ХАДАССА БЕН-ИТТО

ЛОЖЬ, КОТОРАЯ НЕ ХОЧЕТ УМИРАТЬ

"ПРОТОКОЛЫ СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ":
СТОЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ
ПИШИТЕ

= Главная = Изранет = ШОА = История = Новости = Традиции =
= Музей = Антисемитизм = ОГЛАВЛЕНИЕ =

ГЛАВА 12: ЛОЖЬ, КОТОРАЯ НЕ УМРЕТ

ПОВТОРНОЕ СЛУШАНИЕ В ЙОХАННЕСБУРГЕ

Телефон зазвонил прямо в тот миг, когда я вернулась домой после утреннего купания в море. Мой друг, Генри Шакановский, бывший йоханнесбургский судья, недавно переехавший на жительство в Израиль, звонил из Южной Африки, куда он поехал, чтобы навестить детей. Стоял 1991 год, в Южно-Африканской Республике шел болезненный процесс реформирования, который в конечном итоге избавил страну от бича апартеида. В течение ряда лет многие книги, сочтенные "нежелательными", запрещались режимом белых - теперь эти запреты снимались, что сопровождалось публикацией тщательно составленных списков разрешенных к печати книг.

К изумлению и ужасу еврейской общины, сказал мне Генри, видное место в этих списках занимали "Протоколы сионских мудрецов", запрещенные в 1945 году и объявленные "нежелательными" в 1979-м. 12 июля 1991 года специальный Комитет по делам печати, действуя в рамках своей правоспособности, объявил "Протоколы сионских мудрецов" книгой, которая более "не считается нежелательной".

Я рассказала Генри, как делегат одной африканской страны заявил при мне с трибуны Ассамблеи ООН: "В том, что наши братья живут в Южно-Африканской Республике, как рабы, следует винить евреев". Теперь евреев будут винить в уничтожении апартеида, ответил Генри.

Группа юристов, обсуждающих возможность начала судебного преследования, сказал он, хотела бы услышать мое мнение. Все они озабочены последствиями, которые может в настоящее время вызвать издание "Протоколов", однако некоторые полагают, что судебное преследование способно принести еврейскому сообществу еще больший вред. Еврейские лидеры стояли в первых рядах борцов с апартеидом.

Запрет книг был одним из орудий расистского белого режима Южной Африки и как таковой осуждался либералами, приветствовавшими снятие запретов и выступавшими за полную свободу самовыражения, установленную в свободных, демократических странах.

Если евреи попытаются воспрепятствовать снятию запрета с этой книги, не станут ли их воспринимать как противников происходящей либерализации?

Не станет ли пресса изображать их лицемерами, отказавшимися от своих принципов, выступавшими за свободу самовыражения лишь до тех пор, пока она не затрагивала их интересов?

Не станут ли говорить, что евреи отстаивают свободу каждого гражданина высказываться на какую угодно тему лишь при условии, что он не скажет о них ничего пренебрежительного?

А как же насчет доказанной поддельности "Протоколов", спросила я, разве свобода самовыражения предоставляет право распространения опасной лжи?

Разве не настало время подвергнуть некоторые из священных, конституционно обоснованных норм, которые многие из нас считают неоспоримыми, серьезному пересмотру?

Разве не время выступить против опасных личностей и организаций, которые, под прикрытием конституционных прав и свобод, ими же цинично попираемых, открыто проповедуют ненависть и фабрикуют лживые документы, подстрекающие к насилию?

Сколько еще невинных людей должно пасть жертвами негодяев, которым мы позволяем выбирать себе мишени для нападок?

Да, сказал Генри, удивленный моим пылом, однако продолжавший изображать "адвоката дьявола", но кто способен решить, что есть ложь, а что истина?

Существует же запротоколированное решение южноафриканского суда, напомнила я. Странно, почему-то "Протоколы" снова всплыли на поверхность не где-нибудь, а именно в Южной Африке, где суд еще 57лет назад недвусмысленно назвал их ложью и подлогом. Разве не вправе они заявить, что вопрос о "Протоколах" был окончательно решен в опубликованном постановлении компетентного южноафриканского суда?

2 августа 1991 года Издательский директорат подал в йоханнесбургскую Апелляционную коллегию по делам печати жалобу на Комитет по делам печати, связанную с "Протоколами сионских мудрецов".

В качестве "заинтересованных сторон" были названы Коллегия представителей южноафриканских евреев и Международная ассоциация еврейских адвокатов и судей (южноафриканское отделение).

В жалобе говорилось, что эта публикация отвечает трем категориям определения "нежелательной публикации", содержащегося в статье 47 (2) Закона о печати, где говорится:

"Для целей настоящего закона любая публикация... должна считаться нежелательной, если какая-либо из ее частей:

Является святотатственной или оскорбительной для религиозных убеждений и чувств любой части населения Республики; или:

Делает любую часть населения Республики объектом издевательства либо презрения; или:

Наносит ущерб отношениям между любыми частями населения Республики".

Совершенно очевидно, говорилось в жалобе, что еврейское сообщество Южно-Африканской Республики, образующее "часть населения Республики", имеет право защищать свои интересы и быть представленным теми, кто достаточно осведомлен для изложения его точки зрения перед Коллегией.

На сей раз, в отличие от Грейамстаунского процесса, для доказательства причинения ущерба персональный истец не требовался. Закон, применяемый в данном случае, защищал права групп и частей населения, поэтому группа людей, чьи интересы ставились под угрозу, имела право быть представленной в суде.

Не было и необходимости обсуждать потенциальную угрозу, исходящую от "Протоколов сионских мудрецов". Холокост уже состоялся, так что свидетельств о том, какое применение нашли "Протоколам сионских мудрецов" нацисты, имелось предостаточно. Было также очевидно, что неонацистские группировки вновь обращаются к "Протоколам" и что по всему миру выходят новые их издания.

Составленная адвокатами истцов обстоятельная записка по делу содержала 137 страниц. В ней излагалась история "Протоколов", обнаружения их источника, описывался вред, который они причинили, и отношение авторитетных научных учреждений, а также правительств, парламентов и судов других стран к их изданию.

12 ноября 1991 года семь членов Апелляционной коллегии по делам печати под председательством мистера Л. В. Моркеля единодушно вынесли постановление, отменяющее решение специального Комитета по делам печати. "Протоколы сионских мудрецов" были объявлены нежелательным документом, причем запрещалось не только их издание, но и владение ими.

Адвокаты, которым пришлось едва ли не закрыть свои конторы, чтобы в рекордный срок подготовить записку по делу, созвали своих клиентов, чтобы обсудить решение Коллегии.

Они выиграли важную юридическую битву, установили прецедент. По вопросу о представительстве Коллегия постановила, что еврейское сообщество Южно-Африканскй Республики составляет существенную часть населения страны и, поскольку рассматриваемая публикация претендовала на то, чтобы стать важным для проводимой в отношении евреев политики документом, представительство еврейского сообщества имеет для него жизненно важный интерес.

"Не предоставить им такого права означало бы вступить в противоречие с принципом естественной справедливости, гибкости и беспристрастности, обычно ассоциируемыми с процессуальными действиями органов административной юстиции", - постановила Апелляционная коллегия. Если бы представителей не было, добавил председательствующий, Коллегии, скорее всего, пришлось бы самой обратиться для получения экспертного заключения в Коллегию еврейских представителей.

То, что Коллегия уяснила создаваемую "Протоколами" опасность, произвело на всех большое впечатление. Представителям евреев удалось убедить этот орган правосудия в том, что Южно-Африканская Республика должна присоединиться к странам, которые сочли необходимым покончить в наступившую после Холокоста эру с изданием "Протоколов".

Ныне, с удовлетворением отметило еврейское сообщество, Южно-Африканская Республика недвусмысленно признала, что клевета, направленная против группы граждан, не заслуживает защиты, которая обеспечена другим проявлениям свободы слова.

Особое внимание Коллегия уделила проблеме антисемитизма. В отличие от других процессуальных действий в отношении "Протоколов", ответчики по этой апелляции не оспаривали фактов, представленных в записке по делу, которой Коллегия дала высокую оценку. Они открыто признали, что "Протоколы" являются поддельным документом и подпадают под определение "нежелательной публикации". Однако, заявил Комитет, он решил снять с "Протоколов" запрет, поскольку пришел к заключению, что этот документ уже стал историей, отношения между евреями и неевреями Южной Африки настолько гармоничны, что публикация подобного документа не причинит им никакого вреда.

Отвергнув этот довод, Коллегия заявила, что рост антисемитизма во многих странах мира совершенно очевиден, между тем как данный документ представляет собой "Библию антисемитизма".

"Южно-Африканская Республика переживает ответственный переходный период, в который чрезвычайную важность представляют попытки утверждения гармоничных этнических и расовых отношений, - заявила Коллегия - ...Коллегия убеждна, что публикация подобных материалов способна нанести вред и евреям и неевреям.

Данный документ обладает большим потенциалом для развития национальной напряженности и может использоваться злонамеренными личностями как средство для достижения этой цели... некоторые его пассажи унизили бы и евреев и неевреев... тот факт, что его поддельность доказана, но что он может тем не менее применяться для толкования реальных событий, делает его чрезвычайно опасным".

"Протоколы" - это документ не только антиеврейский, объявила Коллегия, принимая довод Издательского директората относительно того, что эта книга обращает нееврейскую часть населения страны в объект издевательства и презрения.

"Гои" изображаются в ней безмозглыми ослами, погрязшими в безнравственности и пьянстве. Именно они и изображаются "Протоколами" в поистине отрицательном свете, утверждал директорат. Суд согласился с ним, заявив, что Южно-Африканская Республика вполне способна обойтись без публикаций, являющихся не только крайне антисемитскими, но и открыто оправдывающими убийство неевреев.


= Главная = Изранет = ШОА = История = Новости = Традиции =
= Музей = Антисемитизм = ОГЛАВЛЕНИЕ =