П У Р И М

З.Дашевский - ГЕРОИ ПУРИМА

 

=ПРАЗДНИКИ=НА ГЛАВНУЮ=ТРАДИЦИИ=ИСТОРИЯ=ХОЛОКОСТ=ИЗРАНЕТ=НОВОСТИ=ПУРИМ=

МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр

Что сделал нам Амалек. Как стереть память об Амалеке

Добровольно или принудительно

Источник нашего желания. Близость к Богу или оторваность от Него

Аман и змей соблазнитель

Не забывать об Амалеке - урок для нас

Кто главный герой Мегилат Эстер

Тхелет Мордехай - Глобальное видение


7-ое Адара - выдающаяся дата. Это - день смерти и (также) день рождения Моше Рабейну. Именно эта причина, что 7-го Адара умер Моше, очень обрадовала Амана, когда жребий пал на Адар. Поскольку Моше равноценен всему народу Израиля, и жребий пал как раз на тот месяц, когда умер Моше, Аман надеялся, что это очень хороший знак. Однако наши мудрецы говорят, что он, простофиля, не знал, что это не только день смерти Моше, но и его день рождения.

Что сделал нам Амалек. Как стереть память об Амалеке

У нас есть одна тема, состоящая из двух частей. В этот шабат мы читаем "парашат захор" и меньше, чем через неделю - Пурим. Попробуем понять, в чем "чудо Пурима". "Парашат захор" - это очень короткий отрывок из З-х стихов, который находится в книге Дварим, в конце раздела "кетэцэ" (25: 17-19): "захор эт ашер-аса леха амалек бадэрэх бецетхэм мимицраим" - "Помни, что сделал тебе Амалек в дороге, когда вы выходили из Египта" -"ашер карха бадэрэх" - использованное здесь слово "карха" - по крайней мере двузначное, даже трехзначное. Самый очевидный, простой смысл: "который приключился (от слова "микрэ"- "случай") тебе в дороге". Мудрецы объясняют, что это - от корня "кор вехом" - "который охладил тебя в дороге". Есть еще третий смысл от того же корня "кери" - "нечистота". Амалек выхватывал тех, кто оказывался в хвосте, кто оказывался неприкрытым туманом, о котором мы читали (в книге Шемот), ослабевших - "в ата айеф веягеа" - "а ты усталый и измученный" - "ве ло ярэ элоhим" " и не боялся Бога". Конечно же мудрецы тут же спрашивают: "кто не боялся Бога?" Из этого стиха невозможно сказать однозначно, о ком идет речь. По- простому, конечно, можно понять, что это нахал -Амалек не боялся Бога и так плохо поступал. Однако точно так же можно понять, что "ты" не боялся. "Изнурен и измучен", безусловно, оносится к "ты", но там стоит этнахта - точка с запятой, а "не боялся Бога" идет после перерыва. Из письменного текста невозможно определить, относится ли это к тому же подлежащему или к другому, а устный текст говорит нам и то и другое. Последний из этих трех стихов выражает повеление, заповедь, что нужно помнить и что делать. "вхайя беhаниах ха-шем элоhэйха леха миколь-оивэйха мисавив баарэц ашэр ха-шем элоhэйха нотен леха..." - "и будет, когда Всевышний, Бог твой, даст тебе покой от всех твоих врагов вокруг в Земле, которую Всевышний, твой Бог, дает тебе" в наследие, чтобы ты овладел ею, тогда -"тимхэ эт-зехэр амалек" - "сотри память Амалека" - "митахат hашамайм ло тишках" - "из-под Небес, не забудь".

Ответ на вопрос: В разделе Шемот тоже говорится о стирании "памяти Амалека". Там есть одно существенное отличие. Там говорится (17:14): "запиши это на память в книгу и положи в уши Йегошуа (кстати, один из образчиков Пурим-Тойре, что Моше, "довыполнялся" до такого градуса, что очередной стакан он помещал Йегошуа в уши)- "ки-махо эмхэ эт-зехэр амалек митахат хашамайм" - "что Я, Всевышний, непременно сотру память Амалека из-под небес". Получается, что в книге Дварим не просто повторяется то, что сказано в книге Шемот. Говорится здесь нечто совсем другое. И тогда не понятно, если в Шемот обещано, что Всевышний сам сотрет память Амалека, то зачем же тогда сказано в Дварим: "Сотри"?

Что представляет собой Амалек и почему наше отношение к его судьбе и к нему отличается от нашего отношения к другим нашим недругам, о которых нам, например, говорят: "Не третируй Эдом", потому что он - твой брат. Мы знаем, что Эдом - это Эсав, дедушка Амалека. Эсав поступал с нами намного хуже, чем Амалек. Он выходил с мечем, он нас резал и жег, и воевал против нас. Но он считается "братом", который может присоединиться к евреям (третье поколение - принимается). Про египтянина сказано: "Его не притесняй, потому что ты был пришельцем в их стране". Он был так "гостеприимен", что бросал еврейских детей в Нил, но тем не менее требуют от евреев не быть злопамятными. Только про Амалека говорится: "Не забудь стереть память о нем". Из родственников Амалека нельзя принимать геров. Последние пару тысячелетий эта галаха носит чисто теоретический характер, так как Талмуд говорит, что пришел Санхерив, перемешал все народы, и поэтому ни про одного человека нельзя сказать, что именно он происходит из Амалека.

Ответ на вопрос: Ведь Амалек на самом деле - тоже потомок Эдома, который велено не притеснять? - Эдом превратился во множество народов. Эсав является родоначальником (по крайней мере в духовном смысле) всего христианского мира. Эдом - это Рим. Это - противостоящая нам враждебная сила. Но Тора не заповедовала нам вечную вражду против них. Они нас не любят, они нас ненавидят и "частенько" - убивают. Но это не повод относиться к ним враждебно(!). Сказано - это твой брат. Амалек, конечно, приходится внуком Эсаву, и он в некоторм смысле не просто внук, он перенял эстафету, которую отказался взять на себя сын Эсава Элифас. Эсав пытался (по мидрашу) направить Элифаса догнать Яакова и убить его. Это не было просто отцовским поручением. Согласно мидрашу, Эсав объяснил сыну, что это в его кровных интересах, так как: "этот дядюшка отнял у меня хитростью первородство и, когда ты его убьешь, первородство вернется к тебе". Но Элифас рос еще в доме Ицхака, у него были очень приличные друзья- Иов и компания, и он уклонился от этого поручения. Он "схватился" за такое умное толкование, по которому "бедный важен сколько мертвый" и, ограбив Яакова, он считал, что все выполнил. Таким образом, Элифас ушел от этого, а Амалек принял это на себя и на все свое потомство. Главная программа Амалека во все времена - это ненависть к Израилю и война непримиримая. Причем, война здесь не как средство к чему-то, а как весь смысл его существования. Надо понимать, что Амалек не является народом, который сейчас даже и неидентифицируем. Амалек - это прежде всего очень серьезная духовная сила.

Вернемся к вопросу о том, почему же нам нужно стирать память об Амалеке, если уже пообещал это сделать Всевышний?. Ответ состоит в том, что у человека есть разум и сердце. Разум - это Божественная сила, которая стремится своим светом осветить сердце и повернуть его к тому, чтобы хотеть хорошего и не хотеть плохого. Но сердце имеет способность хотеть, чего захочет. И в этом - весь корень проблемы. Для того, чтобы Всевышний стер силу Амалека в мире, я дожен стереть ее в своем сердце, которое передано мне в управление.

Добровольно или принудительно

Для того, чтобы понять, насколько не проста и глубока эта проблема, стоит посмотреть текущий недельный раздел. Это - третья книга, Ваикра. В самом начале книги Всевышний зовет Моше из "охэль моэд" - из "шатра собрания" и велит передать законы основных жертвоприношений в Храме. Это очень непростая книга, но нас сейчас интересуют первые стихи, где говорится о том, что если человек приносит определенного вида жертвоприношение, то "... якрив ото лирцоно лифней ха-шем" - "пусть принесет его по своему желанию перед Всевышним". Гемара, Мидраш и (кратко) Раши говорят, что здесь говорится с одной стороны: - "якрив ото" - "принесет его" и отсюда мы учим, что если человек не хочет принести, то его заставляют принести и можно подумать, что он поневоле приносит, но дальше сказано: "лирцоно" -"по доброй воле". Как же это "противоречие" понять? Да, заставляют, пока он не скажет, что я хочу по доброй воле принести. Оказывается, что эта вроде бы добровольно- принудительная процедура выступает в самые острые моменты нашей истории и имеет отношение к законам Торы и не только к порядку жертвоприношений. Например, мы знаем, что когда евреи получали Тору, они стояли под горой и мы знаем мидраш, который говорит, что Всевышний поднял над ними гору и сказал: "Принимайте Тору - хорошо, а нет - будет вам тут конец." И все сказали: "Принимаем, хотим!" И приняли по доброй воле. Мудрецы наши сказали: "Отсюда очень серьезная претензия по поводу того, что мы приняли ее поневоле." Можно привести пример из закона относительно повседневной жизни. Бывает ситуация, когда Бейт-Дин выносит постановление о том, что человек обязан дать гет своей жене. Если же он не соглашается, то его принуждает Бейт-Дин. Однако гет, данный не по доброй воле, считается недействительным, тогда она все раво не будет разведена, и поэтому его бьют, пока он ни скажет: "Я хочу дать гет по доброй воле". В наше время у Бейт-Дина нет силы бить, поэтому он прибегает к помощи полиции любой свободной страны (не только Израиля но, например, Америки) и человека сажают в тюрьму, пока он ни согласится добровольно дать гет.

Ответ на вопрос: Последние пару тысячелетий у нас нет такого Бейт-Дина, который бы действительно имел полномочия добиваться таким образом нужной цели (бить, например). Не может Бейт-Дин при отсутствии полноценной жизни у нашего народа решать уголовные дела, а побить палками - это приговор, родственый смертному приговору, потому что от побоев человек может умереть.

Рамбам обсуждает, в частности, этот последний закон относительно добровольной даче разводного письма и говорит, что здесь нет никакого противоречия и нет ни малейшего напряжения. Когда посланник Бейт-Дина бьет человека, можно было бы подумать, что это все равно, как если бы бандиты шантажем заставляли человека подписать, например, дарственную на все его имущество. Однако разница здесь состоит в том, что, когда посланец Бейт-Дина (даже если это не еврей) бьет человека, заставляя его выполнить постановление Бейт-Дина, то он выколачивает из него "дурь" и вскрывает его глубоко скрытое внутреннее желание следовать этому указанию. Безусловно, этот метод "вскрытия" - не из самых приятных. Это важно нам сейчас для того, чтобы понять, что в человеке бывают желания - ему чего-то хочется и чего-то не хочется. И бывает такое желание, которое сидит глубоко и самому человеку оно не известно.

Источник нашего желания. Близость к Богу или оторваность от Него

Посмотрим Мегилат Эстер. В самом начале там - пир; великолепный пир, который устроил Ахашверош, и говорится, что выпивка там была по закону, то есть без принуждения: "кирцон иш-ваиш" - "по желанию каждого". Никакого не принуждали. Сказано не "коль эхад", а "иш-ваиш". С одной стороны, это - нормальный былинно-поэтический стиль Танаха, с другой стороны, это напрашивается на очень естественный драш. Кто такой "иш"? - Это - Мордехай. (иш игуди). А кто такой "иш"? Это - Аман (злой человек). Таким образом, на этом пиру все происходило согласно желанию Мордехая и Амана. Очень трудно найти что-то, что могло бы быть существенным желанием одновременно и Мордехая и Амана.

Оказывается, однако, что для развития пружины всего повествования необходимым было как раз такое событие, в котором были кровно заинтересованы и Мордехай и Аман. А именно - надо было убрать со сцены царицу Вашти, что и было сделано. Несмотря на то, что обоюдность такого желания выглядит несколько гротескно, все это имеет очень ясное и простое политическое объяснение. Ахашверош был низкого происхождения, а Вашти была правнучкой Навуходонесара и при ней он не чувствовал себя полновластным царем, поэтому такая вроде бы просто пьяная, сумосбродная выходка - казнить царицу, была на руку и Ахашверошу. Аману же эта казнь была на руку потому, что, как всякий временщик, Аман очень хотел бы убрать царицу сильного царского происхождения, так как времещику легче продвинуться при царе, не очень высокого происхождения. Кроме того, она имела "наглость" не пригласить жену Амана к себе, на женский пир, и как-то, рассердившись на Амана за какую-то провинность, сняла туфлю и побила его по щекам. Таким образом, у Амана были свои претензии к царице, а главное, что эти претензии совпадали с интересами его карьеры.

Интересно, что все действия Мегилы, развитие которых на первый взгляд кажется таким бездумным водевилем, на самом деле имеют рациональное и простое объяснение. Конечно, стечения обстоятельств здесь выходят за рамки обычного, и мы, как правило, и говорим, что в этом-то и состоит "скрытое чудо", однако, каждая линия сюжета сама по себе - нисколько не чудесна, тем более, что сама эпоха была не особенно спокойная и не удивительно, что события могли несколько отличаться от повседневных. Что происходило? Какие-то двое составили заговор, Мордехай случайно услышал их разговор, случайно он понимал их язык и доложил обо всем Эстер и т.д. Каждая линия очень разумно объясняется. То, что Эстер победила в двоекратном конкурсе красавиц всей необъятной Персидской Империи, тоже не такое уж чудо: да, она пришлась по душе царю Ахашверошу. То, что Мордехай не велел ей говорить, что она - еврейка, тоже объясняется практическими соображениями. То, что в кульминационную ночь сошлись и "схлестнулись" все сюжетные линии, и что не спалось Ахашверошу, - тоже можно понять очень рационально. В Талмуде задается вопрос: зачем Эстер пригласила Амана на этот пир? Может быть проще было бы все объяснить царю наедине и попросить его убрать Амана? Мудрецы приводят несколько разных соображений. Одно из них, что, если Аман будет ближе, на виду, то можно его легче подтолкнуть, когда он споткнется. По другому мнению, если он пьет вино, это может пошатнуть его положение и т.д. Элияhу hа Нави на вопрос одного из мудрецов Талмуда о том, что на самом деле имела в виду Эстер, ответил, что все соображения правильны и что она не знала точно, что именно может произойти, у нее не было абсолютно точного плана и она должна была действовать по интуиции и заведомо рискуя. Совсем уж не понятно, как она могла, проведя один вечер пира с Аманом и Ахашверошем, после этого попросить еще раз пригласить Амана на пир. Тем более это трудно понять, так как мы знаем, что Ахашверош ввел у себя порядок, по которому каждый, кто входил к нему без вызова, немедленно подвергался казни ( это напоминает одного человека, тоже погибшего в Пурим, к которому тоже нельзя было входить без вызова).

Ответ на вопрос: Действительно, Сталин умер именно в Пурим. Известна такая история. Рав Ашлаг - очень крупный кабалист, в Пурим 195З-го года устроил очень смешной пуримшпиль и разыгрывал его сам со своим учеником. Один из них загримировался под Сталина, другой взял пистолет, "выстрелил" и "убил" его. На следующий день сообщили о смерти Сталина. Такая вот "прикладная Кабала". Из рассказов рава Зильбера: он, будучи в заключении, собрал евреев и прочитал им по памяти Мегилат Эстер. Евреи были в основном не религиозные и они говорили, что это все сказки, а вот Сталин уже все приготовил для того, чтобы сослать всех евреев, и где же Бог? На что рав Зильбер ответил, что ведь Пурим еще не кончился и может быть он еще и умрет в Пурим. На следующий день по радио передали, что Сталин при смерти, что для опытных зэков означало, что он уже умер, значит, есть Бог! - решили они. Из рассказов другого зэка, бывший в заключении вместе с ним парикмахер, когда в первый раз начали передавать о том, что Сталин серьезно болен, сразу сказал: "Слушай сюда, батька дал секача!" Все эти истории имеют, безусловно, отношение к Пуриму.

Мы видим, что есть - желание и - желание. Если человек желает того, что хочет его "левая пятка", он может этого хотеть, так как он имеет свободу выбора. Тора же пытается нас научить очень интересной науке - науке о том, чего я должен хотеть. В этом - весь парадокс, который нашему поколению может быть намного труднее понять, чем любому другому поколению, потому что большевики были первыми, кто набрался наглости узурпировать право диктовать, чего хотеть, и призывать: "все должны мы неудержимо". Это "неудержимое долженствование" является очень глубокой истиной, если оно связано напрямую с Творцом, и, наоборот, оно является пределом извращения, если оно завязано на земные инстанции. Почему? Можно ли человеку вообще диктовать, чего хотеть? Оказывается, что можно. Это возможно только в том случае, если этот "диктат" находится внутри человека. Стоя у Синая, евреи прежде всего, получили 10 Заповедей и прежде всего, первую Заповедь: "анохи ха-шем алоhейха" - "Я - Господь Бог". Рамбам и другие объясняют, что это означает, что человек обязан верить в Бога. Это выглядит, как парадокс: как человек может быть обязан верить? Как можно его заставить верить? Ответ заключается в том, что человека нельзя заставить верить, но ему можно сообщить о том, что это "Я" - его "Я". Можно сообщить факт, что его "анатомия" такова, что если он будет отклоняться на левый бок, то он будет с комфортом пировать, а если будет отклоняться на правый бок, то он рискует захлебнуться и подавиться. Все это потому, что так устроено его глотательное и дыхательное горло и он не в силах этого изменить. Так вот, человек устроен так, что его "Я" - это Всевышний, его Бог. Можно конечно, в это не верить, но это значит, что такой человек извращает свое существо. Поэтому наши мудрецы говорят, что Аман является прямой противоположностью Яакову. Яаков, имя которого прежде всего связано с огибанием ( с непрямым хождением), имеет характеристику "иш там", то есть человек - чистый (без пороков). Он получает имя Исраэль "йашар" - то есть прямой человек. В отличие от этого, имя Амалек Талмуд читает, переставляя буквы, как "меукаль" - "выкрученный". (кстати, "акаль" - это название шнура, которым арабы обертывают свою куфию). Разница заключается в том, что Амалек - это не некий народ (народец). Амалек - это тоже духовная сила, так же, как и все потомство Авраама, в какую бы сторону оно ни пошло. Амалек - эта та духовная сила, которая понимает, что человек безумно далек от Божественного. Это - драма для любого человека, так как любому человеку трудно прорваться из этого существования к тому, чтобы войти в прямой контакт с Божеством. Амалек, выкрутившись, ставит свое желание в полную независимость от того, чего хочет.

Аман и змей соблазнитель

В Талмуде, под конец трактата, посвященного сугубо практическим вещам (кошерным - некошерным животным, как следует зарезать, варить и т.д.), начинаются вдруг вопросы: "моше мин hатора миайн?" - "Моше из Торы, откуда?" Они говорят, что вот откуда: "бэшагам ху басар" ("потому что он плоть") - говорится поколению потопа. Откуда же здесь видно, что это относится к Моше? - Оказывается, "бэшагам" имеет гематрию, равную Моше. Та же логика используется здесь для того, чтобы вывести, откуда в Торе Аман. Оказывается, что из: "hамин-hаэц hазэ". Отсюда, как они считают, - намек, предсказание, на Амана из Торы. Когда Адам и Хава поели запрещенный плод и Всевышний спросил, откуда они узнали, что они голые, Он сказал: "Не от этого ли дерева (от которого им не следовало есть) вы поели?" Здесь есть сочетание трех букв, которые есть и в имени Амана (hамин-hаэц). Дальше, таким же образом "выискивают" откуда из Торы Мордехай, Эстер ("ки астер" - "сокрою" свое лицо) и т.д. Это все порой понять очень трудно, но понять, как "Аман" может содержаться в "hамин-хаэц" можно самым прямым образом. Здесь есть прямая и глубокая связь.

Человек изначально был устроен таким образом, что он хотел только того, чего хотел Хозяин. Слово "рацон" было однозначным. Что значит хотеть? - Это значит, что что-то следует делать, а других вещей - не следует делать. Например, нельзя есть от этого дерева, а от других - можно. И это - не разрешение, а инструкция. У простого человека до того момента, когда он поел запретный плод и стал сложным, нет еще ножниц между тем, что он имеет право делать и тем, что он обязан делать. Если в этом состоит желание Хозяина, значит - это надо делать. Так рассуждает "нормальный службист". После того, как змей (а змей - это тот же самый Аман, тот же корень) заронил в душу человека сомнение и подтолкнул женщину к тому, чтобы она поняла красоту игры на том, что это вовсе не обязано совпадать, у человека произошло раздвоение. Змей сыграл эту "шутку" очень грациозно. Так же, как про Амана наши мудрецы говорят, что нет такого эксперта в злоязычии, как Аман, точно так же про змея вовсе не напрасно сказано, что "он был хитрее всех зверей в саду". Змей победил женщину в споре в тот момент, когда она открыла рот. Она только начала отвечать, как уже была повержена. Вся дальнейшая "красивая игра": то, что он ее подтолкнул хвостиком и то, что она сказала -"и не прикасаться" и пр., то есть все, что было после того, как она начала отвечать змею, - все это были уже "технические подробности". Самое главное в разговоре змея с женщиной это то, что он начинает со слова "аф", которое лучше всего перевести здесь, как "даже". Интересно, что Аман начинает с того же самого слова. Змей говорит: "даже и сказал Бог не ешьте ни от какого дерева в саду". Хава отвечает: "Нет, от любого дерева мы можем есть, а от этого дерева Он сказал - не ешьте". Как только она начала отвечать, она уже проиграла по всем стаьям. Она проиграла потому, что она построила свою фразу таким образом: "от любого дерева в саду мы можем есть". Кто это сказал? Из ее речи не видно, что это сказал Бог. Это просто мы - такие люди, которые могут есть, мы - хозяева жизни. А вот, Он сказал: "от этого дерева не ешьте". Отсюда Он (Бог) превращается в некую силу, противостоящую "нам". Он - ограничивает наши права. Мало того, когда он заповедовал им, Он заповедал не есть от этого дерева, а она сказала: "Он сказал", что звучит, как нечто повествовательное. Между заповедью и понятием "сказал" - огромная разница. Таким образом, видно, что змей "повернул" женщину на то, что Бог, который до этого естественным образом был для Адама и Хавы их "Я", и у них не возникало вопроса о том, любить, как самого себя, или находиться с самим с собой в раздоре, поскольку это было - "их Я". И этот голос был изнутри. И именно этот голос велел: "от всех деревьев ешь, а от этого - не ешь". Теперь же, в разговоре со змеем, возникла ситуация, похожая на то, что вот, ребенку неудобно говорить, что родители его не пускают играть в снежки, потому что он простужен, и он говорит: "Я - хочу, но они меня не пускают." Таким образом, именно отсюда возникает эта проблема - проблема, заключающаяся в том, что "выкрученность" змея или Амалека приводит к тому, что ось "разум - сердце" перемкнулась. И борьба против Амалека - это борьба за размыкание, за то, чтобы вернуть своему "Я" прежнюю ценность. Нельзя думать, что Амалек - это просто сила, которая навалилась. Амалек - это шелуха и шелуху нужно сбросить, когда плод созрел. Пока же плод не созрел, шелуху сдирать очень болезнено и опасно. Для этого нужны соответсвующие условия и говорится: "вы сотрете память об Амалеке, когда вы войдете в Эту Землю". При вхождении в Землю есть три заповеди: нужно, войдя в Землю, поставить над собой царя, нужно стереть память об Амалеке и нужно построить Храм. Все это должен сделать весь народ Израиля вцелом. Этим, по-видимому, объясняется, почему в чтение "парашат захор", входят "арба паршует", которые читаются на протяжение месяца: перед началом Адара до начала Нисана. Все эти 4 раздела говорят о заповедях Израиля, как единого целого.

Ответ на вопрос: "стереть Амалека из памяти" - это вовсе не значит сделать вид будто Амалека не было. Прежде всего следует стереть Амалека, как класс. Следует стереть его из своего сердца, преодолев безумно трудную преграду. Бог от меня хочет чего-то не того, чего хочу я сам. Это - драматическое противоречие. И справиться с этим можно только так: следует понять, что Его желание - это мое глубоко внутреннее желание. Человека очень легко подавить, человек - намного более внушаемый, чем это может показаться "любителю свободы". Мы прекрасно помним героя Орвелла, который выходит после подвалов в "министерстве Любви", где его все-таки удалось сломать, и он уже "любит Большого Брата". Это, конечно, большая проблема, однако из того, что можно фальсифицировать настоящую силу, вовсе не следует, что все - есть фальсификация.

Не забывать об Амалеке - урок для нас

Ответ на вопрос: Как понять: "Не забудь"? - Понять это следует так, что если человек решил, что это дело старое, и не нужно таскать эти старые дрязги и войны - "шалом ахшав", хватит!. Этим самым человек нарушит заповедь "Не забывать". Если перейти на язык Галахи, то "не забыть" - это значит, как минимум, раз в год - вспоминать об этом.

Во исполнение этой заповеди "не забыть" мы и читаем "парашат захор" каждый год в шабат паред Пуримом. Читается это обязательно из Свитка и обязательно в миньяне - тем исполняется обязанность, которая по большинству мнений является обязанностью из Торы: "не забыть о том, что сделал мне Амалек". Тем самым, читая "парашат захор", исполняют заповедь Торы. Это - то же самое, что "стереть память", так как, если человек не забывает то, что сделал Амалек, он помнит, что на нем обязанность "стереть его память". Это не значит, что каждый отдельный человек может выполнить эту обязанность -"стереть память об Амалеке", так как эта обязанность, как реальное действие, лежит на всем Израиле вцелом.

Имеется такой мидраш. У царя был любимец. Однажды он сделал небольшую пакость - он забрался в царский сад, чтобы поживиться плодами его. Выскочила злая собака и его покусала. Царю не хотелось позорить своего любимца и попрекать его, но ничего не сказать - это не совсем педагогично. Тогда царь говорит ему: "Ты помнишь, как тебя покусала эта злая собака?". Другой пример. Когда Моше кончает свои наставления Израилю и собирается вот-вот уйти из этого мира, он не хочет позорить евреев, напоминая: "вспомните, как вы вели себя в пустыне, когда вы то и дело роптали; и как вы опустили руки и не занимались Торой в Рафидим, и спросили, есть ли Бог в нашей среде". Говорить все это - это значило бы очень их опозорить. Если же не сказать ничего, то это значит - не преподать им важного урока. И поэтому Моше говорит: "Помни, что сделал тебе Амалек". Параллель между Амалеком и злой собакой - совсем не поверхностная. Когда Ицхак собрался благословить Эсава, Ривка расстроила его планы, и пришел Эсав и узнал, что его брат хитростью унес его благословение. Он начал громко и горько вопить и добился того, что Ицхак, нехотя, дал ему благословение: "будешь иметь от масел земных, от росы небесной, будешь служить брату, а если опустишь, то сбросишь его со своей шеи и мечем своим будешь жить". Благословение - это вещь очень непростая. Все благословение, которое задумал Ицхак, он отдал Яакову. Его план был очень прост. Он, конечно, не сомневался в том, что настоящий цадик - это Яаков. Он видел также, что в Эсаве есть грубые и дикие порывы. Поэтому, он решил благословить его изобилием в этом мире, чтобы тот мог поддерживать брата, а брат - занимался бы духовными вещами и приобретал бы для них обоих Грядущий Мир. Ривка со своей женской интуицией и со знанием, полученным от Шема и Эвера о том, что два народа "разойдутся из твоей утробы", понимала, что братья не могут образовать такую связку и что, если отдать этот мир Эсаву, то он не оставит в нем места, чтобы поставить ногу для Яакова. Она этот план расстроила, так как иначе оба бы погибли. Однако, Ицхак неожиданным образом (сознательно или вынужденно) дает Эсаву благословение, ничего не меняя и не отменяя в благословении, которое он дал Яакову, и это благословение Эсаву по сути означает, что он поставил его служить сторожевым псом Яакову. "Если опустишь" - означает, что если из вас не вышла связка, то вы будете двумя полюсами качелий: когда один опускается, то другой - поднимается, или - наоборот. Если ты его "опустишь", то ты будешь наверху. И как только Яаков начинает отклоняться от того пути, по которому он обязан идти, так тут же выскакивает "злой пес" и начинает его кусать. Это кажется настолько простым, что не понятно, как мы не можем оглянуться и связать все эти концы воедино. Абсолютно вся история на этом построена.

Кто главный герой Мегилат Эстер

Попробуем задать такой, относящийся к Пуриму, наивный вопрос: кто является главным персонажем Мегилат Эстер? Конечно же в основном герои - это Мордехай и Эстер.

Ответ на вопрос: Народ Израиля, который сделал тшуву, нельзя назвать главным, потому что он несколько раз делал тшуву. Мало того, надо сказать, что народ здесь, действительно, безмолствует. Может быть он и главный персонаж "за кулисами", но в этом повествовании - его почти нет.

По мнению мудрецов, в будущем все книги Танаха будут отменены, кроме Мегилат Эстер. Все праздники упразднятся за исключением Пурима. Откуда мы знаем, что Пурим - самый наш главный праздник? Мы твердо знаем, что самый святой и торжественный праздник - это Йом-Кипур. Мудрецы объясняют: "йом-ки-Пурим" - то есть он почти "дотягивает" до Пурима. Хоть это на первый взгляд и кажется шуткой, но на самом деле - это правда. В этой книге ни разу не упоминается имя Ха-Шем, хотя и имеются некоторые намеки. Мудрецы объясняют это тем, что написано это в Галуте, среди народов, которые поклонялись идолам, и если будет написано имя Ха-Шем, то они могут написать так имя своего идола. Даже сочтя это техническое соображение единственно правильным, все равно нельзя понять, каким образом можно эту книгу поставить на такую высоту, что она затмевает все остальные книги? То что народ добровольно принял Тору, устанавливает уже глубокую связь между Пуримом и Йом-Кипуром. Когда мы говорим, что Йом-Кипур - это день искупления (капара), то этим еще не выражается главная суть этого дня. Главная суть Йом-Кипура состоит в том, что это - получение Торы, повторное. Если первое дарование Торы (первые Скрижали) - это было первое Имя Ха-Шема, то в Йом-Кипур они получают вторые Скрижали и это - второе Имя. То есть - это вершина тшувы, которая доходит до того, что они "в тшуве" получают заново Тору. Пурим - это тоже получение Торы. Получение Торы не из страха, а из любви. После получения Торы в дни Мордехая и Эстер у нас не остается даже возможности высказать ту самую претензию, которая была с Синая, потому что здесь мы приняли Тору совсем добровольно.

Ответ на вопрос: Приняли Тшуву тогда, когда опасность уже миновала. Пост же никогда не является равнозначным тшуве. Пост - это, так сказать, приспособление, которое только помогает тшуве, но не более того. После этого чудесного спасения евреи добровольно приняли на себя исполнение и занятие всей Торой.

На вопрос, кто же является главным персонажем Мегилы, можно ответить по-разному. Интересный и острый ответ на это дает Рав Мордехай Элон. Он приводит то, что говорится в Талмуде и в последующих объяснениях и говорит, что есть такой закон. Из стиха: "зехер цадик лэбраха в шем рашаим иркав" -"память цадика к благословению, а имя злодея - сгниет" делается вывод, что это не просто некая истина, а что это - Галаха, как учат в трактате Мегила наши мудрецы. А именно, когда упоминается в связи с чем-то имя Праведника, то следует его благословить. И наоборот, упоминая имя злодея, человек обязан его проклинать. Все это учится из Торы, из того места, когда Всевышний собирается уничтожать Сдом и он говорит: "Скрою ли Я от Авраама, что Я собираюсь сделать, " и дальше говорится - кем он будет и кто от него произойдет и т.д. Зачем это все здесь написано? Это - закон, Галаха: упомянул имя праведника - благослови его, скажи, какой он хороший. Именно поэтому в Талмуде, в Шульхан-арух, в частности, говорится, что нужно сказать: "проклят Аман, благословен Мордехай и проклята Зереш, благословена Эстер" и т.д. и нужно сказать: "в гам Харвона захур летов". Это - Галаха. Мало того, по тому, как это сказано в Талмуде, это говорилось совсем не так, как мы говорим после чтения Мегилы, когда мы поем песню: "шошанат яаков цахала весамеха" - это потрясающая песня, конец большого стиха, где есть все буквы алфавита. Самое длинное вавилонское имя на "Г"? - "Гамхарвоназахурлетов" (самая длинная русская фамилия на "И" -"Ипримкнувшийкнимшепилов").

Кто же такой Харвона? Он упоминается в Мегиле один раз в первой главе, когда Ахашверош посылает своих приближенных сарисим позвать царицу Вашти, среди них фигурирует также и Харвона. Второй раз он появляется уже в кульминационной сцене, когда царь, вернувшись из садика, застает Амана, валяющимся на ложе, где сидит царица, и говорит: "Даже насиловать царицу хочешь в доме у меня!" И тут как раз Харвона вставляет слова: "гам hинэ hаэц ашер-аса Аман лемордехай..." - "А вот и виселица, высотой в 50 локтей, которую Аман построил для Мордехая, который говорил хорошо для царя, стоит у дома Амана". Мудрецы объясняют, что Харвона был придворной лисой, который узнал, что есть эта виселица, которая была построена только этой ночью, потому что он был в этом заговоре. Он был среди дружков Амана, которые ему давали советы. Однако, почувствовав куда ветер дует, он сбежал из дома Амана и подоспел вовремя, чтобы вставить словцо в нужный момент. Галаха, которая следует указанию Талмуда, говорит, что нужно говорить: "гам харвона захур летов". Почему? Что он добавил, когда он сказал: "А вот и виселица стоит в доме Амана"? Он видел, что царь уже сейчас отдаст приказ казнить Амана. Все к этому шло: его ночные подозрения, что , наверное, Эстер с Аманом в заговоре и они хотят его сбросить, потом выяснилось, к счастью, что Эстер не в заговоре, а наоборот, она - против Амана. Ясно, что Аман становится самым главным врагом и его надо убрать. Харвона приходит и говорит, что вот, не надо тратиться и хлопотать - виселица уже готова и надо повесить его.

Почему же его надо так вспоминать? За то, что он сэкономил царской казне на виселицу? Когда повесили Амана, гнев царя утих, и утих он потому, что Амана повесили именно на той виселице, которую он приготовил в своем доме для Мордехая. Что же сделал Харвона? Харвона - единственный из всех действующих лиц понял, о чем рассказ Мегилат Эстер. Никто не понял: Ахашверош не понял, Аман не понял, Мордехай не понял, Эстер не поняла. Ни один из активных участников этой сцены не понимает пружины этого повествования. Мордехай посыпал голову пеплом, одел мешковину и издал большой и горький вопль. Понятно, почему он так поступил, - потому что был подписан приговор. Он понимает, конечно, что все кончится хорошо, но он не понимает, что будет он - одним из людей Великого Собрания. Почему так называется: "анашей кнесет hагдола"? Так называется это Великое Собрание потому, что они вернули эти эпитеты Творцу: "hагадоль, hагибор веhанора". Предыдущее поколение после разрушения Храма не решалось говорить так. Какой "гибор", когда посторонние гои шастают в Святая Святых? Какой "нора", когда Твой народ в парабощении? Люди же Великого Собрания, к которому принадлежал Мордехай, сказали: "В этом-то и состоит его "гвура", что Он сдерживает Свой гнев и дает им (врагам) порезвиться. В этом Его "страшность" - "нора", что он позволяет порабощать Своих детей и не дает их уничтожить. Ведь если бы его не боялись, кто бы дал этой "овечке" среди 70-ти "волков" остаться в живых? И Мордехай вопит: "караул! Если Ты допустил такое, кто же теперь может употреблять эти эпитеты?" А Харвона вдруг все увидел. Он как бы говорит: "Теперь я все понял (гам). Все, чего хотел Аман: убрать Вашти, поставить Эстер, построить виселицу - все свелось к тому, что он строил виселицу для себя". Вот, что понял Харвона. Харвона понял не только то, что нужно в нужный момент переметнуться (это - понятно), Харвона не мог удержаться от изумления, что когда оглянешься на всю эту историю и поймешь ее "пружину", то видно, как все наиболее экономным образом подогнано так, что Аман строит себе виселицу, не жалея усилий, изо всех сил и с большим энтузиазмом. И именно про это Мегилат Эстер. Мегилат Эстер - единственная книга, которую мы так всегда называем. Есть еще Мегилот: Мегилат Рут, Мегилат "шир веширим", но мы их, как правило, не называем так. "Мегилат Эстер" - стабильное название, потому что это - раскрытие сокрытия. Не в том смысле, что сокрытие становится раскрытием, а в том смысле, что раскрывается глубина этого сокрытия.

В "Ишае" есть такое место, где говорится о Яакове: "аль-тири толаат яаков" - "не бойся, червь Яаков". Это - знаменитая фраза. Она много раз обсуждается. Это - не самый высокий "комплемент" по сравнению, например, с тем, когда говорится: "мой раб". Есть разные объяснения, в том числе - очень красивое, что здесь имеется в виду шелковичный червь, который плетет нить и т.д. Есть классический мидраш, который читает это совсем по-другому. По этому мидрашу слово "червь" не относится к Яакову, а понимать надо так: "Не бойся, Яаков, это - червь". Мидраш объясняет это таким образом. Вдруг, ночью появляется какой-то зловещий огонь (или огонек) и человек не знает, что это. Он в панике и призывает все свои силы. Он не знает, чего ждать, ему представляется, что весь мир - против него. Вся эта паника и судороги длятся до рассвета. Когда же рассветает, то оказывается, что это был просто червяк - светлячок. Получается так: "Не бойся, Яаков, все, что тебе кажется сейчас зловещими силами, которые ополчились против тебя, -это на самом деле всего лишь червь" - "аль-тери, талаат Яаков".

Тхелет Мордехай - Глобальное видение

Когда мы поем песню: "шошанат яаков цаhала весамеха" (а это почти во всех израильских общинах обязанность - после чтения Мегилы произнести эти слова), понятно, что "шошанат яаков" - это намек на город Шушан, который ликует и смеется по поводу чудесного спасения. Дальше в этой песне: "биротам яхад тхелэт мардехай" - "когда они видят разом тхелэт Мордехая". Что значит, что они видят "разом тхелэт"? Если понять так, что все жители Шушана разом увидели тхелэт (голубую нить в цицит) у Мордехая, то это трудно себе представить. Простое объяснение, что они видят "его", как целое. После чудесного спасения, Мордехай, который теперь второй человек после царя, выходит, одетый во множество царских одежд, а тхелэт - это всего лишь одна из деталей. Почему же здесь, в этом тексте, который является очень древним и очень глубоким, говорится только про тхелэт? Мудрецы объясняют, что тхелэт похож на цвет моря, а море - похоже на небо, а небо - похоже на Престол Величия Всевышнего. Тхелэт, как цвет моря и как цвет неба, - это очень своеобразное описание, потому что, если посмотреть, какого цвета пригоршня морской воды, то видно, что она совершенно не имеет цвета моря, и "пригоршня" неба - тоже не имеет цвета. Поэтому это - как тот джем у Алисы: "jum еvеrу оthеr dау" - "джем для (любых) других дней" (когда королева предлагает Алисе работу на "хороших условиях", Алиса говорит: "я не люблю этого джема". Царица говорит, что его же не будет, он thе оthеr dау: всегда джем вчера и джем завтра и - никогда сегодня). Так же и тхелэт - цвет, который всегда где-то в охвате горизонта. Море имеет этот цвет, потому что оно на горизонте смыкается с небом. Это цвет - только глобальный, и никогда не бывает локальным. Когда они "видят разом", то это- событие, выходящее за рамки обыденной жизни. В обыденной жизни вещи имеют различные цвета, но не цвет тхелэт. Здесь же, вдруг, происходит то, что не происходит никогда: разом видят тхелэт. Они смотрят на определенный объект и видят все в охвате горизонта.

Именно это отличает Пурим от всех остальных праздников года. Почему вдруг в будущем потускнеют все остальные праздники? - Потому что каждый праздник связан с каким-то событием. Исход из Египта - это практически основа всех наших заповедей. После будущего спасения, Исход из Египта - побледенеет и т.д. Пурим же не связан с конкретным Спасением. Пурим связан со вспышкой ретроспективного понимания Харвоной того, как устроены все эти случайности: и жребий, и усилия (Амана) и к чему они ведут. Имя Харвона написано по- разному в 1-ой главе и в 7-ой главе. В 1-ой главе - последняя буква алеф, то есть также, как имена, которые написаны до него и после него - вавилонское имя, которое кончается на "алеф". В 7-ой главе оно приобретает импровизированный вид, оно кончается на "h". Можно сказать, что он "подкрасился", как бывало в эпоху начала движения в Израиль в какой-нибудь физ.мат.-школе, когда русская девочка просила не выдавать, что она не еврейка. Однако, можно прочитать очень просто. Имя Харвона, которое кончается на h, - это написанные подряд два слова: "харав" и "бонэ" - "разрушил и строил". Отсюда - всякое разрушение, которое мы видим, переживаем и боремся с ним, как положено, на самом деле - есть некоторое глубоко начатое строительство, и что все усилия Амана - есть строительство Мордехая. В этом и есть острие сатиры в Мегилат Эстер.


=ПРАЗДНИКИ=НА ГЛАВНУЮ=ТРАДИЦИИ=ИСТОРИЯ=ХОЛОКОСТ=ИЗРАНЕТ=НОВОСТИ=ПЕСАХ=

Запчасти townsend
Запчасти для мотоциклов и катеров
upaktools.ru
M-info.ru
m-info.ru
b-online.ru
Бронзовые аксессуары для ванной
Красивые фото дизайна ванны. Идеи интерьера. Смотри на сайте
bronzoff.ru