П У Р И М

 

=ПРАЗДНИКИ=НА ГЛАВНУЮ=ТРАДИЦИИ=ИСТОРИЯ=ХОЛОКОСТ=ИЗРАНЕТ=НОВОСТИ=ПУРИМ=

Материалы к Пуриму: Методический центр. Украина.

АДАР

Месяц Адар, когда празднуется Пурим - радостный месяц у евреев, месяц особого благополучия и расположения.

"С приходом Адара увеличивают радость" - говорят Мудрецы, потому что небеса добавляют радости в этот месяц. Адар не подвержен злу и проклятию, как и его знак, Рыбы, которые даже при Потопе, когда погибло все живое вне ковчега Ноя, - остались в живых.

Только месяц Адар удваивается в еврейском календаре в високосный год, и праздники при этом отмечаются во втором месяце Адаре.

В арамейском языке ("адар", как и другие общепринятые теперь названия еврейских месяцев, - это арамейское название) слово адар можно считать производным от названия человека, который направляет судно под парусами против ветра (Хидушей гарим, месяц адар). Рожденный в адаре, в соответствии с названием этого месяца, может противостоять всем злым ветрам, всем духовным силам, которые направлены против народа Израиля и его Торы, что соответствует и великому терпению Рыб, которое, как говорит астрология, наделяет их способностью выстаивать в самых тяжелых обстоятельствах.

Но без живой веры, без постоянного упования на Б-га, без полного принятия Его воли, без непосредственного и непрерывного молитвенного обращения к Нему, Источнику жизни и всякого блага, как и всякого страдания, без этого у рожденного под знаком Рыб проявляется негативная сторона этого знака - глубокая депрессия и ощущение постоянного притеснения с чьей-либо стороны.

Значение слова "адар" на арамейском языке - чудо, но чудо скрытое, как во время Пурима, когда спасение еврейского народа от полного уничтожения произошло как бы само собой, в результате стечения случайных обстоятельств. А в месяце нисан, как свидетельствует название этого месяца, речь идет о нисим - чудесах, явных, открытых, как во время Песах. На это указывает то, что значение адара становится ясным из арамейского языка, который является сокрытием святого языка Торы - иврита, а смысл нисана раскрывается именно на иврите.

Знак Рыбы, который Сефер гайецира относит к месяцу адар, сформирован буквой (куф), а его эмоциональный элемент - веселье и радость.

Согласно Талмуду (Шабат, стр. 102а), буква "куф" символизирует кдушу - святость. Буква эта следует в еврейском алфавите за буквой "цадик" - символом праведности и справедливости.

В адаре, главное событие которого - праздник Пурим, человек достигает уровня святости, празднуя и веселясь, так что совершенно забывает о самом себе, забывает о самосознании.

Сила рыб проявляется в еврейской истории в праздник Пурим. В дни Мордехая и Эстер евреи претерпели глубокое изменение, которое выразилось в принятии Торы из любви к Б-гу, как говорит об этом Талмуд, указывая на стих (Мегилат Эстер, 9:27): "Установили иудеи и взяли на себя..." Тогда евреи по своей воле приняли пути Торы (см. трактат Мегила, стр. 7а). С этого времени духовная сила евреев в этот месяц усиливалась, а подавление другими странами ощущалось слабее. Восхождение к святости отмечается праздником Пурим, когда евреи достигают святости, превосходящей понимание.

Буква , согласно Отиет дераби Акива, связана с Моше рабейну, который был макиф (огибающий), то есть вобрал в себя всю мудрость Египта, В месяце адар, связанном с буквой , седьмого числа этого месяца, Моше родился и умер. Уровень Моше, который воплотил в себе мудрость и понимание, был достигнут праведным Мордехаем. Он возглавлял и направлял евреев, когда они добровольно приняли на себя соблюдение Торы. В первую очередь, это принятие Устной Торы, устной традиции, которую, согласно мидрашу Танхума (парашат Ноах), евреи еще не вполне установили, когда принимали Тору от Моше на Синае. Лишь когда они осознали высшее духовное положение мудрецов во время Пурима (благодаря чрезвычайной эффективности действий Мордехая, который спас народ сначала от духовного уничтожения ассимиляцией, а потом и полного физического уничтожения, и более того, поднял народ на новую высоту), только тогда евреи по своей воле приняли власть мудрецов.

Знак этого месяца - Рыбы - символизирует народ Израиля и Тору. Как у рыбы дом только в воде, где она проводит всю свою жизнь, так и еврей обретает свой дом, только когда подчиняет всю свою жизнь служению Б-гу, и это превращает его жизнь из процесса ожидания смерти в стремление к свету и вечной святости. Две рыбы этого знака символизируют Устный и Письменный аспекты Торы.

Головы рыб в этом знаке располагаются с противоположных сторон. Астрологи объясняют это так: одна из рыб смотрит в сторону Водолея, символизируя желание полностью очистить себя в материальной сфере, а другая рыба смотрит в направлении созвездия Овна, символизируя желание превзойти свое материальное окружение и достичь духовного пробуждения. Одна рыба символизирует целостность, совершенство в физическом плане, а другая - вечность души.

В еврейской традиции две рыбы символизируют Мордехая и Эстер, которые в своей праведности и чистоте (несущие жизнь как вода) приводят еврейский народ к единству и приносят ему (как сказано в Мегилат Эстер, 8:16) "свет, и счастье, и радость, и уважение".

Мордехай и Эстер - освободители еврейского народа во время Пурима, их имена начинаются с букв и , которые образуют слово (эм) - мать. Это же первые буквы имен освободителей евреев из Египта - Моше и Агарона, и первые буквы имен наших будущих освободителей - Элиягу-пророка и Машиаха (см. Минха блула, начало Бхукотай).

Это также объясняет отношения между месяцами адар и сиван, Рыбами и Близнецами - оба эти знака двойные. Близнецы (сиван) символизируют Моше и Агарона, которые освободили еврейский народ из Египта и дали ему Тору, а Рыбы (адар) символизируют Мордехая и Эстер, которые привели евреев к принятию Торы из любви к Б-гу после спасения из персидского изгнания. Мордехай, Машиах и Моше ведут Израиль (символ которого рыба, чей дом в воде - Торе) к высшему просветлению души, а Эстер, Агарон и Элиягу несут духовное очищение душе, чтобы подготовить ее к великому Б-жественному свету.

Астрология связывает этот знак с физической хрупкостью и чувствительностью. Но эта слабость, "нищета" в материальной сфере может превратиться в силу (адирут, от адар), благодаря преданности пути Торы, что и произошло в дни Пурима.

Сказано об адаре, последнем месяце года, мишенихнас адар марбим бесимха (когда приходит адар, больше радуемся). Для адара характерны возвышающие веселье и смех.

С месяцем адар связано колено Нафтали, о котором сказано "Нафтали доволен благоволением" (Дварим, 33:23). Чувство удовлетворения благословением приходит в результате принятия Торы из любви к Б-гу. Каждый год это чувство вновь поднимается во время Пурима, когда еврейский народ по своей воле принимает Тору.

Кдушат Леви, рассматривая соответствие между месяцами и коленами, среди других включает и колено Леви. Согласно его мнению, месяцу адар соответствует колено Йосефа, а когда в високосные годы (шана меуберет) добавляется второй адар, (чтобы привести в соответствие цикл лунных месяцев с солнечным годом), то первому адару соответствует старший из сыновей Йосефа - Менаше, а второму адару - младший сын, Эфраим. Йегошуа, потомок Эфраима, победил в битве народ Амалека, а после него Мордехай и Эстер, потомки Биньямина, брата Йосефа (тоже рожденного Яаковом от Рахель), поразили злодея Амана, потомка Амалека.

Эфраим и Менаше получают блзгословение своего деда Яакова, связанное с символом Рыб. Веидгу ларов - "Пусть как рыбы размножатся во множестве посреди земли" (Брейшит, 48:16). Так Талмуд объясняет это благословение "Как злой глаз не имеет власти над рыбами, которые скрыты в воде от взгляда, так нет у него власти над потомками Йосефа" (Брахот, стр. 20а). Народ Израиля называют также остатком Йосефа, имея в виду это благословение во время месяца адар, когда евреи были спасены от злого глаза Амана. Зло, которое он намеревался нам сделать, "было направлено вспять, и евреи взяли верх над ненавистниками своими" (Мегилат Эстер, 9:11).

Небесное тело, которое управляет Рыбами, - это Юпитер, та же планета, что управляет знаком Стрелец (Лук). В эти два месяца наши мудрецы учредили два праздника, Хануку и Пурим, когда потерпели поражение силы разрушения и зла, которые характеризуют Грецию и Амалека и находятся в противостоянии праведности Торы (на иврите планета Юпитер называется Цедек - праведный). Праведность Торы раскрылась в Хануку (когда народ к победе привели священники - коганим), а святость и праведность всего народа Израиля, его всеобщее раскаяние привело к победе в Пурим.

Согласно кабале, Цедек - Юпитер связан с цдакой, благотворительностью, той денежной помощью, которая выделяется евреями тем, кто посвящает жизнь Торе и духовности, тем, кто не могут найти себе пропитание сами.

Юпитер, самая большая из планет, согласно Сефер гайецира, была сформирована буквой , связанной со словом гомель - благотворитель. А согласно Талмуду (трактат Шабат, стр. 156б), Юпитер был планетой нашего праотца Аврахама, опоры милосердия и добродетели.

Среди месяцев адару подобен кислев, на них воздействует одно и то же небесное тело, связаны и качества этих месяцев, о которых сообщают названия этих месяцев, битахон и гвура (вера в Б-га и величие, мужество, самоограничение). Качества битахон и гвура раскрываются в полной мере в событиях, которые отмечают праздники этих месяцев: Ханука в кислеве и Пурим в адаре.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА КНИГИ ЭСТЕР

Эстер - главная героиня книги, жена персидского царя Ксеркса I. Она спасла евреев Персидской империи от уничтожения, расстроив планы приближенного к царю сановника Амана. Ее настоящее имя - Хадасса. Она была дочерью Авихаиля, который был братом отца Мордехая.

Ахашверош - персидский царь Ксеркс I. В Книге Эстер он описан как слабохарактерный человек, легко поддающийся чужому влиянию и часто меняющий свои пристрастия.

Многие из специалистов, которые считают Свиток Эстер отражением реальных исторических событий, полагают, что Ахашверош - Артаксеркс (Ксеркс I) правил с 486 по 465 год до новой эры, четвертый царь династии Ахеменидов в Персии. Артаксеркс был сыном царя Дария и внуком Кира Великого. Он поклонялся персидскому богу Ахурамазде.

Именно он построил роскошный дворец в Персеполисе. Он же вел большие строительные работы в Сузах, которые мы смело можем отождествить с Шушаном. Многое из рассказанного в Свитке Эстер соответствует тому, что мы знаем об этом царе из небиблейских источников. Его империя простиралась от Индии до Эфиопии "над ста двадцатью семью странами", что соответствует историческим фактам: в конце VI в. до н.э., во времена правления Дария, Персидская держава была могущественным государством, в состав которого входили собственно Персия, северо-западная Индия, Малая Азия, Фракия, Македония, Вавилония, Финикия, Сирия, страна Израиля, Египет и часть Аравийского полуострова. У Артаксеркса был зимний дворец в Сузах; царь славился грандиозными пирами, а также экстравагантными посулами и подарками, а порой своими капризами и дикими выходками.

Аман-агагеянин, потомок Агага, царя Амалека, предводителя народа, который является олицетворением зла, и которого царь Саул (Шауль) пощадил вопреки указанию Б-га. Племя Амалека - враг Израиля с того момента, как оно напало на сынов Израиля в пустыне после исхода из Египта, согласно еврейской традиции не подлежит прощению. Утверждают в Талмуде: "Если бы Саул не пощадил Амалека, не появился бы Аман". Акт кажущегося великодушия со стороны Саула, в результате которого был пощажен Амалек, привел к угрозе уничтожения еврейского народа.

Что это - случайность или судьба?

Ахашверош возвысил Амана, сделав его вторым человеком в государстве. Жестокий ненавистник евреев, Аман посоветовал царю уничтожить все еврейское население империи, не щадя никого, ни женщин, ни детей.

Мордехай - двоюродный брат Эстер. Принадлежал к древнему и знатному роду Биньямина, происходившему от царя Шауля (Саула). Его предки были уведены в плен вавилонским царем Навуходоносором, изгнавшим из Иудеи царя Йегояхина и целый ряд знатных семей (примерно за сто лет до начала царствования Ксеркса I). Мордехай и Аман - потомки царей, воевавших друг с другом, царя Израиля Шауля и царя амалекитян Агага, - встретились спустя 600 лет и продолжили исторический поединок, который завершился победой Мордехая. История Пурима представляет собой один из эпизодов войны Израиля с Амалеком - войны, которая началась с возникновения обоих народов и закончится лишь в Конце Дней.

Вашти - жена Ахашвероша. Она отказалась выполнить волю царя и предстать перед ним и его министрами во время пира.

Бигтан и Тереш - два царских стражника, задумавших убить Ахашвероша. Мордехай узнал об их замысле и сказал об этом Эстер, а она рассказала царю. Заговорщиков повесили, а о том, что Мордехай помог раскрыть заговор, было записано в царских летописях.

Пир на весь мир

Персидский царь Артаксеркс (на иврите его называют Ахашверош) правил многими землями. На востоке государство его граничило с Индией, а на западе - с Эфиопией. Царь очень гордился своим богатством и могуществом и хотел, чтобы слух о его величии разнесся по всему миру. Однажды Ахашверош устроил грандиозный пир в своей столице Сузах (Шушане) - пир на весь мир! Все жители столицы пили, ели и гуляли в царском дворце целую неделю. Под конец, не зная, чем еще похвастаться, царь велел позвать царицу Вашти, - чтобы весь народ увидел, до чего красива царица. Но царице эта затея пришлась не по вкусу - вот еще новости! Чтобы подгулявший народ пялил на нее глаза? Она отказалась прийти. Ахашверош ужасно разгневался, - кто же захочет повиноваться такому царю, которого собственная жена не желает слушаться? Царь посоветовался со своими министрами и постановил: вместо Вашти взять другую царицу.

Новая царица

Самых красивых девушек со всего Персидского царства свезли в столицу, чтобы царь выбрал себе новую жену. В то время в Персидском царстве жило много евреев. И случилось так, что из всех девушек больше всего понравилась царю еврейка Эстер. Царь, правда, не догадывался о том, что Эстер еврейка. Когда царские слуги забирали девушку во дворец, ее дядя, Мордехай, сказал ей:

- Никому не открывай, к какому народу ты принадлежишь.

Эстер была красивой, нежной и скромной. Ахашверош полюбил ее всем сердцем. Он надел ей на голову корону и объявил всему народу, что Эстер будет новой царицей.

Как Мордехай спас царя

Эстер поселилась во дворце, а ее дядя Мордехай приходил каждый день к воротам дворца, чтобы узнать, как она поживает и как себя чувствует. Дело в том, что когда царские слуги явились за ней, чтобы отвести ее к царю, Эстер вовсе не обрадовалась этому. Она совсем не хотела быть женой Ахашвероша. И тогда, чтобы утешить и успокоить ее, дядя пообещал ей каждый день приходить к воротам дворца и справляться о ее здоровье. Отца и матери у Эстер не было. Она была сиротой и воспитывалась в доме Мордехая.

И вот однажды, когда Мордехай, как обычно, сидел в воротах, дожидаясь весточки от Эстер, он услышал, как двое стражей, что стояли в воротах, уговаривались убить царя. Мордехай сообщил об этом Эстер, а Эстер обо всем рассказала царю.

Ахашверош велел схватить и повесить неверных стражей, а имя еврея Мордехая, спасшего ему жизнь, вписать в царские хроники.

Аман и Мордехай

Спустя некоторое время царь приблизил к себе одного сановника по имени Аман и сделал его своим первым министром. Этот Аман был человек коварный и злобный. Весь народ при виде его должен был становиться на колени и кланяться до земли. Но еврей Мордехай ни перед кем не становился на колени, и перед Аманом тоже. Увидел Аман, что Мордехай не падает ниц перед ним, и ужасно разозлился. Решил он погубить Мордехая. И не только его одного, но весь еврейский народ.

Аман пришел к царю и сказал:

- Царь! Есть в твоем царстве один народ, не похожий на все остальные народы. Эти люди не подчиняются твоим указам и законам. Я думаю, что не стоит тебе позволять им жить на твоей земле. И не лучше ли вообще приказать уничтожить их всех? Если ты согласен, я в этом случае внесу в царскую казну десять тысяч серебряных монет.

- Ну что ж, - ответил царь, - поступай, как знаешь. И больше не вспоминал об этом разговоре.

Зато злодей Аман не терял времени даром. Он составил указ, повелевающий убить всех евреев, и скрепил его царской печатью. Всех решил погубить Аман - и старых и малых, и женщин и детей. Причем в один и тот же день - чтобы ни один еврей не скрылся и не избежал общей участи. Вот только какой день лучше всего подходит для такого дела, никак не мог решить. И стал бросать жребий - пур. Жребий выпал на тринадцатый день месяца Адара.

Тогда Аман разослал во все концы огромного государства гонцов с приказом в тринадцатый день месяца Адара всем жителям Персидского царства убивать евреев. А имущество убитых разрешалось грабить и делить между собой.

Крик великий и горестный

Услышали евреи страшную новость, зарыдали в отчаянье, разорвали на себе одежду и стали готовиться к смерти. И Мордехай тоже разорвал на себе одежду, вышел в центр города и закричал криком великим и горестным.

Вскоре все жители столицы уже знали, что готовится уничтожение евреев. Служанки Эстер рассказали ей о том, что в центре города стоит и рыдает Мордехай. Эстер очень испугалась и послала одного человека узнать, в чем дело. Поговорил этот человек с Мордехаем и, вернувшись, поведал Эстер и о царском указе, и о десяти тысячах серебряных монет, которые обещал Аман внести в царскую казну за истребление еврейского народа. А еще передал посланец Эстер, что Мордехай велел ей идти к царю и умолять его отменить ужасный указ.

- Как же пойду я к царю? - возразила Эстер. - Ведь никто не смеет показываться ему на глаза, покуда не позовут. А любого явившегося без зова ждет одна кара - смерть. Если только царь не протянет ему навстречу свой золотой скипетр.

Передали эти слова Мордехаю.

- Уж не думаешь ли ты, - спросил он Эстер, - что в царском дворце избежишь участи всех остальных евреев? Может быть, судьбе угодно было сделать тебя царицей как раз для того, чтобы ты спасла свой народ.

Эстер поняла, что он прав.

- Скажи всем евреям, - попросила она Мордехая, - чтобы они три дня постились и молились. Через три дня я пойду к царю. И если суждено мне погибнуть, значит, погибну. Среди евреев был объявлен трехдневный пост, в котором участвовали по собственной воле и дети. Их светлая вера, искренность и сила которой была принята Всевышним, спасла, в конечном счете, еврейский народ.

План Эстер

На третий день оделась Эстер по-царски и вошла во внутренний двор дворца. Остановилась она против входа в царские покои и стала ждать. Ахашверош в это время сидел на своем троне. Выглянул он во двор и заметил Эстер. Очень обрадовался царь ее приходу и протянул ей навстречу свой царский скипетр. Приблизилась Эстер и коснулась конца скипетра.

- Что ты хочешь, Эстер? - спросил Ахашверош. - Хоть полцарства проси, все исполню.

- Если царю угодно, - ответила Эстер, - пусть придет сегодня на пир, который я устраиваю в его честь. И министра Амана пусть возьмет с собою.

- Поторопите Амана! - воскликнул царь. - Мы идем к царице на пир.

Пиры Ахашверош любил больше всего на свете. А уж Эстер постаралась угодить царю. Развеселилось сердце Ахашвероша.

- Проси, что хочешь, - сказал он Эстер опять. - Хоть полцарства проси - все исполню!

- Если я угодила царю, - отвечала Эстер, - пусть придет он с министром Аманом ко мне и завтра.

И царь, и Аман вышли из покоев Эстер очень довольные. Но когда Аман увидел еврея Мордехая, который при виде его не только не стал кланяться, но даже с места не двинулся, рассвирепел злодей.

Не захотел он дожидаться того дня, в который должны были погибнуть все евреи, а по совету своей жены Зереш решил назавтра же повесить Мордехая на самом высоком дереве.

Царские почести

В эту ночь Ахашверош не мог уснуть. Чтобы как-то провести время, велел он слуге читать вслух царские хроники. И вот, когда слуга дошел до того места, в котором описывалось, как еврей Мордехай спас царю жизнь, прервал его Ахашверош и спросил:

- А как наградили этого человека?

- Никак, - ответил слуга.

Тогда позвал Ахашверош Амана и сказал:

- Что сделать для человека, которому царь хочет воздать почести?

"Кому, как не мне, может пожелать царь воздать почести?" - подумал довольный Аман и сказал вслух:

- Пусть этого человека оденут в царские одежды и посадят на коня, на котором ездит царь. И пусть один из твоих вельмож возьмет в руки поводья, и пойдет впереди коня, и будет возглашать: "Вот что делают для человека, которому царь хочет оказать почет!"

Тут Ахашверош сказал Аману:

- Так и сделаем. Возьми одеяние и коня, посади на коня еврея Мордехая, а сам иди впереди и возглашай то, что ты сказал. И пройди с Мордехаем, восседающим на моем коне, через весь город, чтобы весь народ видел и слышал. Да смотри - ничего не перепутай. Не посмел Аман ослушаться царя и сделал все так, как тот велел.

Но так ему было тошно идти впереди Мордехая, восседающего на царском коне, да при этом еще объявлять народу, что ненавистный еврей удостоился царских почестей, что он совсем забыл о приглашении Эстер. Вернулся Аман домой злой и мрачный, как туча. Но тут пришли царские слуги и отвели его к царице на пир.

А царь развеселился еще пуще вчерашнего.

Выпил он вина и снова спросил Эстер:

- Что ты хочешь, царица? Проси все, что угодно, все исполню!

- О, царь! - сказала Эстер. - Спаси меня! Пусть будет дарована мне моя жизнь, мне и моему народу.

- Что ты говоришь? - удивился царь. - Кто посмел угрожать тебе, моя царица?

- Он! - ответила Эстер и указала на Амана. - Он враг мой и моего народа.

Разгневался царь и велел казнить Амана. И повесили злодея на том самом дереве, на котором он собирался повесить Мордехая.

Спасение и ликование

После этого упала Эстер к ногам Ахашвероша и стала умолять его отменить указ об истреблении еврейского народа.

- То, что подписано именем царя и скреплено царской печатью, нельзя отменить, - сказал Ахашверош. - Но я издам новый указ. Пусть евреи в каждом городе соберутся и встанут на защиту своей жизни. И пусть убивают всех, кто вздумает напасть на них.

Этот новый указ был разослан во все концы государства. Евреи вооружились и приготовились отразить любое нападение. В тринадцатый день месяца адара все враги, которые надеялись поживиться за счет евреев, были перебиты. А Мордехая царь назначил своим первым министром вместо злодея Амана.

Мордехай и Эстер велели евреям каждый год во все времена 14-го и 15-го адара отмечать праздник Пурим - чтобы не забыли ни они сами, ни их потомки, как скорбь и плач обернулись для них победой и радостью.

Завершается книга сообщением о том, что вся история записана в летописях Персидского царства.

РАСКОЛ ЕДИНОГО ЦАРСТВА

После смерти Шломо сын его Рехав'ам (Ровоам), взойдя на престол в 928 г. до н. э., был достаточно осведомлен о мятежническом настроении в северных уделах. Во всяком случае, о нем хорошо знали члены его государственного совета. Явным признаком того, что недовольство в северных уделах приняло угрожающие размеры, служит то, что коронование Рехав'ама состоялось не в столице государства - Иерусалиме, а в Сихеме, древнем культовом центре северных племен. Этим актом Рехав'ам, по-видимому, намеревался успокоить брожение. Тем временем из Египта вернулся Иоров'ам, до которого дошла весть о смерти Шломо. Возглавляемые Иоров'амом старейшины обратились во время празднеств к Рехав'аму с требованием облегчить возложенное на них бремя податей и повинностей. Согласно библейскому повествованию (Первая книга Царств, гл. 12), явно подвергшемуся литературной обработке, чтобы придать ему народный стиль, недальновидный и склонный к деспотизму Рехав'ам надменно отклонил народное требование и тем самым содействовал открытому бунту. Северные наделы отложились от Рехав'ама, не признав его своим царем. Восстание выдвинуло лозунг: "Нет нам надела у Давида и наследия у сына Ишая. По шатрам своим, Израиль".

Северный Израиль откололся от единого царства, просуществовавшего почти сто лет.

Северные наделы объединились в самостоятельное государство. В ходе своей истории оно упоминается в источниках под несколькими названиями: Израильское царство, царство Эфраима (по имени наибольшего надела), царство Самарии, Северное царство и, зачастую, просто Израиль. Южное царство стало называться Иудейским царством или просто Иудеей, хотя в его состав входило также и колено Биньямина.

Территории Иудеи и Израиля в своей совокупности не достигали границ царства Шломо. Ни Иудея, ни Израиль не были в состоянии сохранить власть над чужеземными областями, которые были подвластны Шломо.

В Заиорданье отпадают Аммон, Моав и Идумея, на северо-востоке возвращают себе былую самостоятельность арамейские царства. На юго-западе начинают напоминать о своем существовании города Филистии. Они вновь овладевают пограничными районами, отторгнутыми от них Давидом.

Таким образом, вместо одного сильного и влиятельного государства появляются два незначительных царства, которые ослабляют друг друга непрестанными распрями и войнами.

ЭПОХА ДВУХ ЦАРСТВ

Эпоха двух отдельных государств - Израиля и Иудеи - берет начало с раскола единого царства в 928 году до н. э. и заканчивается в 720 г. до н. э. разрушением Самарии. Эпоха эта подразделяется на следующие периоды:

а) войны между Израилем и Иудеей;

б) период тесного сотрудничества между ними;

в) период упадка обоих царств;

г) период их расцвета;

д) падение Самарии.

Социально-политический конфликт привел к образованию двух государств, часто соперничавших, а порой и воевавших друг с другом. Тем не менее, между обоими государствами было очень много общего. Именно это общее служило объединяющим началом, благодаря которому продолжался процесс сближения, и усиливалось сознание единства народа, несмотря на государственный раскол.

Вопреки возникшим политическим границам, остались в силе старые экономические связи: кризис в одном из государств неизбежно приводил к экономическому упадку и в другом, так же как совпадали и периоды расцвета обоих государств. Несмотря на усилия царей Израиля упрочить созданные ими новые религиозные центры, общность культуры и религии не была нарушена. Однако наряду со сходством были и ярко выраженные различия между Израилем и Иудеей. Исключительная устойчивость династии Давида в Иудее гарантировала беспрепятственную преемственность власти и обеспечивала страну от кровопролитных внутренних переворотов и междоусобиц. В этом направлении действовал целый ряд факторов: ореол, которым было окружено имя царя Давида, тесная связь царствующего дома с храмом и, наконец, тот факт, что Иудея в основном состояла из одного большого племени и его крупного надела.

В Израиле же происходила постоянная борьба за престол между различными династиями и претендентами, и смены царей на троне сопровождались кровопролитными междоусобными войнами. Только одна династия - Иегу - сумела продержаться у власти на протяжении четырех поколений.

Разнородность политической структуры израильского царства, его племенной состав, подчас противоречивый интересы его районов, более ярко выраженное социальное расслоение его общества - все это наложило отпечаток неустойчивости на его внутреннюю жизнь. Эта неустойчивость препятствовала тому, чтобы какая-либо из династий могла прочно укрепить свой авторитет, стать неоспоримым символом верховной государственной власти и тем самым уподобиться правящему в Иудее дому Давида. Кроме того, в Израиле все возрастало влияние военных кругов: отличившиеся в боях военачальники зачастую претендовали - на якобы законном основании - на престол. Большинство династических переворотов происходило в военных лагерях. Этот процесс был, несомненно, связан с настроением народных масс, которое проявлялось в действиях старейшин и проповедях некоторых пророков. За каждым переворотом следовали кровопролития, сопровождавшиеся множеством жертв, и беспрестанные перемены в области администрации.

Период военных столкновений между Иудеей и Израилем

Первый израильский царь Иоров'ам, ставший во главе сепаратистского движения северных и западных колен, принялся за восстановление древних культовых центров с их традиционной обрядностью и символикой и видел в этом осуществление стремлений этого движения. Дан на севере Израиля и Бет-Эль на юге становятся государственными святынями, предназначенными занять то место, которое раньше занимал Иерусалим.

Судя по всем данным, Иоров'ам сохранил административную систему централизации, введенную Соломоном; но, по всей вероятности, был вынужден уступить местным интересам, т. к. восстание против Иудеи проходило под лозунгами партикуляризма и, несомненно, усилило в северных наделах исконные патриархально-родовые тенденции. Надо полагать, что Иоров'ам изменил систему взимания налогов, стараясь, такой реформой оправдать раскол и свое воцарение.

Однако уже в первые годы своего существования царство Иоров'ама подверглось тяжелым испытаниям. Шешонк, основатель XXII династии, стремившейся восстановить гегемонию Египта в Ханаане, бывшем на протяжении столетий подвластным фараонам, вторгся в Иудею и Израиль на пятом году царствования Иоров'ама и Рехав'ама. Это вторжение упоминается в Первой книге Царств (гл. 14, 25-26), а в знаменитой надписи Шешонка в Карнакском храме перечислено около 150 названий городов и селений, разрушенных им в обоих царствах, большая часть которых находилась, как оказывается, в Иудее, а не в Израиле. В Мегиддо, также упомянутом в этой надписи, был найден фрагмент воздвигнутой Шешонком триумфальной стелы. Иерусалим был пощажен после того как Рехав'ам откупился, отдав фараону сокровища Храма и дворца. Несмотря на опустошения, сопровождавшие этот поход, его влияние было лишь мимолетным. Шешонк умер в 924-3 году до н. э., вскоре после похода, а его преемники не продолжали агрессивной политики против Ханаана.

Не успев еще оправиться от нанесенного ей удара, Иудея возобновляет военные действия против Израиля, которые велись много лет. Неустанная борьба, подтачивавшая силы обеих стран, продолжалась - с переменным успехом - и после смерти Рехав'ама, в годы царствования его сына Авии и его внука Асы (908-867 гг. до н. э.).

Во времена Авии перевес был на стороне Иудеи. Авия покорил много израильских городов, в том числе Бет-Эль. Эти поражения приблизили конец династии Иоров'ама, которая была уничтожена военачальником по имени Ба'аша (Вааса) из колена Иссахара.

Ба'аша (906-883 гг. до н. э.) стал основателем второй израильской династии. Он окончательно вытеснил иудейских завоевателей из занятой ими израильской территории и сам вторгся в пределы Иудеи. Иудейский царь Аса, не полагаясь больше на собственные силы, послал ценные дары в Дамаск, арамейскому царю Бен-Хададу (Венададу) I с просьбой расторгнуть союз с Ба'ашой и атаковать его тыл с севера. Бен-Хадад принял дары и послал своих военачальников против Израиля. Многие израильские города были опустошены арамеями. Поражение Израиля, однако, не принесло Иудее большой пользы: бессмысленная вражда стала угрожать самому существованию обоих царств.

МИРНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Вражда прекратилась с воцарением в Иудее сына Асы - Иегошафата (Иосафата - 867-846 гг. до н. э.). Этот благоразумный царь понял, что интересы его государства требуют положить конец беспрестанным столкновениям с Израилем, который в то время был значительно сильнее Иудеи в военном отношении, и что тесное сотрудничество с ним будет способствовать политическому и экономическому развитию Иудейского царства. Ход исторических событий подтвердил правильность такого подхода. Наступил период благополучия и расцвета обоих царств, хотя в течение всего этого периода Иудея находилась в некоторой зависимости от Израиля и принимала участие в военных походах израильских царей. Во внутренней политике Иегошафат провел две реформы. Историк Б. Мазар полагал, что он разделил Иудею на 12 округов - с целью облегчить взимание податей - и реорганизовал судопроизводство, назначив судей из сословия левитов, подчиненных Иерусалимскому храму и тем самым царю. Таким образом, он расширил сферу полномочий царской власти и ее контроль над администрацией, причем население было поставлено в еще большую зависимость от царского двора и религиозного центра - Иерусалима.

В течение этого периода в Израиле правили родоначальник третьей династии Омри (Амврий) (882-871 гг. до н. э.) и его сын Ахав (871-854 гг. до н. э.).

Успехи династии Омри были связаны с существенными изменениями в израильском царстве. Омри, как в свое время Соломон, вступил в тесный союз с царем Тира Этбаалом, который, подобно самому Омри, был основоположником новой династии. Его царствование ознаменовалось расцветом Тира, основавшего торговые колонии вдали от своих границ на всем побережье Средиземного моря. Этот союз был скреплен женитьбой Ахава, сына Омри, на Изевели, дочери Этбаала. Важным мероприятием, свидетельствовавшим о государственных устремлениях Омри, явилось основание новой столицы - Самарии (Шомрона). Весьма вероятно, что Самария находилась в пределах личных владений семьи Омри. Самария имела также ряд географических и экономических преимуществ по сравнению со старой столицей - Тирцой. Она была расположена вблизи важных торговых путей, ведущих на север. Однако, даже принимая во внимание эти факторы, создание новой столицы свидетельствует о независимом положении династии Омри, не пожелавшей избрать своей резиденцией один из древних городов Израиля.

Ахав, вступивший на престол после смерти своего отца Омри, значительно расширил столицу и украсил ее монументальными постройками, в том числе царским дворцом и храмом, развалины которых были обнаружены при произведенных в Самарии археологических раскопках.

Содружество Иудеи и Израиля было также скреплено брачным союзом между царствующими домами: Аталия, дочь Ахава и Изевели (по другой версии - Аталия, сестра Ахава), была выдана за Иегорама (Иорама), сына Иегошафата, царя Иудеи. Очевидно, произошло также сближение Иудеи с Финикией.

Результаты этой политики не замедлили сказаться на экономическом положении союзников. Иудея вновь овладевает доступом к Красному морю и торговыми путями в Южном Заиорданье. Развиваются торговые сношения с Аравией. Израиль использует свое положение в качестве посредника между Иудеей и Финикией; все три страны извлекают выгоду из оживленной торговли, идущей по старинным дорогам из Северной Сирии к Красному морю и оттуда в Аравию.

Окрепший Израиль расширяет свои владения в Гилеаде на севере Заиорданья и вступает в конфликт с арамейским царством - Дамаском, которое в результате мероприятий его царя Бен-Хадада становится самым важным фактором в Центральной и Южной Сирии. Борьба с Дамаском была связана с продолжительными войнами, но и в ней Израиль находит поддержку у верного ему царя Иудеи Иегошафата.

К концу первой половины IX века до н. э., с появлением на политическом горизонте окрепшего и в высшей степени агрессивного месопотамского царства Ассирии, намечается большая перемена политических взаимоотношений в этом районе. Недавние соперники спешат забыть свои распри и стараются сплотиться для совместного отпора общему врагу.

Ассирийские цари, Ашшурнасирпал II (883-859 гг. до н. э.) и сын его Салманасар III (859-824 гг. до н. э.), стремятся к территориальной экспансии, к овладению торговыми путями Сирии, к непосредственному доступу к богатым залежам железа, свинца и т. п. в Малой Азии и к тому, чтобы взимать дань с богатых сирийских городов.

Частые грабительские походы Ашшурнасирпала II на Северную и Центральную Сирию сопровождались опустошениями и беспримерной жестокостью. Оборонительный союз стран Южной Анатолии и Северной Сирии не был в состоянии противостоять Ассирии, и победы Салманасара III над армией союза (858-856 гг. до н. э.) привели к созданию коалиции из 12 царей, возглавляемой царями Дамаска, Хамата и Израиля.

Надпись на одной из ассирийских стел сохранила имена всех участников коалиции. Египет, имевший достаточные основания опасаться усиления мощи Ассирии и ее экспансии, поддерживал эту коалицию.

Коалиция двенадцати успешно отражала ассирийские попытки вторжения (853, 849, 848 и 845 гг. до н. э.) и воспрепятствовала Салманасару прорваться в страны Южной Сирии, Финикию и Израиль и наложить на них дань. Ассирийские анналы содержат сведения, не упомянутые в библейских источниках, о битве под Каркаром (853 г. до н. э.), в которой принимал участие и Ахав, выступивший во главе 2000 боевых колесниц. Его военная сила превосходила силы всех остальных союзников вместе, что служит показателем военной и экономической мощи Израиля, занявшего в тот период одно из значительнейших мест на всем Восточном Средиземноморье.

Экономический расцвет времен Ахава, вызванный развитием ремесел и расширением внешней и внутренней торговли, привел к урбанизации страны и к быстрому обогащению приближенных царя. Вызванное этими процессами обострение социальных противоречий было, очевидно, одной из главных причин народного недовольства, выразителем которого становится пророческое движение. Недовольство переходит постепенно в открытую борьбу против правящей династии. Борьбу эту возглавляют пророки. Ее главным объектом была царица Изевель и ее финикийские приближенные - в особенности жрецы финикийского божества Ваала. Тесные экономические и политические связи с Финикией повлекли за собой усиленное влияние ее пышной и богатой культуры и религии в Израиле. В Самарии был воздвигнут "Дом Ваала", в котором служили тирские жрецы. Сотни израильтян, главным образом из придворных кругов, принимали участие в культовых жертвоприношениях и богослужениях.

Согласно библейским источникам, главным противником чужеземной царицы и языческих жрецов был пророк Элияху. В то время борьба, как видно, еще не носила ярко выраженного политического характера. Но в годы царствования наследника Ахава, Иегорама (851-842гг. до н. э.) пророки уже возглавляют открытое политическое движение, направленное против династии Омри. Его вождем и глашатаем был пророк Элиша, ученик и преемник Элияху.

Одной из причин, обостривших внутреннюю борьбу во времена Иегорама, были его частые войны. Три раза участвовал Иегорам в войнах коалиции 12 царей против Ассирии, которые велись под предводительством Бен-Хадада II (849, 848, 845 гг. до н. э.). Особенно сокрушительными для его престижа были поражения, нанесенные ему в начале его царствования. Около 850 г. до н. э. Иегорам выступил вместе с царем Иудеи в поход против Меши, царя Моава, который, однако, сумел отстоять свою независимость. Надпись царя Меши - один из важнейших источников библейского периода - повествует о победах Моава над Израилем. Позднее, в 843 г. до н. э., Иегорам воспользовался моментом смены династий в арамейском царстве Дамаска - когда Бен-Хадад был убит, а престол его был захвачен узурпатором Хазаэлем (Азаилом) - для того, чтобы напасть на арамеев и овладеть пограничным опорным пунктом Рамот-Гилеадом в Северном Заиордаиье. И на сей раз он потерпел поражение. Кроме военных неудач, в царствование Иегорама страну постигли другие бедствия, среди них тяжелая засуха.

Накипевшее народное недовольство прорвалось, наконец, наружу и приняло форму государственного переворота.

Во главе этого переворота стоял один из военачальников Иегорама - Иегу. Согласно библейскому повествованию, инициатива восстания принадлежала пророку Элише и его последователям, "сынам пророческим". Один из них, посланник Элиши, появился в военном лагере у Рамот-Гилеада и оповестил Иегу о его высоком назначении. Совет военачальников немедленно провозгласил Иегу царем (842-814 гг. до н. э.). С точки зрения пророка Элиши Иегу был призван к тому, чтобы искоренить все следы чужеземного влияния в Израиле.

Восстание Иегу завершилось кровавой расправой, жертвами которой пали царица Изевель, ее сын царь Иегорам, все члены царской семьи, все служившие тирскому Ваалу, а также гостивший у Иегорама Ахазия (Охозия), царь Иудеи. Главная цель пророков была достигнута: культ Ваала был окончательно искоренен.

УПАДОК И НОВЫЙ ПОДЪЕМ. ПАДЕНИЕ САМАРИИ.

ПЕРИОД УПАДКА ОБОИХ ЦАРСТВ.

Переворот Иегу увенчался полным успехом в религиозно-культурном отношении. Однако политические и экономические результаты этого переворота оказались пагубными как для Израиля, так и для Иудеи. Спустя некоторое время оба царства пришли в состояние полного упадка.

Прежде всего, момент, выбранный для переворота, был сам по себе в высшей степени неудачным с политической точки зрения. В Дамаске воцарился предприимчивый и воинственный Хазаэль, который повел наступательную политику против Израиля. Иегу, естественно, искал союзников, чтобы противостоять Хазаэлю. Надеясь приобрести сильного союзника в лице ассирийского царя Салманасара III, он поспешил послать ему обильную дань. В черном обелиске Салманасара III упоминается эта дань Иегу, царя "дома Омри", как официально именуется Израильское царство в ассирийских летописях. Тем не менее - спустя несколько лет Салманасар покидает пределы Южной Сирии, и Израиль без союзников стоит лицом к лицу с Дамаском, достигшим к тому времени необычайной мощи. Хазаэль добился гегемонии над всей Центральной и Южной Сирией, удержанной и его сыном Бен-Хададом III. Он почти беспрепятственно вторгся в Израиль, захватил Гилеад и подчинил себе Аммон, Моав и Идумею. В 814 г. до н. э. он отправился в поход к берегу Средиземного моря, разгромил Израиль, взял дань с царя Иудеи и, по всей вероятности, поработил Северную Филистию.

Современниками Хазаэля в Израиле были Иегу и его сын Иегоахаз (Иоахаз) (814-800 гг. до н. э.). Период их царствования - время глубокого упадка в истории Израиля. Иегоахаз был, несомненно, вассалом арамейского царя. Границы Израиля сузились, и в пределы его входила, по-видимому, лишь Самария с ее окрестностями. Под натиском Дамаска окончательное падение Израиля, а вслед за ним и Иудеи, казалось неизбежным.

В эти критические годы (805-801 гг. до н. э.) царь Ассирии Ададнерари III выступает в походы против сына и преемника Хазаэля - Бен-Хадада III, наносит ему тяжелое поражение и, вступив в Дамаск, взимает с него крупную дань.

Поражение Дамаска было спасительным для Израиля и не замедлило сказаться на его положении. Уже Иегоаш (Иоас), сын Иегоахаза (800-784 гг. до н. э.), настолько оправляется от военного упадка, что он вновь овладевает частью заиорданских областей, потерянных его отцом. Освобожденный от бремени вассальных податей н обязательств, Израиль крепнет и в экономическом отношении. Открываются новые возможности для расцвета народного хозяйства, для возобновления внешней торговли и даже для восстановления границ государства, существовавших во времена Давида.

Все преимущества создавшейся экономической и политической конъюнктуры были полностью использованы сыном Иегоаша, Иоров'амом II (784-748 гг. до н. э.), одним из самых выдающихся царей Израиля. Он разбил арамейское царство и занял первенствующее место среди всех государств Сиро-Финикии.

Крупные перемены произошли также в Иудее. После смерти Ахазии (842 г. до н. э.) трон захватила его мать Аталия (Гофалия), провозгласившая себя царицей, вопреки обычаям дома Давида и почти всех других династий Ближнего Востока, не знавших цариц. Как в свое время ее мать Изевель в Израиле, так и Аталия в Иудее пыталась ввести культ тирского Ваала и, подобно Изевели, она наткнулась на сильную оппозицию, носившую тот же характер, что и в Израиле. Этим, вероятно, и объясняется кратковременность ее царствования, которое продолжалось всего шесть лет. Храмовые круги, при поддержке родовитой знати и придворных, совершили переворот, Аталия была убита, и царем был провозглашен ее семилетний сын Иегоаш (836-798 гг. до н. э.).

Во главе переворота стоял первосвященник Иегояда (Иодай), ставший опекуном малолетнего царя. Таким образом, впервые в истории Иудеи храмовые круги приобретают решающее влияние на внутреннюю и внешнюю политику. Позднее Иегоаш, возмужав, пытался, очевидно, ослабить это влияние, что привело к беспрестанным внутренним трениям. Отношения между враждующими сторонами обострились еще более после того, как царь опустошил храмовую сокровищницу, чтобы откупиться от Хазаэля, царя Дамаска, угрожавшего походом на Иерусалим (814 гг. до н. э.). К внутренним распрям и экономической разрухе, явившейся следствием территориальной изоляции и отрыва от торговых путей Сирии и Финикии, прибавилось подчинение арамейскому царству. Положение это почти не изменилось во времена сына Иегоаша Амации (Амасии) (798-785 гг. до н. э.), несмотря на то, что он вновь овладел Северной Идумеей. Переоценив свои силы, Амация вступил в открытую войну с Израилем и потерпел тяжелое поражение. Царь Израиля вторгся в Иерусалим. В ознаменование победы он разрушил часть крепостной стены города и захватил храмовую сокровищницу. Придворные круги, раздраженные неудачным исходом затеянной Амацией войны и покушением на неприкосновенность Храма, свергли Амацию, как видно, при содействии храмовых служителей и возвели на престол его молодого сына Узию (Озию), он же Азариягу (785-733 гг. до н. э.).

ПЕРИОД РАСЦВЕТА ОБОИХ ЦАРСТВ

Во времена долголетнего царствования Уэии в Иудее и Иоров'ама II в Израиле для обоих государств наступает, после многих лет внутреннего упадка и внешних неудач, период успехов и расцвета. Расцвет этот являлся, с одной стороны, результатом ослабления Дамаска и Ассирии, а с другой стороны, он был обусловлен согласованной внешней и внутренней политикой Израиля и Иудеи и сотрудничеством между ними.

Энергичный Иоров'ам, стремившийся завершить начатое его отцом дело освобождения Заиорданья от арамейского владычества, нанес тяжелые поражения арамеям, а затем двинулся на Дамаск и покорил его. Тем самым пришла к концу долголетняя гегемония Дамаска над государствами Южной Сирии, и его место занял Израиль. Северная граница царства Иоров'ама совпадала тогда с границей времен Давида и Соломона. На юге же, после завоевания Аммона и Моава, Иоров'ам доходит до южной оконечности Мертвого моря. В глазах библейского хрониста Иоров'ам II является спасителем Израиля, посланником Б-га, который "... восстановил пределы Израиля от подступов к Хамату и до Мертвого моря... и спас их рукою Иоров'ама" (Вторая книга Царств, гл. 14, 25. 27).

Царствование Иоров'ама - период большого экономического подъема. Израиль вновь обретает господство над главными торговыми путями, ведущими из Сирии в Египет. После завоевания Заиорданья усиливается заселение земель Башана и Северного Гилеада. израильтянами, и эти области становятся крупными центрами страны. Из пяти царей, последовавших за Иоров'амом II. двое были родом из Гилеада.

Экономический расцвет выражается также в темпах и размерах строительства, в особенности в столице Самарии. При раскопках царского дворца был найден ценный клад художественных изделий из слоновой кости, изготовленных с большим мастерством и свидетельствующих о великолепии северной столицы, успешно соперничавшей своей архитектурой с Иерусалимом.

Обогащение высших сословий Израиля, извлекавших все выгоды из вновь создавшихся возможностей, неминуемо привело к обострению социальных противоречий. В тяжелом положении оказались, по-видимому, малоземельные и безземельные крестьяне, которые, не имея иных источников пропитания, были вынуждены продавать в рабство самих себя или своих детей. Проявления социальной несправедливости вызывают возмущение пророка Амоса, который гневно обрушивается на сытых и холеных "коров Башана", подразумевая изнеженных жен крупных землевладельцев этой области, и на богатеев Шомрона (Самарии), погрязших в беззаконии и пороках и "продающих праведного за серебро и неимущего за пару башмаков" (Амос 2, 6).

Царствование Узии в Иудее началось почти одновременно с восшествием Иоров'ама на престол Израиля. Узия окончательно покорил Идумею, отвоевал Эйлат на берегу Красного моря и богатый оазис Кадеш-Барнеа на границе Синайского полуострова, служивший центром кочевых племен юга. Повернув затем на запад, он достиг своего крупнейшего военного успеха, завоевав филистимское княжество Ашдод и открыв, таким образом, впервые в истории Иудеи, выход к Средиземному морю. Военные успехи Узии дали ему возможность развернуть внутри страны многостороннюю деятельность, направленную на усиление ее военной мощи и на развитие ее экономического потенциала. Армия Иудеи была усовершенствована и снабжена всеми видами оружия того времени. Узия укрепил также защитные сооружения Иерусалима. По мере освоения южного, полупустынного района - Негева, в нем возникают новые города и селения; чтобы обезопасить этот район и проходящие по нему караванные пути от набегов соседей-кочевников, на рубежах и скрещениях главных дорог возводятся большие и малые крепости, обнесенные характерными казематными стенами и частично укрепленные массивными башнями (некоторые из них были обнаружены произведенными в этой области раскопками). Высеченные в скалах водохранилища создают возможность заниматься скотоводством, а отчасти, и земледелием в этой засушливой, безводной области. Недаром, обрисовывая царствование Узии, летописец замечает, что этот царь "любил землю" (Вторая книга Хроник, гл. 26, 10). На 27 году своего царствования Узия был поражен накожной болезнью и был вынужден, в соответствии с законами о ритуальной чистоте, жить вне Иерусалима. С этого, т. е. 758 года до н. э. до 743 сын его Йотам (Иофам) был его соправителем.

РАЗГРОМ САМАРИИ

Вероятно, уже во второй половине царствования Узии соотношение сил между Иудеей и Израилем меняется. Иудея крепнет и усиливается более быстрым темпом, и гегемония, принадлежавшая до сих пор Израилю, постепенно переходит к Иудее. Этот процесс завершается со смертью Иоров'ама. На него указывают сведения о расширении иудейских владений в Заиорданье за счет Израиля. Иоров'ам II умер в 748 году до н. э. В Самарии воцарился его сын Захария, свергнутый спустя полгода гилеадцем Шалумом (Селлумом). Шалум, в свою очередь, был свергнут Менахемом (Менаимом), который занимал престол в течение десяти последующих лет (747-737 гг. до н. э.).

В это смутное для Израиля время, время междоусобий и дворцовых переворотов, произошла радикальная перемена в международном положении стран Древнего Востока. Ассирия превратилась в могущественную державу. Под руководством Тиглатпаласара III (745-727 гг. до н. э.), заложившего успешными военными походами основу ассирийского могущества, она превращается в мощную силу, стремящуюся расширить свои границы вплоть до Египта. Тиглатпаласар III уже не довольствовался покорением стран, расположенных к западу от Евфрата, их ограблением и взиманием дани с них. Он стал систематически присоединять к своему царству завоеванные государства и области Сирии, превращая их в "провинции", т. е. в интегральную часть Ассирийской империи под управлением царских наместников.

Опасаясь возможных восстаний в покоренных странах, обращенных в большие отдельные провинции, он счел более благоразумным разбить их на округа меньших размеров. Во главе округов были поставлены особые чиновники.

Для того чтобы удовлетворить растущую потребность своего расширяющегося царства в рабочей силе, Тиглатпаласар III пригонял порабощенных пленников из покоренных стран во внутренние области государства. Он ввел также систему массовых переселений из одних районов империи в другие. Это насильственное переселение преследовало двоякую цель: экономическую и политическую. С экономической точки зрения коренные области Ассирии, обезлюдевшие вследствие многих войн, нуждались в пополнении населения. Политическое подчинение аннексированных провинций было гораздо легче обеспечить там, где коренные жители были переселены в другие районы империи.

Для борьбы против Ассирии создалась коалиция государств Сиро-Финикии. Во главе ее стоял Узия, царь Иудеи, которая была тогда самым сильным и влиятельным государством этого района. В анналах Тиглатпаласара он фигурирует под именем "Азрияу (т. е., Азариягу) из страны Яуди". Яуди - обычное наименование Иудеи в ассирийских документах.

Союзники надеялись отразить нападения ассирийской армии по примеру коалиции 853 года, возглавлявшейся израильским царем Ахавом. Однако надежды эти не оправдались. Хотя ассирийские анналы этого периода отрывочны, имеются основания предполагать, что Тиглатпаласару удалось разбить союзную армию. Трудно установить с уверенностью, в каком положении оказалась Иудея после поражения. Очевидно, она осталась самостоятельной, но была обложена данью, лишилась части своей территории и перестала играть роль первенствующего государства этого района.

Список данников 738 г. до н. э. содержит имена Рецина, царя Дамаска, и "Менахема из Самарии". Тяжелая дань в 1000 талантов серебра была переложена Менахемом на военнообязанных землевладельцев, насчитывавших 60000 человек. Этим мероприятием он почти разорил страну и вызвал всеобщее недовольство.

В 734 г. до н. э. Тиглатпаласар вновь предпринял поход на юг Сирии и на Филистию и дошел до египетской границы. Дамаск и Израиль пытались возобновить антиасснрийскую коалицию, но царствовавший в Иудее Ахаз, внук Узии, откупился от Тиглатпаласара "серебром и золотом". Это привело к конфликту, в результате которого Репин, царь Дамаска, и Пеках (Факей), царь Израиля, осадили Иерусалим и потребовали свергнуть ненавистную им династию Давида. Ахаз в отчаянии обратился за помощью к недавнему врагу Иудеи царю Ассирии. Этот крайний политический шаг иудейского царя наткнулся на сопротивление народных масс. Выразителем оппозиционных кругов был пророк Иешаяху (Исайя). Тем временем Тиглатпаласар, войска которого находились в Сирии, двинул их на Дамаск и после двухлетней осады окончательно сокрушил арамейское государство и обратил его в ассирийскую провинцию (732 г. до н. э.). Затем он занял Гилеад, Галилею и Саронскую долину и взял в плен многие тысячи жителей, превратив их области в провинции. Таким образом, Израильское царство сократилось до пределов удела колена Эфраима, т. е. Самарии и ее окрестностей. Раскопки в Хацоре и в Мегиддо обнаружили огромные разрушения, сопровождавшие эти завоевания.

Преемник Пекаха, Гошеа (Осия), последний царь Израиля, вступил на престол Самарии при содействии Ассирии. Однако, воспользовавшись помощью Египта, он поднял новое восстание, приведшее к окончательной катастрофе. Отказавшись признать власть Ассирии и перестав посылать дань, он возбудил гнев ассирийского царя, который заточил его в тюрьму в Ассирии. Шалманасар V, сын Тиглатпаласара, осадил Самарию, и в 722 году до н. э., после двухлетней ожесточенной борьбы, израильская столица пала. Два года спустя новый ассирийский властелин Саргон II изгнал из Самарии десятки тысяч ее жителей, оставив на месте лишь мелких крестьян и разделив между ними угодья угнанных им землевладельцев. Эти крестьяне представляли собой весьма значительную часть населения, и мероприятия Саргона повлекли за собой важные последствия для дальнейшей судьбы Израиля. Область Эфраима была обращена в провинцию с административным центром в отстроенной для этой цели Самарии. Изгнанники Эфраима были поселены в Северной Месопотамии, в Гозане, Хаворе, а также и в Мидии, в горах Ирана. В города Израиля были пригнаны арамеи, а позже халдеи из Вавилона.

Насильно включенные чужеземные этнические группы быстро ассимилировались, переняв верования, обряды и язык коренного населения. Однако пришельцы со своей стороны наложили известный отпечаток на религию местного населения и внесли в нее элементы своих обрядностей и традиций.

Оставшиеся в Самарии израильтяне смешались впоследствии с переселенными в нее чужеземцами, и так создалась новая, родственная еврейской народность - "самаритяне", сыгравшая немалую роль в дальнейшей истории еврейского народа.

Сведения о судьбах изгнанников Израиля в Месопотамии весьма скудны. Часть их ассимилировалась с арамейским и ассирийским населением. Однако, согласно имеющимся сведениям, многие из них сохранили свой национальный облик и слились впоследствии с изгнанниками из Иудеи, приведенными в Месопотамию 140 лет спустя после завоевания Иудеи вавилонским царем. Пророк Ирмеяху (Иеремия), а затем и Иехезкель (Иезекииль) предвещали скорое избавление всем изгнанным, как из Иудеи, так и из Израиля. Действительно, среди вернувшихся из вавилонского плена числились также выходцы из колен, составлявших царство Израиля.

В Ассирии изгнанники получили земельные наделы и в большинстве своем занимались земледелием. Часть их занялась и ремеслами. Некоторым лицам, принадлежавшим в Израиле к высшим, правящим кругам, были предоставлены официальные должности. Так. один из контрактов, сохранившихся в ассирийских документах времени Синахериба (VIII век до н. э.), подписан двумя высокопоставленными лицами, имена которых явно свидетельствуют об их израильском происхождении - Пеках и Недавьягу. В письме, содержавшем отчет о положении в Гозане и посланном в VII веке до н. э. одному из царей Ассирии, имя которого не упоминается, приводятся имена двух чиновников, занимавших высокие посты в казначействе: Палтиягу и Нериягу. Эти имена не оставляют никакого сомнения в том, что речь идет о двух израильских изгнанниках или их потомках. В другом официальном документе из Гозана, того же века, упоминаются Гошеа, Ишмаэль и Дина. В недавно опубликованном документе времен Саргона из Кальку упоминается ассирийский военачальник, носивший типичное еврейское имя - Хилкиягу.

ИУДЕЯ ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ ИЗРАИЛЯ.

ХИЗКИЯ И НАШЕСТВИЕ СИНАХЕРИБА

С падением Самарии отношение Иудеи к народу бывшего Израильского царства принимает совершенно новый характер. В нем преобладают теперь тенденции к объединению и стремления привлечь к себе остатки коренного населения Израиля, которым удалось избегнуть участи изгнанников и остаться на насиженных местах. Цари Иудеи считали себя естественными наследниками разгромленного Израильского царства. Так, царь Хизкия, сын Ахаза (727/6-698 гг. до н. э.), принимал всевозможные меры, чтобы установить связь между Иерусалимом и жителями Самарии и наделов Нижней Галилеи, а один из последних иудейских царей Иошиягу (Иосия) предпринимал такие же шаги по отношению к наделам Верхней Галилеи. Старания обоих царей сопровождались территориальным продвижением Иудеи в районы бывшего Израиля, а также реформами в области религии и культа и были связаны с попытками сбросить иго ассирийского владычества.

Хизкия следовал примеру своего отца и почти до конца своего царствования не примыкал ни к одному из союзов против Ассирии. Он не принимал участия и в последнем израильском восстании, приведшем к окончательной гибели этого царства. Таким образом, время царствования Ахаза и почти весь период царствования Хизкии - в общей сложности около 30 лет - были для Иудеи годами относительного спокойствия, позволившего ей окрепнуть политически и экономически. Войны не отрывали население от его повседневных занятий. Города и деревни росли и развивались, что не могло не отразиться благоприятно на доходах царской казны.

Оставаясь верным вассалом Ассирии, Хизкия постепенно превратил Иудею в самое сильное и богатое из всех государств, расположенных между Южной Сирией и Египтом. Сфера его влияния простиралась не только на южные области Эфраимских гор, но и на районы Негева, расположенные к югу от Иудеи и населенные полукочевыми народностями. Царствование Хизкии ознаменовалось также религиозно-культовой реформой в Иудее. Главным источником, в котором описываются все детали проведенной им реформы, является документ поздней редакции, сохранившийся во Второй книге Хроник (гл. 29-31). Он повествует об удалении из Иерусалимского храма всех принадлежностей богослужения, введенных в свое время Ахазом под влиянием чужеземных культов, и о возвращении к традиционной храмовой обрядности.

Эта реформа была проведена затем и во всех остальных городах и селениях Иудеи, и Иерусалимский Храм вновь занял первенствующее место в религиозной и духовной жизни народа.

Судя по библейским текстам, Хизкия провел эту реформу сразу же после вступления на престол. Однако эта дата, по-видимому, является результатом позднейшей редакционной обработки, и некоторые историки утверждают, что реформа была осуществлена в последние годы царствования Хизкии и тесно связана с восстанием против Ассирии и борьбой против ассирийского влияния. Действительно, в последние годы царствования Хизкии во внешней политике Иудеи произошла резкая перемена. В 705 году до н. э. ассирийский царь Саргон II пал в бою. Смерть его потрясла всю Ассирийскую империю. Против его преемника Синахериба вспыхнул целый ряд восстаний в некоторых провинциях, а также в вассальных государствах, расположенных в соседстве с Иудеей. Восстает сама Иудея, Хизкия возглавляет новый союз против Ассирии.

Главной опорой этого союза были фараоны XXV (Нубийской) династии, которые овладели Египтом и представляли серьезную опасность для Ассирии.

Предвидя ассирийское вторжение, Хизкия принял меры для укрепления Иерусалима на случай осады и обеспечения его населения водой и пищей. Разрушенная во время Ахаза крепостная стена была восстановлена. Были увеличены продовольственные запасы. В скалах был высечен туннель в несколько сот метров длиной, через который из ближайшего источника Эйн-Гихон текла вода в Силоамский водоем, находившийся внутри городских стен. Этот, ставший столь знаменитым, Силоамский туннель существует и по сей день.

В 702 году до н. э., после трехлетней войны, Синахериб покорил и вновь поработил Вавилонию, а в 701 году до н. э. он во главе большой армии выступил против восставших государств на западе Ассирийской империи. Покорив Тир, он двинулся на Филистию и завоевал Яффу с ее окрестностями. В этот критический момент на помощь восставшим пришла египетская армия. Сражение между этой армией и ассирийскими войсками не дало перевеса ни одной из сторон. Египетская армия отступила, а Синахериб повернул на Иудею, предавая огню и мечу всю ее южную часть. Центральный город Южной Иудеи, Лахиш, окруженный крепостной стеной, был осажден, покорен и разграблен, а жители его угнаны в плен. Разрушив остальные города Южной и Центральной Иудеи, ассирийские войска осадили Иерусалим.

В последний момент, перед неизбежным падением Иерусалима и окончательной победой над Иудеей, Синахериб совершенно неожиданно прекратил осаду и вернулся в столицу Ассирии Ниневию, предварительно договорившись с Хизкией об уплате тяжелой дани, включавшей отборную часть иудейской армии, которая согласно обычаю должна была влиться в ассирийские войска.

Страна была разграблена, разорительная дань уплачена, тысячи, а может быть, и десятки тысяч жителей Иудеи были угнаны в плен (ассирийские источники говорят о 200000 пленных), но Иерусалим устоял под натиском могущественного врага. Иудея сохранила свою государственность, избегла участи других восставших государств, столицы которых пали. Государства эти были превращены в провинции, и цари их заменены ассирийскими наместниками.

Синахериб оставил Иудею разрушенной и подчиненной Ассирии. Однако сам по себе факт внезапного ухода грозного поработителя запечатлелся в памяти народа как великое чудо. Со временем сгладились ужасы ассирийского вторжения, и забылась непомерная дань, уплаченная Хизкией, а сохранилась память о том, что Иерусалим не пал под натиском врага, что Иудея избегла участи Самарии и основная масса ее населения осталась на родине. Эти факты еще более подняли авторитет Иерусалима и его Храма и усилили веру в их святость и великое значение в истории человеческого рода, веру, которую столь вдохновенно и со страстной убедительностью проповедовал пророк Иешаяху (Исайя) - одна из центральных исторических личностей последних лет царствования царя Хизкии.

Деятельность пророка Иешаяху (Исайи) началась еще во времена Узии, и его влияние достигло своего апогея в дни осады Иерусалима.

Хизкия умер через несколько лет после окончания похода Синахериба. Сын его Менаше (Манассия) взошел на престол в отроческом возрасте. Он царствовал 55 лет, и все это время был покорным вассалом Ассирии. Полвека относительного спокойствия дали Иудее возможность экономически оправиться. Население ее возросло. Часть разрушенных городов была вновь отстроена и заселена. Все же страна тяготилась политическим порабощением, которое выражалось в уплате дани, в выполнении принудительных работ на строительстве и в обслуживании иудейской армией ассирийских царей Асархаддона и Ашшурбанипала Менаше был первым царем Иудеи, который ввел в ней обрядности ассирийских, арамейских и финикийских культов. По библейскому источнику (Вторая книга Царств, гл. 21) он не остановился даже перед коренными изменениями в Иерусалимском храме и ввел в него явно языческую символику. Согласно тому же источнику он зашел настолько далеко, что возобновил древний варварский обычай приношения детей в жертву ханаанскому божеству Молоху.

Нет возможности установить, были ли эти действия Менаше направлены на удовлетворение требований Ассирии или исходили из его личных взглядов и побуждений. Не исключено, что Менаше поддался давлению придворных, которые приобщились к культуре всесильной Ассирийской державы. Приобщение придворных кругов к культуре поработителя вызвало сопротивление народных масс - скотоводов, земледельцев, средних и низших слоев городского населения, низшего духовенства и представителей пророческого движения, верных духовному наследию Иудеи. К концу царствования Менаше в Иудее сформировалась антиассирийская партия, стремившаяся к искоренению чужих влияний и освобождению от вражеского владычества. Лишь с ослаблением ассирийской мощи в последние годы царствования Ашшурбанипала (669-627 гг. до н. э.) наступил благоприятный момент для осуществления программы этой партии и для реформы в духе национального возрождения, проведенной впоследствии царем Иошиягу (Иосия).

РЕФОРМЫ ИОШИЯГУ

Сын Менаше, Аммон, продолжал хранить верность Ассирии; на втором году своего царствования он был убит участниками дворцового заговора.

С воцарением малолетнего Иошиягу (639-609 гг. до н. э.) начался новый период в истории Иудеи. В этот период в политическом, религиозном и общественном развитии Иудеи произошел решающий сдвиг, который, с одной стороны, был связан с важными переменами в международном положении, а с другой - являлся результатом некоторых процессов внутри страны. В последние годы царствования Ашшурбанипала Ассирия, ослабевшая после подавления вавилонского восстания и продолжительных кровопролитных войн, главным образом войны с Эламом, закончившейся разрушением Суз (647 г. до н. э.), не могла более сохранить цельность империи. В 50 годах египетскому князю Псаметиху удалось освободиться от ассирийского ига и основать XXVI независимую династию. В 627/6 году до н. э. против Ассирии произошло восстание в Вавилоне, во главе которого стоял халдейский князь Набопаласар. После долголетнего ассирийского владычества, продолжавшегося более 70 лет, настал час восстания и для Иудеи. За освобождением от ассирийской власти последовало присоединение к Иудее Самарии и Галилеи, превращенных в свое время в ассирийские провинции, а также включение большей части территории бывшего Израильского царства в пределы Иудеи. Надо полагать, что остатки израильского населения в этих областях приветствовали присоединение к еврейскому государству, освободившее их от ассирийского гнета.

Политическое освобождение повлекло за собой и культурную независимость, которая выразилась, прежде всего, в устранении сиро-арамейских влияний культового и религиозного характера, проникших в период ассирийского владычества. Вместе с тем была установлена полная и окончательная централизация культа в Иерусалимском храме. Эти две сферы деятельности Иошиягу, начавшейся на 12 году его царствования (628 г. до н. э.), достигли своего апогея на 18 (622/1 г. до н. э.) и увенчались знаменитой реформой, которой суждено было стать поворотным пунктом в культурно-религиозной и политической истории Иудеи. Во всей Иудее были разрушены местные жертвенники и алтари, а в пределах Израиля были ликвидированы древние культовые центры, главнейшим из которых был Бет-Эль. Иерусалим был безоговорочно признан единственным местом законного богослужения и таким образом стал доминирующим духовным центром не только для жителей Иудеи, но и для всего еврейства.

По библейскому рассказу, во время очищения храма от ассирийских культовых символов, в нем была найдена "Книга завета". Чтение этой книги побудило царя созвать народное собрание, на котором был провозглашен союз между народом и Б-гом. Согласно этому союзу народ обязался "последовать Б-гу и соблюдать его заповеди..." По мнению исследователей, обнаруженная "Книга завета" была ничем иным, как Книгой Второзакония, или значительной частью этой книги, которая именно в этот период подверглась изменениям и окончательной редакции с целью превратить ее в государственный свод законов.

Реформа Иошиягу сыграла огромную роль в истории еврейского народа. Сопровождавший ее национально-религиозный подъем наметил контуры идеального, независимого, самобытного иудейского государства со столицей Иерусалимом, ставшим культурно-религиозным священным центром всего еврейского народа.

Последние годы царствования Иошиягу были годами окончательного разгрома Ассирии. Халдейский Вавилон и Мидия совместно обрушились на центральные города еще столь недавно могущественной империи. В 614 г. до н. э. пал Ашшур, в 612 г. до н. э. пала Ниневия, а в 610 г. до н. э. был завоеван последний оплот ассирийского царя - Харран. О политической ориентации Иудеи в эти критические годы нет достоверных сведений. Возможно, что, опасаясь нового усиления мощи Ассирии и союзного ей в то время Египта, Иудея сочла благоразумным договориться с Вавилонией; но нет никаких прямых указаний на союз между Иошиягу и Вавилонией.

В 609 г. до н. э. фараон Нехо двинулся "морским путем" на помощь остаткам ассирийских армий, сражавшихся с вавилонянами у Харрана, в верховьях Евфрата в Северной Сирии. Иошиягу выступил в Мегиддо на перерез египетской армии. Он был ранен в самом начале боя и умер по дороге в Иерусалим. Смерть Иошиягу лишь немногим предшествовала полному закату самостоятельности Иудеи. Фараон Нехо, возвращаясь в Египет после одержанной им победы у Харрана, занял Иудею, сверг с трона сына Иошиягу, Иегоахаза (Иоахаза), и назначил вместо него его брата Иегоякима (Иоакима). Иудея стала вассалом и данником Египта, но не надолго. В 605 г. до н. э. сын Набопаласара, Навуходоносор, нанес тяжелое поражение египетской армии у Каркемиша, в Северной Сирии, и, преследуя отступающего противника, завладел Сирией и Иудеей. Начался новый, весьма короткий (604-586 гг. до н. э.), но решающий период в истории Иудеи, период владычества Ново-Вавилонской державы.

ИУДЕЯ ПОД ВАВИЛОНСКИМ ВЛАДЫЧЕСТВОМ

И ПАДЕНИЕ ИЕРУСАЛИМА

Сведения о 20 критических годах вавилонской власти в Иудее сохранились во Второй книге Царств (гл. 24-25), в неовавилонских хрониках и - особенно отчетливо - в речах пророка Ирмеяху (Иеремии). Деятельность этого пророка достигает кульминационного пункта в эти годы, и некоторые главы его книги содержат, кроме исторических сведений об Иудее, ценный материал, проливающий свет на события, происшедшие в то время в других районах Передней Азии.

Невухаднецар (Навуходоносор) овладел всей Сирией, вплоть до Газы на границе с Египтом. Но Египет не потерял надежды вернуть себе гегемонию в Сирии, которая в период заката Ассирии на короткое время подпала под его власть.

На фоне создавшейся политической обстановки в Иерусалиме разгорелась упорная борьба между приверженцами умеренного направления, готовыми терпеть не слишком тягостное вавилонское иго, и между крайними элементами, которые поставили себе целью освобождение от вавилонского владычества при помощи Египта. Группу умеренных составляли представители гражданской администрации, занимавшие ответственные наследственные должности, и, в первую очередь, члены семьи государственного секретаря ("софера").

В крайнюю группу входили царедворцы, опиравшиеся на влиятельные военные круги. Сам царь Иегояким, египетский ставленник, очевидно, склонялся на сторону крайних.

В 601 году представилась возможность привести в исполнение план восстания. По прошествии четырех лет после блестящей победы у Каркемиша вавилонские войска подошли к самой границе Египта, но были разгромлены армией фараона. Вполне возможно, что Иегояким, обнадеженный этим поражением, не послал причитавшуюся с него дань, что было равносильно открытому вызову.

Два года спустя, в 598 г. до н. э., Невухаднецар (Навуходоносор) вторгся в Иудею для расправы с мятежным вассалом. Тем временем умер - или был убит - Иегояхим, и царем Иудеи стал его молодой сын Иегояхин (Иехония). Невухаднецар (Навуходоносор) осадил Иерусалим. Царь и его приближенные решили покориться, но вавилонский правитель не удовольствовался этим и подверг Иудею жестокому наказанию. 10000 человек, составлявших социальную верхушку населения Иудеи, было уведено в плен в Вавилонию. В числе уведенных были отборные войсковые части вместе с их оружейными мастерами, родовитая знать, царедворцы и сам царь со своим домом. Добыча Невухаднецара (Навуходоносора) включала сокровищницы дворца и Храма. Перед своим возвращением в Вавилонию он возвел на иудейский престол дядю Иегояхина, Матанию, принявшего имя Цидкиягу (Седекия). Однако вавилонский владыка продолжал, как видно, считать царем Иудеи Иегояхина, несмотря на его изгнание, и ему даже в плену воздавались царские почести.

В самой Иудее появились сторонники пленного царя и сторонники Цидкиягу, да и сам Цидкиягу не был вполне уверен в прерогативах своей власти. Движение сторонников восстания не улеглось. Открытое вмешательство Египта в сирийские дела подбодрило крайние элементы, и морская кампания фараона Псаметиха II против Финикии в 591 г. до н. э. послужила толчком к новому выступлению. После долгих колебаний Цидкиягу, придерживавшийся умеренной линии, был вынужден присоединиться к сторонникам освобождения от вавилонского владычества. Особенно настойчивы были храмовые служители, не желавшие примириться с увозом в Вавилонию храмовых сокровищ, и придворные пророки, которые предсказывали скорое падение Вавилона. Цидкиягу заключил тесный союз с Египтом. Еврейские изгнанники в Вавилонии были тоже охвачены духом восстания и верой в близкое падение Вавилона. Из всех пророков лишь один Ирмеяху (Иеремия) был крайним противником восстания и требовал примириться с продолжительным вавилонским владычеством. Его поддерживали некоторые чиновничьи круги, не раз спасавшие его от гнева народных масс, находившихся под влиянием агитации сторонников восстания.

Радикальный лагерь одержал верх. Иудея восстала в надежде на помощь Египта. Невухаднецар (Навуходоносор) ответил походом на Иудею. В 588 г. до н. э. под ударами вавилонских полчищ пали укрепления Иудеи, и Иерусалим был вновь осажден. Близилась трагическая развязка. В 586 г. до н. э., после двух лет тяжелой, мучительной осады, Иерусалим пал. Цидкиягу, пытавшийся спастись бегством, был схвачен вавилонянами. Участь вероломного вассала была горькой: сыновья его были убиты на его глазах, а он сам, ослепленный и скованный цепями по рукам и ногам, был угнан в Вавилонию.

Иудейское царство перестало существовать. Последний этап разрушения описан во Второй книге Царств (гл. 25, 8-12): "пришел Невузарадан, начальник телохранителей, слуга царя вавилонского в Иерусалим и сжег дом Господень и дом царя... и все большие дома предал огню. И стены крепостные вокруг Иерусалима разрушило войско халдейское... И прочий народ, оставшийся в городе, и переметчиков, которые передались царю вавилонскому, и прочий простой народ выселил Невузарадан... Только несколько из бедного народа земли оставил…работниками в виноградниках и землепашцами". Над немногочисленным населением, оставшимся в Иудее, был поставлен наместник, Гедалиягу (Гедалия), сын Ахикама, из знатной семьи секретаря Шафана, принадлежавшей к сторонникам примирения с Вавилоном. Его резиденцией был уцелевший старинный город Мицпа. Одним из первых мероприятий его правления было закрепление за неимущим крестьянами захваченных ими земель изгнанных землевладельцев.

Не более чем два месяца спустя он был убит одним из членов царской семьи. Возможно, что этот акт был местью за сотрудничество с врагом. Народ и остатки иудейского войска, опасаясь репрессий, спаслись бегством в Египет. Около ста сорока лет после падения Израиля было разрушено и уничтожено и Иудейское царство. Но не во всем разделила Иудея участь Самарии. В нее не были пригнаны новые поселенцы, и она находилась в состоянии опустошения и запущения вплоть до того, как была заселена заново в 538 г. до н. э. вернувшимися из вавилонского плена.

ВАВИЛОНСКОЕ ПЛЕНЕНИЕ И "ВОЗВРАЩЕНИЕ В СИОН".

ПЕРИОД ПЕРСИДСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА

С 586 года до н. э. история еврейского народа включает также историю выходцев из Израиля и Иудеи, невольно или добровольно осевших в Египте, в Вавилонии и в Малой Азии. В этот период впервые возникает еврейское рассеяние или диаспора, т.е. наличие еврейских общин, хранящих свой национальный облик и свое исконное культурное наследие за рубежом родины.

О положении Иудеи после 586 г. до н. э. нет почти никаких данных. В библейских источниках упоминается лишь то, что только мелкое крестьянство и виноградари были оставлены вавилонянами в стране. Кое-какие сведения дают археологические раскопки, произведенные в разных городах Иудеи. Судя по результатам этих раскопок. судьба Северной Иудеи крайне отличалась от судьбы, постигшей Южную Иудею. Города Южной Иудеи были разрушены дотла, а в Северной Иудее такие города и селения, как Мицпа, Гивеон и Бет-Эль, продолжали существовать и после 586 г до н. э.

Возможно, что этот район покорился вавилонской армии еще в начале войны и таким образом избег разрушения. Это предположение подтверждается также тем фактом, что именно в этой области, в Мицпе, находилась резиденция вавилонского наместника Гедальягу.

В отличие от Самарии, никакие чужеземцы не были поселены в полуопустошенной Иудее, и поэтому в персидскую эпоху часть изгнанников могла вернуться туда. Местное население почти не чувствовало ига вавилонской власти и было фактически предоставлено самому себе.

Став беззащитной, Иудея не была в силах воспрепятствовать вторжению в ее пределы соседних народностей. Идумеяне продвинули свои западные границы, овладев крайним югом Иудеи, филистимляне из Ашдода проникли в южную часть Центральной Иудеи, а в Заиорданье стали хозяйничать Аммон и Моав. Они не только овладели смежными областями, но и заселили их я, таким образом, сузили границы Иудеи на много столетий. Покорение Иудеи привело к ее экономическому и культурному упадку. До нас не дошло ни одного литературного произведения Иудеи этого периода, кроме "Плача Иеремии" - сборника элегий о разрушении Иерусалима. Возможно, что это явилось результатом изгнания из страны наиболее культурной части населения.

(Ирмеяху был одним из великих пророком Иудеи, которому суждено было пережить завоевание Иудеи, разрушение Иерусалима и первые годы изгнания. Будучи родом из скромной священнической семьи из окрестностей Иерусалима, он начал свою пророческую деятельность в 627/6 г. до н. э. под впечатлением реформ Иошиягу в критические дни распада Ассирийской империи. Он кончил жизнь в изгнании в Египте, в глубокой старости, приблизительно в конце 80 годов VI века до н. э.

Иеремия был свидетелем быстрого роста Ново-Вавидонского царства, которое в течение немногих лет овладело почти всеми территориями бывшей Ассирийской державы. Он понимал бесплодность борьбы с этим гигантом. По его апокалипсическому видению Вавилону суждено существовать "70 лет", что в пророческих метафорах означало предельную длительность человеческой жизни.

Ирмеяху требовал от царя Иудеи и его вельмож сосредоточить все помыслы и усилия на нравственное усовершенствование, на осуществление социальной справедливости и истинного правосудия и отказ от идеи восстания, как высшей цели. Благодаря своему происхождению Ирмеяху принимал особенно близкое участие в судьбе угнетенных общественных групп. С особой суровостью порицал Ирмеяху священников и служителей Храма, прикрывающих социальную несправедливость и беззаконие. Простой народ верил, что существование Храма и жертвоприношения в нем защитят Иудею от всех невзгод, и это ослепление приведет, по словам пророка, к разрушению Храма и страны (Ирмеяху, гл. 7). Однако, когда все предсказанные невзгоды и бедствия обрушились на народ, Ирмеяху стал пророком-утешителем: в страшные дни осады (587/6 гг. до н. э.), находясь под арестом из-за проповедей, призывавших к прекращению войны и к подчинению Вавилону, он предвидит новое возрождение после временного изгнания: "Вот наступят дни, говорит Г-сподь, когда я выполню свое доброе предсказание о доме Израиля и о доме Иуды. В те дни и в то время возращу я Давиду отрасль праведную, - и будет производить суд и правду на земле. В те дни Иудея будет спасена и Иерусалим пребудет в безопасности..." (Ирмеяху, 33, 14-16).

В отличие от Иудеи, Самария, служившая административным центром и резиденцией вавилонского наместника, процветала экономически, развивая местное производство и принимая участие в международной торговле. Постепенно началось слияние между коренными еврейскими жителями этой области и переселенными туда иноплеменными изгнанниками из Сирии и Вавилонии. Так началась создаваться новая народность - самаритяне, - которой суждено было играть важную роль в истории Палестины в течение нескольких столетий.

Израильские изгнанники были расселены после разрушения Самарии по ассирийским провинциям на западе (Гозан - нынешний Тель-Халаф в Северной Сирии) и на востоке в Мидии; что касается иудейских пленников, то они были поселены в самой Вавилонии. Очевидно, большинство иудейских изгнанников 586 года было отправлено в Центральную и Южную Месопотамию, в пустовавшие с VII века, со времени разрушительных войн с Ассирией, окрестности крупного торгового города Ниппура, расположенного по обе стороны широкого канала Евфрата. Свидетельством тому служит слово "тель" (холм руин), которое входит в состав названий их поселений: Тель-Авив, Тель-Мелах, Тель-Харса и др.

Пленники получили земельные наделы, и их главным занятием было, очевидно, земледелие. Поселение проводилось родовыми и сословными группами, которые фактически совпадали, т. к. ремесла и профессии были наследственными семейными занятиями. Во главе стояли старейшины: "старейшины Иудеи" и "старейшины изгнания". Сам царский дом Иудеи сохранил в плену значительное влияние при вавилонском дворе, и можно полагать, что с ним были связаны надежды изгнанников на возвращение в Иудею.

В первое десятилетие насильственного поселения в Вавилонии на исторической арене - не в самом Вавилоне, а в Тель-Авиве, на берегу большого канала, известного под названием "река Кебар", - появляется один из самых выдающихся пророков по имени Иехезкель (Иезекииль), происходивший из священнической семьи. Его пророческие речи отличаются огромным поэтическим дарованием, исключительной убедительностью и оригинальной формой. В особенности замечательна глава 37 его книги, где говорится об иссохших костях, которые "облекаются плотью" и "оживляются духом". Кости эти - символ возрождения и предвестие возвращения изгнанников на родину. Пророчества Иехезкеля (Иезекииля) отражают настроения и чаяния изгнанников в первое время после их прибытия в Вавилонию.

В народном сознании было распространено мнение, что изгнание, как коллективное наказание за грехи отцов - главным образом за идолопоклонство времен Менаше - в сущности, несправедливая кара. Это чувство было отражено в пословице: "Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина" (Иехезкель, 18, 2). Иехезкель (Иезекииль), признавая правоту народного сетования, выдвинул новую идею личной ответственности: "сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына". В деятельности Иехезкеля (Иезекииля) проявляется новый духовный подъем в вавилонской диаспоре. Идеалы пророков VII и VI веков уточняются, углубляются и становятся достоянием широких масс. Таким образом, с вавилонским пленением связан крупнейший перелом в религиозном сознании еврейского народа. С этого времени совершенно исчезают какие-либо признаки идолопоклонства и фетишизма. Окончательно устранены пережитки хананейских и сирофиникийских культов и обрядов. Ритуал богослужения также подвергся радикальной перемене: невозможные в условиях изгнания жертвоприношения были заменены молитвами и народными собраниями, ставшими прототипами будущих синагог ("синагогэ" - означает по-гречески "собрание").

Эти религиозные реформы и усовершенствования были, несомненно, связаны с надеждами на скорое падение Вавилона и возвращение в Иудею. Во всяком случае, они свидетельствуют о стремлении сохранить национальный облик в условиях изгнания.

Однако параллельно с этим происходит процесс противоположного характера: по-видимому, в связи с тесным общением с вавилонской культурой, ее влияние начинает проявляться в различных сферах жизни. Двенадцать месяцев года получают вавилонские названия. Древний еврейский шрифт заменяется арамейским шрифтом. Это произошло, очевидно, из-за того, что очертания арамейского шрифта более ясны, а арамейский язык, крайне близкий еврейскому, служил канцелярским языком Ассирийской, а затем Вавилонской и Персидской империй и был общепринятым в международных отношениях.

Чувствуется также и литературное влияние Вавилонии. В пот период оформляются книги Царств, основанные на подлинных официальных источниках - "Хроника царей Иудеи" и "Хроника царей Израиля", - которые до нас не дошли. Книги Царств построены на принципе синхронизации, принятом в вавилонском летописании. Многие исследователи предполагают, что именно в этот период было предпринято оформление кодексов Пятикнижия.

Последний Ново-Вавилонский царь Набонид (556-539 гг. до н. э.) провел культовые реформы в главных храмовых городах империи. Он объявил верховным божеством бога луны Сина, одного из богов вавилонского пантеона, культовым центром которого был город Харрая в Северной Сирии. Это мероприятие вызвало возмущение всего жреческого сословия и ускорило падение Ново-Вавилонского царства.

ПОБЕДА И ДЕКРЕТЫ ПЕРСИДСКОГО ЦАРЯ КИРА

Появление победоносной армии персидского царя Кира у границ Вавилонии (539 г. до н. э.) породило в иудейских изгнанниках надежду на близкое избавление. Кир, овладевший Вавилонией почти без сопротивления, отменил все реформы Набонида и тем самым завоевал доверие жрецов старинных городов Вавилонии. Жрецы эти стали верной опорой персидской власти. Во всех храмах приносились жертвы за здравие царя. Отношение Кира к национальным святыням подвластных народностей было, безусловно, необычным явлением именно в эту эпоху, отличительной чертой которой было насильственное навязывание покоренным народам культа и культуры завоевателей. С самого начала своего царствования Кир реставрировал традиционный культ вавилонских богов, о чем говорит надпись на знаменитом "цилиндре Кира" (539/38 г. до н. э.). Политика Кира последовательно проводится всеми его преемниками.

В соответствии с этой политикой Кир опубликовал в начале 538 года до н. э. декрет, разрешавший изгнанникам Иудеи возвратиться в Иерусалим и восстановить разрушенный Храм. Этот декрет дошел до нас в двух редакциях. Одна из них - на еврейском языке (Книга Эзры (Ездра), 1, 2-3; Вторая книга Хроник, гл. 36, 23), в той форме, в которой его объявили во всеуслышание царские глашатаи. Другая - на арамейском языке (Книга Эзры, 3-5), в форме записи, хранившейся в архиве государственной канцелярии в старинной персидской столице Экбатанах. В дословном переводе еврейский текст гласит: "Так говорят Кир, царь Персидский: все царства земли дал мне Г-сподь, Б-г небесный, и он повелел мне построить ему дом в Иерусалиме, что в Иудее. Кто есть из вас (т. е. слушавших провозглашение), из всего его народа, да будет его Б-г с ним - и пусть он идет в Иерусалим, что в Иудее, и строит дом Г-спода, Б-га Израиля, того Б-га который в Иерусалиме". В арамейском тексте определены размеры Храма и дается распоряжение оплатить расходы по его постройке из царской казны, а также вернуть в Иерусалим храмовую утварь, увезенную Невухаднецаром (Навуходоносором). Критический анализ привел современных историков к выводу, что обе редакции декрета Кира подлинны.

Декрет вызвал воодушевление и национальный подъем среди изгнанников. Значительную роль в поднятии духа изгнанников, в привлечении их к идее возвращения на родину и в укреплении их веры в скорое восстановление всей Иудеи сыграл "Второисайя". Этим именем научная литература, занимающаяся исследованием Библии, называет анонимного пророка второй половины VI века до н. э., произведения которого собраны в главах 40-61 книги Иешаяху (Исайи). Лейтмотивом его проповедей было утверждение, что "грех отцов", который, по мнению многих, тяготел над изгнанниками, искуплен и что Кир - избранник Б-га Израиля и его орудие для восстановления Иудеи. Всеобщее воодушевление вылилось в народное движение "Возвращение в Сион" ("Шиват-Цион") - беспримерное в истории того времени явление. Из всех народов, изгнанных Ассирией и Вавилонией, только евреи вернулись на родину.

Но не все изгнанники были готовы вернуться. Часть их успела обжиться и прочно обосноваться на новом месте, и мысль о возвращении в разгромленную Иудею их отнюдь не привлекала. Среди них преобладали, по всей вероятности, лица, которые не оставили в Иудее никаких земельных владений или приобрели в Вавилонии значительное состояние. Большинство возвратившихся составляли представители знати и, в первую очередь, священники (коганим) и левиты (храмовые служители). С восстановлением Храма они надеялись возвратить себе былое значение.

Первая группа, насчитывавшая несколько тысяч человек, включая женщин, детей и рабов, покинула Вавилонию в 538 году до н. э. Ее возглавляли: первосвященник Иегошуа (Иисус) и внук царя Иегояхина Зерубавель, который был позднее назначен персидским наместником в Иудее.

Декрет Кира относился лишь к Иерусалиму и Иудее; бывшее израильское царство вообще не было упомянуто. Иерусалим и Иудея, очевидно, воспринимались Киром как храмовой город с прилегающей к нему областью, наподобие храмовых городов-государств, столь характерных для Месопотамии. Эта концепция повлияла не определение границ нового поселения и на правовое положение Иудеи, называвшейся в период персидского владычества по-арамейски Яхуд.

Большинство возвратившихся поселилось в Северной Иудее, города которой не подверглись разрушению в 586 г. до н. э. Некоторые все же направились в Иерусалим и его окрестности, несмотря на их плачевное состояние.

Первой заботой новоприбывших было возведение алтаря и очистка храмовой территории от покрывавших ее груд обломков и пепла для того, чтобы приступить затем к самой постройке Храма - символа национальной независимости Иудеи. Но работы не подвигались с желательной быстротой. Помехой им были столкновения с соседями, осевшими в Иудее, в особенности с самаритянами. Среди этих народностей образовалась с течением времени своя аристократия и свои влиятельные имущие круги, находившиеся в тесной связи с персидским наместником и его приближенными. Несмотря на распространенный среди них религиозный синкретизм, заключавшийся в смешении племенных обычаев с местным религиозным культом, они в основном придерживались иудейской религии. Считая себя наследниками колен, составлявших Израильское царство, и, таким образом, интегральной частью всего народа, они требовали принять их в качестве полноправных участников восстановления Храма.

Однако иудеи, возвратившиеся из Вавилонии, принесли с собой ярко выраженное национальное самосознание, которое выкристаллизировалось в условиях их вынужденного пребывания на чужбине. В этих условиях возникли резко очерченные разграничения между потомками изгнанников, ревностно хранивших заветы религии, и между окружающей средой. Эта усиливавшаяся тенденция к национально-религиозной обособленности, перенесенная в Иудею, вызвала - с первых же дней - неизбежные конфликты с местными жителями.

Желание самаритян принять участие в постройке Храма было категорически отклонено возвратившимися из изгнания. Главы Самарии пустили в ход свои связи с персидскими властями и добились приказа приостановить строительство. Начатые работы по восстановлению Храма были прекращены до 520 г. до н. э., второго года царствования Дария.

Приход Дария к власти произошел на фоне всеобщего восстания, потрясшего, и едва ли не разрушившего, основы Персидской империи. Эта политическая катастрофа возродила мессианские чаяния в Иудее и привела к новому пророческому подъему, выразившемуся в деятельности двух пророков - Хаггая (Аггея) и Зехарии. Они призывали к тому, чтобы ускорить возведение Храма, видя в этом первый шаг к восстановлению "царства дома Давидова", и предвещали полное избавление от чужеземного ига. "Отпрыском дома Давидова" был в их представлении Зерубавель, в назначении которого наместником Яхуда они усматривали начало осуществления их надежд.

Хаггай и Зехария и, несколько позднее, анонимный пророк, называвший себя "Малахи" - "мой вестник" ("вестник Б-га"), - были последними представителями пророческого движения, начало которому положили Амос и Исайя.

На втором году царствования Дария в государственном архиве в Экбатанах была найдена копия декрета Кира. На этом основании работы были возобновлены, и на шестом году царствования Дария (516 г. до н. э.) завершилась постройка Храма - около семидесяти лет после его разрушения.

В Иерусалимском Храме, как и в храмах других областей Персидской империи, приносились жертвы, сопровождавшиеся молебнами за здравие царя и за здравие его семьи. Этот обычай соблюдался почти во все годы существования Второго храма, исключая период Хасмонеев. Он символизировал безоговорочную зависимость Иудеи от персидских царей, а впоследствии и от греческих и римских властителей. Из текста Книги Зехарии можно заключить, что в этот период впервые намечаются некоторые разногласия - на почве разделения полномочий - между первосвященником Иегошуа и Зерубавелем, потомком Давида, и в то же время наместником персидского царя. Права и полномочия, предоставленные храмовым служителям, и постоянная поддержка их со стороны персидских властей разрешили спор о верховной внутренней власти в пользу первосвященника. Зерубаведь больше не упоминается. Значение "отпрысков дома Давидова" и связанных с ними мессианских чаяний тем самым стушевывается.

Административная структура Иудеи получает в царствование Дария (522-486 гг. до н. э.) свое окончательное оформление. Она сохранилась на протяжении почти двухсот последующих лет персидского владычества.

Яхуд был одной из провинций Абар-Нагара (Транс-евфратии); он управлялся наместником, административный центр которого находился, по-видимому, в Иерусалиме.

Яхуд граничил на севере с провинцией Самарией, а на юго-западе к нему примыкала провинция Филистии - Ашдод. Что касается Заиорданья, то для установления его административной принадлежности не имеется достаточных данных. Иудее была предоставлена широкая внутренняя автономия. Руководили ею первосвященник и главы влиятельных семей.

Долголетнее царствование Дария было для Иудеи периодом продолжительного спокойствия, которое оказало благотворное влияние на ее экономику. Наряду с земледелием и скотоводством развиваются сопряженные с ними промыслы - ткацкое и красильное дела, виноградарство, производство оливкового масла и молочное хозяйство. Немало способствует благосостоянию и участие в международной торговле, широко развитой персидскими властями. Однако тяжелым бременем ложатся на население поборы, от которых больше всего страдают мелкое крестьянство и городской пролетариат. Земельная собственность и торговый капитал все более и более концентрируются в руках немногочисленных семей; по мере того как малоимущие все чаще переходят на положение арендаторов и рабов, острее ощущается социальное неравенство.

В переписи населения времен Дария упоминаются города не только в наделах Иехуды и Биньямина, но и Бет-Эль в Эфраиме и селения на севере приморской полосы. В общей сложности в переписи насчитываются свыше 40000 душ; это число соответствует, вероятно, народонаселению Иудеи в первые десятилетия после "Возвращения в Сион".

Естественный прирост и возвращение изгнанников из Вавилонии приводят к увеличению численности еврейского населения и вне официальных границ провинции Яхуд - в горах Эфраима, в приморской полосе и в Саронской долине. Наблюдается постепенное сближение с "народами страны", которых вначале так чуждались "возвратившиеся из изгнания". Число смешанных браков растет, особенно в кругах высших сословий.

Переломным этапом в истории Иудеи в период Возвращения был 458 год до н. э., год прибытия новой группы иммигрантов из Вавилонии, т. е. 80 лет после начала Возвращения. Во главе этой группы, состоявшей из нескольких тысяч человек, стоял Эзра (Ездра), который носил звание "софер" (писец), обозначавшее, как полагают, высокого чиновника персидского царя. Он был снабжен "ништеваном" - грамотой, выданной ему царем Артаксерксом. Эта грамота разрешала всем иудеям, проживавшим в Вавилонии, вернуться на родину и облекала Эзру полномочием объявить законы Торы гражданским уложением Иудеи, нарушение которого влекло за собой соответствующее наказание. Для проведения этой реформы Эзра имел право назначать судей, которые должны были творить суд согласно законам Торы.

В выдаче ништевана известную роль сыграли политические соображения. На седьмом году царствования Артаксеркса Египет еще не был усмирен, и возможно, что персидский царь был заинтересован в лояльном и дружественном отношении населения Иудеи.

Прибытие новой группы ободрило жителей Иудеи и обогатило их ценным культурным элементом. В то же время вновь обострились отношения Иудеи с самаритянами, которые не замедлили обратиться с доносами к персидским властям. При обычной подозрительности персидской бюрократии ко всему происходящему в далеких сатрапиях, такие доносы всегда имели некоторое влияние, и политическое положение Иудеи ухудшилось. В этот критический для Иудеи момент в Иерусалим прибыл Нехемия (Неемия), знатный вельможа при дворе Артаксеркса I в Сузах. Его дневник и книга Эзры, включенные в библейский канон, служат главными источниками, освещающими эту эпоху. Нехемия добился у царя назначения его наместником Иудеи и разрешения восстановить полуразрушенный Иерусалим. Его полномочия были точно определены. На основании своего назначения он мог проводить мероприятия, опираясь, в случае надобности, на персидский гарнизон.

Прибыв в Иерусалим в 445 г. до н. э., он сумел воодушевить народ и побудить его к обнесению города новой крепостной стеной. Задание было выполнено в порядке добровольной мобилизации. Жители Иерусалима и провинциальных городов приняли в равной мере участие в работах, и постройка стены была закончена в сравнительно короткий срок. Самаритянская аристократия, во главе с Санбаллатом, назначенным персидскими властями наместником Самарии, не хотели мириться с фактом усиления Иудеи и пытались подорвать влияние Нехемии. Санбаллат объединился с главами других провинций, а также с иерусалимской знатью и с первосвященником храма - Эльяшивом. Все члены той группы состояли в родстве друг с другом. Внук первосвященника, например, был женат на дочери Санбаллата, и вообще значительная часть иерусалимской аристократии имела самаритянских жен из тех же кругов. Враждебность знати к Нехемии особенно усилилась после проведенных им социальных реформ, в первую очередь освобождения всех впавших в рабство крестьян вместе с их землями. Руководящие круги Иерусалима перешли по отношению к Нехемии в оппозицию, но народные массы, видевшие в нем своего защитника и покровителя, стали, как выявляется из источников, всецело на его сторону.

После окончания фортификационных работ, в праздник Суккот, когда, согласно обычаю, жители Иудеи совершали паломничество в Иерусалим, было созвано всенародное собрание. Эзра, который до этого момента не упоминается в дневнике Нехемии, читал и объяснял собравшимся законы Торы. После этого, как и во времена Иошиягу (622/21 г. до н. э.), был заключен договор о строгом соблюдении этих законов. Этот договор был подписан духовенством и иудейской знатью, очевидно, под давлением Нехемии и народного собрания. Самые важные обязательства договора: не родниться с окружающими народностями - пункт, явно направленный против иерусалимской знати, семьи первосвященника и их высокопоставленных самаритянских родичей; соблюдение субботы как общеобязательного дня отдыха, социальное нововведение, не имевшее примера у других народов; забота о поддержке Храма и его служителей - с целью освободить его со временем от подчинения персидским чиновникам.

Нехемия занимал пост наместника Иудеи до 432 г. до н. э., когда он был вызван к персидскому царю. В Иерусалиме не было известно, вернется ли он в Иудею и будет ли возобновлено его назначение. Во время его поездки в Персию недовольные им круги во главе с первосвященником Эльяшивом пытались ликвидировать его - в первую очередь социальные - реформы и нарушить договор 445 года.

Пребывание Нехемии в Персии длилось недолго, и после возвращения в Иудею он возобновил свою реформаторскую деятельность. Борьба против семьи первосвященника усилилась, и Нехемия изгнал из Иерусалима сына Эльяшива, который был зятем Санбаллата. Так начался процесс религиозного и национального обособления самаритян. Все же в течение ряда поколений продолжалась тесная связь самаритян с Иерусалимским Храмом, и лишь после завоевания Палестины Александром Македонским они окончательно отложились от Иерусалима и основали свой храм на горе Геризим, вблизи древнего города Сихема. Однако, религиозные принципы самаритян не отличались в основном от иудейских, несмотря на то, что между самаритянской версией Торы, написанной древнееврейским (финикийским) шрифтом, и еврейским традиционным (масоретским) текстом, написанным квадратным "арамейским" алфавитом, имеются некоторые различия.

В самаритянской Библии в роли культового центра фигурирует не Иерусалим, а Сихем, а вместо горы Мория - гора Геризим. Деятельность Эзры и Нехемии, охватывавшая все стороны государственной, социальной, экономической и культурной жизни Иудеи, оказала глубокое влияние на ее быт и строй на протяжении многих последующих поколений. Сто лет, отделяющие эпоху Нехемии от завоевания Палестины Александром Македонским, не отражены почти ни в каких источниках. Обнаружение элефантинских папирусов конца пятого века до н. э. отчасти пролило свет на тот период, благодаря содержащемуся в них указанию на влияние и значение иерусалимских первосвященников того времени. Несмотря на прерогативы персидского наместника, внутреннее управление фактически находилось в руках первосвященника и знати ("хорей Йегуда"). Их влияние выходило далеко за пределы Иудеи и простиралось на все еврейские общины в рассеянии, которые к этому времени разрослись и размножились. Некоторые исследователи считают, что к концу персидской эпохи полномочия наместника всецело перешли к первосвященнику.

В эту эпоху Иудея включилась в торговую систему Персидской империи, охватывавшую также Грецию, Финикию и Аравию. Черепки и целые сосуды, изделия Аттики V и IV вв. до н. э. были обнаружены почти при каждой раскопке селений персидской эпохи. Одновременно с расцветом торговли развились и ремесла, часть продукции которых шла на вывоз. Каждое ремесло было, по-видимому, как и в прежних эпохах, традиционным наследственным семейным занятием. В городах отдельные ремесленные цехи концентрировались в определенных кварталах. Иногда целая группа селений какой-либо области специализировалась в том или ином ремесле из-за близости источника сырья - глины, оливковых рощ или бальзамовых деревьев и т. п. - как, например, в Эйн-Геди на берегу Мертвого моря, раскопанном в последние годы.

Очень мало исторических данных сохранилось о культурной жизни Иудеи после реформ Нехемии. Некоторые исследователи склонны относить к этому периоду создание ряда библейских книг как включенных в масоретский канон, так и оставшихся вне его, как, например, книги Хроник и "Эсфирь" и новелла "Юдифь". Изучение н редактирование текста библейских книг, которые во времена Первого Храма были сосредоточены в руках священников и левитов, становятся в этот период занятием особого сословия "софрим", т. е. писцов или ученых.

Они же занимались разъяснением законов и основанием школ. Их деятельность в течение ряда поколений положила основу толкованиям библейских законов, известным позже под названием "Устного учения" ("тора ше-беал-пе"). В этот период уже существовало несколько центров еврейской диаспоры. Старейший из них был в Вавилонии, где евреи продолжали, очевидно, играть значительную роль в экономической жизни страны, как показывают документы вавилонского банкирского дома Мурашу, конца V века до н. э.

О евреях Египта имеются более обильные сведения. Возможно, что евреи начали селиться в Египте еще до вавилонского пленения. Во всяком случае в VI веке до н. э. уже существовал "божий дом" на острове Элефантине (Ев), в среднем течении Нила, недалеко от Ассуана, где находилось еврейское военное поселение, по-видимому, для охраны южных границ империи. Много сведений об этой иудейской колонии в V-IV вв. до н. э. содержится в элефантинских папирусах, обнаруженных в начале нашего века. Несмотря на то, что еврейская колония имела свой Храм, она находилась в тесном контакте с Иерусалимом. Из Иерусалима получались религиозные предписания, например, точное время празднования Песах. Когда египтяне напали на элефантинский храм, община обратилась за помощью к персидскому наместнику Яхуда, к иерусалимскому первосвященнику и к сыновьям наместника Самарии Санбаллата. Имеются также сведения о еврейских поселениях и на севере Египта, в районе Дельты.

Связь между диаспорой и Иерусалимом крепнет в продолжение последующих веков и в эллинистический период становится одной из характерных черт еврейской истории.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН СОБЫТИЙ И ПРОРОЧЕСТВА

"Ибо так сказал Б-г: когда пройдут семьдесят лет вашего пребывания в Вавилоне, тогда я вспомню вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы возвратить вас в место сие"

(Иеремия 29:10)

"Я, Даниэль, вычислил по книгам число лет, о котором было сказано слово Б-га к Иеремии, пророку, и вот: семьдесят лет продлится разрушение Иерусалима"

(Даниэль 9:2)

В 586 г. до н.э. вавилонский царь Навуходоносор (Невухаднецар) штурмом взял Иерусалим и сжег прекрасный храм царя Соломона. Вавилоняне вывели из страны огромное количество пленных. Так начался для евреев великий плен, который продолжался почти 70 лет. Пророчество Иеремии о том, что Всевышний провозгласил, что Вавилон будет господствовать семьдесят лет, и семьдесят лет Иерусалим будет лежать в развалинах, устрашало не одно поколение монархов и их советников. Если пророчеству суждено было сбыться, то, значит, монархам предстояло лишиться полноты власти, а империям суждено распасться. В ожидании исполнения пророчества цари избегали проявлять неуважения к невидимому и непонятному Б-гу евреев, боясь вызвать его гнев. Они жили в страхе, но и в надежде на то, что разрушение Храма означает конец Его власти.

Со временем могучая Вавилонская держава ослабла и стала легкой добычей персидских царей. Навуходоносор царствовал сорок пять лет. Его сменил его сын Эвил Меродах, который царствовал двадцать три года. Его преемник Валтасар, вступив в третий год своего правления, с трепетом считал дни по мере того, как приближался конец семидесятого года. И вот эти семьдесят лет, как ему казалось, истекли, Валтасар ликовал и искал способ показать свое презрение к Б-гу, которого уже не боялся. Он устроил пир, который вошел в историю как образец дикой оргии. В честь своего празднества он сделал то, на что не осмелился даже его дед. Он вынул из сокровищницы сосуды Храма, чтобы использовать их в своем необузданном пиршестве. А почему бы и нет? Иеремия ошибся. Вавилон пережил роковой срок, и Иерусалим не был восстановлен. Но ошибся Валтасар. К утру он был уже мертв.

Валтасар погиб в ту же самую ночь, он был наказан за свою наглость. Он был убит Дарием, мидийцем, и зятем Дария Киром, персом. Дарий предложил трон Киру, но последний отказался, так как в пророчестве Даниэля было сказано, что Вавилонское царство перейдет сначала к Мидии, а потом к Персии. Таким образом, с помощью пророчества был решен государственный вопрос: кто займет трон империи. Дарий процарствовал год, а Кир - менее трех лет. Новая власть отличалась веротерпимостью. Евреи пользовались значительными правами и самоуправлением. Персидский царь Кир позволил евреям вернуться в Иудею и восстановить Храм. Для этого выделялись значительные средства из царской казны, а также возвращались храмовые ценности, которые когда-то были увезены вавилонянами. Указ Кира был издан за два года до того, как Ахашверош (Артаксеркс) стал царем и за четыре года до событий, описанных в свитке Эстер.

Хотя праведный персидский царь разрешил евреям вернуться на родину, но только сорок две тысячи из них откликнулись на его призыв, миллионы же остались в изгнании.

Таков был исторический фон, на котором разыгралась драма Пурима. Еврейский народ был разбросан и растерян. В Вавилоне возродилось изучение Торы, однако, даже среди наиболее выдающихся представителей народа были такие, которые спрашивали, должны ли они оставаться верными своему союзу с Б-гом после того, как Он лишил их возможности жить на Его земле.

Кир перевел свою столицу в город Шушан (Сузы) в земле Элам. Туда же переехали Мордехай и Даниэль, но они не смогли организовать обучение Закону Моисея на том уровне, на котором оно велось в уже давно сложившихся и процветающих академиях Вавилона. Работы по восстановлению Храма продолжались, несмотря на набеги враждебных племен, живших вблизи Иерусалима.

Однако в последние месяцы своего царствования Кир изменил отношение к евреям и запретил новым группам изгнанников возвращаться в Землю Израиля. Это препятствие вызвало отчаяние в среде тех, кто уже находился в Иерусалиме, и работы, начатые с такими надеждами, были приостановлены. И все же восстановление Храма не было запрещено, хотя встречало все больше препятствий.

Политика веротерпимости продолжалась и при наследниках Кира.

Правление Кира длилось недолго. Всего через два года после того, как он отдал приказ о восстановлении Храма, В конце V века до н.э., в 3392 году (368 г. до н. э.), персидским царем стал сын Ксеркса Асвир, которого греки назвали Артаксерксом, в евреи - Ахашверошем. Могущество нового царя не знало границ. В состав персидской империи входили Индия, Малая Азия, Фракия, Македония, Вавилония, Сирия, Страна Израиля, Египет и часть Аравийского полуострова. Сохранилась надпись на краеугольном камне здания в Персеполисе:

"Я - Артаксеркс, великий царь, единственный царь, царь (всех) стран (в которых говорят) на всех языках, царь этой большой и простирающейся далеко земли, сын царя Дария, Ахеменида, перса, сына перса, - так говорит царь Артаксеркс:

Вот страны, в которых (в придачу к Персии) я являюсь царем под сенью (бога) Ахурамазды, которые платят мне дань; все, что я требую у них, они исполняют и подчиняются моему закону.

Мидия, Элам, Арахозия, Урарту, Дрангиана, Парфия, Вавилония, Ассирия, Египет, жители Иконии, живущие у соленого моря, и те, кто живет за соленым морем, Аравия, Гандара, Индия и Куш (Эфиопия)".

Новый царь не был другом евреев. Ахашвероша не интересовали ни евреи, ни их Храм.

Существует мидраш (притча, толкование), повествующий, что жена Ахашвероша, царица Вашти, была внучкой Навуходоносора. Она яростно возражала против любых попыток восстановить Храм и настояла, чтобы Ахашверош положил конец делу, начатому Киром. После того, как из Иерусалима пришло письмо, написанное врагами евреев и сыновьями Амана, в котором говорилось, что под предлогом восстановления Святыни евреи готовятся к восстанию против империи, царь запретил работы в Иерусалиме. Работы, начатые с такими надеждами, были остановлены. Казалось, что пророчеству о том, что Иерусалим будет лежать в развалинах не более семидесяти лет, сбыться не суждено.

Ахашверош тоже посматривал на календарь. Он не хотел ошибиться. Согласно его расчетам, семьдесят лет истекали на третий год его царствования. Он отпраздновал это событие стовосьмидесятидневным пиром, с описания которого начинается Свиток Эстер. И, чтобы ознаменовать свое освобождение от страха перед пророчеством Иеремии, он сделал то, что ранее бы не дерзнул - осквернил священные сосуды Храма. Его расчет был также ошибочен, но он избежал мгновенного возмездия, так как, согласно воле Б-га, он должен был стать отцом того, кто исполнит слова пророков, то есть Дария II, сына Эстер, при котором был восстановлен Храм.

Но жизнь распорядилась иначе. Девять лет спустя Эстер пришла просить за свой народ, и царственно щедрый Ахашверош, как известно, сказал ей, что она может просить все что угодно, хоть половину царства: все будет исполнено. Как говорит Талмуд, он сказал ей, что она может просить обо всем, кроме того, что может повлиять на судьбу царства. И что же это было? Восстановление Храма. Не будем забывать о том, что в то время Ахашверош не знал, что его жена еврейка, а она никогда не давала ему повода думать, что Храм, давно лежавший в развалинах, представляет для нее какой-либо интерес. Тем не менее, проявляя щедрость, которую вряд ли кто-нибудь другой проявил бы с целью утешить свою жену, он счел необходимым предупредить ее, что из всех возможных просьб есть лишь одна, которую он не может исполнить, потому что ее исполнение нанесет непоправимый ущерб его царству: Храм не должен быть восстановлен. Хотя лишь сорок две тысячи евреев вернулись на родину, Святой Город и Святая Земля не давали покоя правителям.

После того, как произошли события, описанные в Мегилат Эстер (Свитке Эстер), персидский трон, после смерти Ахашвероша наследует новый царь - Дарий II - сын Эстер и Ахашвероша, который приказывает возобновить восстановление Храма.

В Иране (древней Персии), в городе Хамдан (древняя столица Шушан), находятся и поныне могилы Эстер и Мордехая. Еврейские путешественники еще в XIII веке давали описание этой гробницы, и по сей день евреи Ирана собираются туда в день Пурима и читают там Мегилат Эстер. Как уже упоминалось выше, Иеремия утверждал, что должно пройти семьдесят лет господства Вавилона, прежде чем Б-г вспомнит о евреях; Даниэль же говорит, что должно пройти семьдесят лет со дня разрушения Иерусалима. Как мы уже видели, все цари этого периода со страхом ожидали окончания этого семидесятилетнего срока, и каждый из них в свою очередь пытался определить этот момент.

ЖИЗНЬ В ПЕРСИИ

По всей видимости, Книга Эстер была написана в Вавилонии или Персии и отражает историческую действительность, царившую в Персидской империи в эпоху правления династии Ахменидов (558-330 гг. до н.э.), т. е. до нашествия греков во главе с Александром Македонским. Подтверждением того, что Книга Эстер написана в догреческую эпоху, служит полное отсутствие в ней греческих терминов и имен. Встречающиеся в книге иностранные слова - либо персидские, либо арамейские.

Евреи жили в Персидской империи довольно спокойно. Нет никакого сомнения в том, что и они были среди приглашенных на царский пир (стихи 5 - 8). Как мы увидим в дальнейшем. Книга Эстер рисует нам прототип еврейской жизни в диаспоре, со всеми ее интригами, опасностями и победами.

Подробное описание царского пира, скорее всего, не содержит особых преувеличений. Среди археологических находок описываемого периода немало золотых чаш для напитков в виде животных, причем каждая иной формы.

Из того, что мы знаем о подобных пиршествах, можно заключить, что опьянение здесь доходило до той стадии, когда для развлечения гостей в залу вводили проституток (голых или почти голых).

Однако трудно себе представить, чтобы от царицы потребовали подобного унижения. А если бы такое требование было высказано, царица наверняка отказалась бы его выполнить.

Автор Книги Эстер был прекрасно осведомлен о порядках, существовавших в Персидской империи в те времена, - начиная с группы из семи княжеских советников и до сложной и действенной почтовой системы, обслуживавшей всю огромную империю.

ЧТО ОЗНАЧАЕТ ИМЯ "ЭСТЕР"?

Имя Эстер должно иметь какое-то отношение к имени вавилонской богини Иштар. (Иштар или Аштар - на персидском языке - утрення звезда, Венера. (Талмуд, Трактат Мегила)) Точно так же не может быть случайным сходство между именами Мордехай и Мардук (имя вавилонского бога). Имя злодея Амана, возможно, созвучно с именем еще одного персидского божества Мемухана. Хотя существует еще версия происхождения имени Аман от ивритского "мемухан", что означает приготовленный, готовый. Мидраш Раба объясняет это таким образом: "Потому что был предназначен для наказания Израиля", т. е. его судьба определена его именем.

Либо оба имени были избраны неслучайно, что свидетельствует о высокой степени ассимиляции, либо вся эта история основывается на персидском фольклоре - мифах о богах и богинях - переработанном автором Книги Эстер для его собственных целей.

Обратите внимание и на то, что у Эстер есть и еврейское имя (Хадасса), под которым ее, возможно, знают среди евреев, обычай, который по сей день распространен в диаспоре. (Хадасса - мирт. Так названа Эстер, потому что дела праведников подобны аромату мирта. (Мидраш Раба))

При раскопках в Гезере, Лахише и Тель-Джемме были найдены специальные приспособления на четырех ножках, вырезанные из камня, для сжигания ароматических веществ. В этих горелках помещались благовония, которыми женщины пропитывали одежду и тело. Очевидно, в 12-м стихе речь идет именно об этом, хотя срок в 12 месяцев, в течение которых женщину подготавливали таким образом, кажется чрезмерным, даже когда речь идет о ночи, которую ей предстоит провести с царем.

Как известно, на всем древнем Ближнем Востоке ворота были тем местом, где происходили суды и вершилась справедливость...

Истцы и ответчики во время разбирательства стояли, а судья, роль которого мог выполнять сам царь, или чиновник, назначенный царем, или даже простолюдин, выбранный для этой цели, сидел. Таким образом, слова "Мордехай сидел в царских воротах" (стих 21) приобретают конкретное значение.

После того, как Эстер стала царицей, она сделала так, чтобы Мордехая назначили магистратом или судьей (одна из невысоких должностей в сложной иерархии персидского двора).

Таким образом, она не только признает то, что сделал для нее Мордехай, но и дает ему возможность легче проникнуть на царский двор.

Посетитель Персеполиса, одной из столиц древней персидской империи, может, пройдя сквозь двойные ворота дворца, еще и сегодня посидеть на одной из каменных скамей, которыми пользовались во времена Ахашвероша и Мордехая царские придворные.

Зереш, жена Амана, и его советники хорошо осведомлены о евреях и о том, какую силу им приписывают (стих 13). Но это история личной мести, а месть редко бывает рациональной.

Тем не менее, интересно порассуждать о том, как родилось ощущение того, что невозможно перехитрить соперника - еврея.

Возможно, жена Амана и его советники умеют читать те знаки, которые они видят в только что услышанном рассказе, где Мордехай оказался победителем, а Аман побежденным.

Возможно также, что они, как это часто бывает, вместо того, чтобы обвинять какого-то одного определенного еврея, обвиняют всех евреев вместе.


=ПРАЗДНИКИ=НА ГЛАВНУЮ=ТРАДИЦИИ=ИСТОРИЯ=ХОЛОКОСТ=ИЗРАНЕТ=НОВОСТИ=ПЕСАХ=