли и слова, а завершается руками — конкретным поступком. Если человек понимает (мысль), что поступил нехорошо, то, принеся в Храм жертву, он кладет руки на голову животного и исповедуется (слово) пред Б-гом так, чтобы никто не слышал. Принесение жертвы требует включения всех элементов действия — так искупаются нежелательные мысли, слова и поступки.

Человек приносит жертву Б-гу, уже сознавая свою вину и надеясь на прощение. И то, что он видит, принося жертву, сама процедура жертвоприношения помогает ему осознать свою вину глубже.

Еврей “срывается”, грешит достаточно часто (разгневался, например, “вскипела кровь”, увлекся излишествами — их символизирует запас сала у животного), и вот у него на глазах режут жертву, окропляют кровью жертвенник, кладут на огонь сало и полностью сжигают. Вольно или невольно человек проводит аналогию между собой и жертвенным животным. Смерть последнего заставляет еврея глубоко ощутить, что его жизнь — в руках Б-га. А не заслужил ли он своим проступком сокращения дней своей жизни? Надо отказаться, решает он, от запретных удовольствий — “сало сжечь!”, удержаться от гнева — “кипения крови”.

Такие переживания запоминаются надолго. Прийти в Храм, исповедаться, выбрать и купить жертвенное животное — это требует и усилий, и денег, а значит — тоже помогает закрепить впечатление.

У нас сейчас нет Храма. Почему же мы изучаем законы жертвоприношений? Из интереса к истории?

Как уже говорилось во введении к книге “Ваикра”, мы просим Б-га о восстановлении Храма, а значит — должны быть готовы к служению в нем. Великий мудрец и праведник Хафец Хаим в своем обращении к современникам писал: “Увидев, что мы готовы к этому, Всевышний выполнит нашу просьбу...”

Но это еще не все. Необходимо добавить и такое объяснение.

Пророк Йехезкель по велению Б-га излагает евреям план построения Храма. При этом он спрашивает у Творца: ведь мы в изгнании, в стране врагов, зачем же Ты велишь описывать, как надо строить Храм? Отвечает ему Всевышний: чтение о строительстве Храма так же ценно, как само строительство. Я зачту его евреям так, как если бы они возводили Храм своими руками.

Аналогичные высказывания мы находим в мидрашах. Сказал раби Ицхак: тот, кто изучает законы хатат, считается принесшим хатат. И это относится ко всем видам жертвоприношений. Изучающий законы шламим считается принесшим шламим.

В трех словах сказал об этом пророк Ошеа (14:3): “Оплатим быков устами” (молитва и изучение законов Торы о жертвах равноценны жертвоприношению).

Несмотря на то, что Храм разрушен, молитесь и изучайте законы жертвоприношений, и вам это зачтется Б-гом, как если бы вы принесли сами жертвы.

В последней мишне трактата “Мнахот” (110а) написано: “Сказано о жертве принесшего животное: '...это ола, [сжигаемая] на огне, запах, приятный Б-гу' (Ваикра, 1:9). Сказано о жертве принесшего во всесожжение птицу: '...это ола, [сжигаемая] на огне, запах, приятный Б-гу' (там же, 1:17), о жертве принесшего мучное приношение минха: '...на огне, запах, приятный Б-гу' (там же, 2:9)”. Во всех трех случаях — те же слова — “запах, приятный Б-гу”. Это означает следующее: много или мало принес человек — если он принес жертву от всего сердца, она равно приятна Б-гу. Один дает пожертвование в тысячу шекелей, а другой — в один шекель, который, может быть, ему не легче выкроить на эту цель из бюджета, чем другому — тысячу. Пред Б-гом они равны.

То же справедливо и в отношении изучения Торы. Один схватывает мгновенно, другой — медленно. Первый выучил за то же время больше, второй — меньше. У одного есть возможность учить Тору целый день, а другой занят работой и с трудом находит час-два для учебы. Но Б-г учитывает и способности, и возможности, и намерения — Он учитывает все.

Кстати, запах горящих перьев благоуханием не назовешь. Но Всевышнему приятно, что человек выполняет закон, непонятный ему, веря, что таково желание Творца.

Раби Яаков-Исроэл Каневский, известный под именем Стайплер, делает любопытное замечание: известно, что жертву ола можно принести не в силу обязанности, а просто по желанию сердца. В чем смысл такой заповеди? Если Б-г хочет, чтобы мы приносили жертвы, пусть четко нас обяжет, а если такой обязанности нет, то зачем такая мицва — заповедь? И отвечает: такие мицвот призваны пробуждать в сердце человека любовь к Создателю. Именно ради этого Тора дает заповеди, выполнение которых обусловлено желанием человека.

Один еврей склонен делать добро людям, другому свойственна особая сосредоточенность в молитве, третий посвящает каждую свободную минуту изучению Торы. Благодаря своим склонностям каждый порой делает больше того, что обязан. Так в них пробуждается любовь к Б-гу.

подробные карты, вся информация о карта в бизнес словаре. . Генеральная уборка квартир после ремонта юзао Москва.