ХАДАССА БЕН-ИТТО

ЛОЖЬ, КОТОРАЯ НЕ ХОЧЕТ УМИРАТЬ

"ПРОТОКОЛЫ СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ":
СТОЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ
ПИШИТЕ

= Главная = Изранет = ШОА = История = Новости = Традиции =
= Музей = Антисемитизм = ОГЛАВЛЕНИЕ =

ГЛАВА 5: ЗАЩИЩАЯ ЛОЖЬ

ФОН РОЛЛЬ И ТЕДЛИ - ШВЕЙЦАРСКИЕ НАЦИСТЫ

В определенном смысле судебный процесс подобен спектаклю, который ставится для судей, - разница лишь в том, что последним никогда не позволяют заглядывать за кулисы. Слушая в зале суда свидетелей, обвинителей и защитников, я часто представляла себе драму, предшествовавшую судебному процессу, - полицейское расследование, натаскивание свидетелей, проводимые в кабинетах защитников или обвинителей совещания, на которых принимаются тактические решения. Я нередко спрашивала себя - показания какого из свидетелей являются подтасованными, какой факт или какую часть сведений от меня утаили, какие аргументы отброшены, как планировалась стратегия? Если я за свою долгую судейскую карьеру чего-нибудь и не видела, так это закулисной драмы судебного процесса. Поэтому при изучении Бернского процесса меня особенно увлекала возможность просматривать не только документы суда, но и частные бумаги как истцов, так и ответчиков.

Возможно, мы никогда не получили бы доступа к секретным документам защиты Бернского процесса, если бы не закон, принятый швейцарскими законодателями 21 июня 1935 года, ровно через пять недель после того, как судья этого процесса огласил свое решение. Этот Закон о шпионаже сделал наказуемым тюремным заключением правонарушение, состоящее в передаче иностранному правительству, иностранным органам власти, партиям или подобным организациям сведений, касающихся политической деятельности отдельных лиц или политических организаций и способных нанести ущерб Швейцарии либо кому-то из ее граждан или лиц, в ней живущих.

Именно этот новый закон и заставил власти заняться швейцарскими гражданами, которые, участвуя в Бернском процессе, действовали по наущению Германии и теперь подозревались в передаче иностранным политическим организациям сведений, наносящих ущерб безопасности проживающих в Швейцарии людей. В ходе расследования этих нарушений полиция произвела обыски в домах участников процесса и конфисковала документы, образовавшие "Фрейенвальдский архив", названный так потому, что основная часть документов была обнаружена в доме доктора Ганса Йонака фон Фрейенвальда. Три года спустя, в 1938 году, фон Фрейенвальд стал редактором немецкого издания "Протоколов", озаглавленного "Der Juedishe Antichrist und die Protokole der Wesen von Zion" ("Еврейский антихрист и "Протоколы сионских мудрецов"), и написал к нему предисловие.

Швейцарский историк Фридрих Куеллин назвал свою книгу об антисемитизме "Bei Uns Wie Ueberall?" ("И здесь как везде"?). Я провела в Швейцарии немало отпусков и полагала, что составила верное представление об этой прекрасной стране с ее вежливыми, хоть и несколько холодноватыми, служащими отелей и ресторанов. Я никогда не связывала этот пасторальный рай с европейской разновидностью откровенного антисемитизма. Но, изучая историю евреев в Швейцарии и документы "Фрейенвальдского архива", я чувствовала себя так, словно меня грубо разбудили. Действительно, "и в Швейцарии как везде", поняла я.

Кто же были те швейцарские граждане, которые стояли за спиной защиты Бернского процесса? Двумя ключевыми фигурами являлись Убальд фон Ролль и Борис Тедли. Познакомившись в 1933 году на собрании Национального фронта, они оба присутствовали и на состоявшемся 13 июня митинге в бернском казино. Оба руководили раздачей сотен экземпляров "Протоколов сионских мудрецов". То было тринадцатое издание немецкого варианта "Протоколов", выпущенное в Германии Теодором Фритшем. В своем предисловии Фритш заявлял: "Ясно одно. Терпеть среди нас евреев больше нельзя. Дело чести цивилизованных наций состоит в том, чтобы избавиться от этой грязной расы, которая одним своим присутствием пачкает все вокруг".

Вот это дело, решили фон Ролль и Тедли. Нацистское движение в Берне было на подъеме. Слишком взволнованные, чтобы разойтись по домам, они пошли после митинга прогуляться и, обдуваемые легким летним ветерком, обсуждали планы партии на будущее - при этом они все еще обращались друг к другу формально, по фамилиям. Тедли, старший из двух, пространно излагал свою философию в отношении евреев, и слова его звучали в ушах фон Ролля музыкой. Лучшего сподвижника ему было не найти. Они решили действовать сообща, не подозревая, что будущие разногласия обратят их во врагов.

Несколько месяцев спустя еврейская община подала в суд жалобу, назвав в качестве ответчиков ряд членов Национального фронта и Союза швейцарских национал-социалистов: Силь-вио Шнелля, Иоганна Конрада Мейера, Георга Бернарда Галлера, Эрнста Вальтера Эберзольда и Теодора Фишера. Однако сами ответчики, как позже признался Убальд фон Ролль в письме к своему другу, княгине Караджа, были лишь подставными фигурами - за ними маячила в тени нацистская партия, а полную моральную и юридическую ответственность за процесс нес перед Национальным фронтом фон Ролль. На деле оказалось, что это даже не процесс Национального фронта - Борис Тедли превратил его в процесс нацистской партии Германии. Причастность немецких нацистов к процессу, их тактика и их махинации в полной мере раскрылись лишь после суда.

13 ноября 1936 года швейцарская полиция, произведшая ранее обыск в его доме на Гевербештрассе, 21 в Берне и конфисковавшая папки с документами, содержавшими также обличающие его письма, арестовала Бориса Тедли. В соответствии с новым Законом о шпионаже его обвинили в преступлении.

В ходе допросов Тедли открыто признавался в антисемитских настроениях и ненависти к евреям. "Цель моей жизни, - сказал он, - борьба с коммунизмом, еврейством и масонством". Он признал также, что симпатизирует НСДАП и режиму Германии, поскольку является фанатическим противником большевизма и еврейства. "Это они несут ответственность за нынешний мировой кризис".

Сын швейцарских родителей, выходцев из Альтштеттена, что в кантоне Санкт-Галлен, Тедли появился на свет в Киеве. В 1917 году он вступил добровольцем в Белую армию и дослужился до офицерского чина. Он потерял слух при взрыве бомбы, попал в плен к большевикам. Переболев тифом, Тедли получил свободу и решил обосноваться в Берне. Родители его, владельцы мебельной фабрики, лишились во время русской революции своей собственности, и Тедли, в соответствии с русской традицией, в которой был воспитан, во всем винил евреев.

В ответ на вопрос, почему он обратился за помощью в ведении защиты в штаб-квартиру немецких нацистов в Эрфурте, Тедли ответил:

"Мы здесь, в Берне, не так осведомлены о еврейском вопросе, как профессионалы из Эрфурта... Евреи - вот кто настоящие предатели нашей страны... Я подтверждаю, что являюсь ярым противником евреев, и сожалею, что они проживают в Швейцарии... Я стал антисемитом вследствие личного опыта, который и объясняет мое поведение. Моя семья потеряла в России все, но виноваты в этом евреи, а не русский народ".

Тедли, состоявший в разного рода антисемитских организациях, играл активную роль в направленной против евреев международной пропаганде. Он не только поддерживал постоянные контакты с нацистскими чиновниками Германии, но и получил широкие полномочия от "фюрера" русских фашистов, штаб-квартира которых находилась в Харбине. 25 февраля 1935 года он отправил в Белую гвардию, швейцарский филиал Русской монархической организации, девиз которой гласил "Мы русские - с нами Бог", следующий документ:

Директива № 1

С сего дня я временно занимаю должность начальника отдела Русской монархической организации в Швейцарии (согласно резолюции Высшего совета монархической организации от 24 февраля 1935 г.)

№ 31 6-Е

Своим личным помощником назначаю нашего соратника Владимира Александровича Кунца, который будет также исполнять обязанности секретаря швейцарского отдела; настоящим приказываю ему немедленно вступить в эту должность.

Глава швейцарского отдела Русской монархической организации Борис Тедли.

То была первая из множества директив, содержащих приказы о выполнении членами Белой гвардии тех или иных обязанностей - от сбора информации до "ликвидации" людей в разных странах. По счастью, Тедли скрупулезно сохранял и раскладывал по папкам всю переписку со своими соратниками из разных столиц мира, что в дальнейшем облегчило властям выдвижение обвинений против него.

Сидя перед следователем, Тедли терпеливо, со всей серьезностью излагал план, осуществляемый всемирной панарийской организацией и направленный на то, чтобы избавить все страны мира от проживающих в них евреев. В то время плана полного истребления евреев еще не существовало - до его появления должно было пройти несколько лет, - поэтому Тедли объяснял, что их организация хочет защитить все государства от евреев, а поскольку Палестина частично заселена арабами и потому не может принять всех евреев мира, идеальным для осуществления этой цели был бы остров Мадагаскар.

Обвиняемый в серьезном преступлении, Тедли тем не менее не испытывал тревоги, как он объяснил в письме к одному из друзей:

"Эти обвинения всерьез меня не заботят, поскольку Флейшгауэр обещал мне заступничество Гиммлера". Флейшгауэр возглавлял в Эрфурте Вельтдинст (Всемирную службу), штаб-квартиру немецких нацистов.

Помнил Тедли и о том, что относительно него раньше уже велось следствие подобного рода, о котором он писал одному из своих соратников:

"Насчет "нацистской пропаганды" вам тревожиться нечего. Дней десять назад начальник полиции пригласил меня к себе и сообщил, что с меня сняты все обвинения в политической пропаганде, кроме той, что касается Коминтерна. Начальник полиции сказал мне, что он и сам антисемит. Так что все мои опасения были беспочвенны".

Бернская полиция тут же выступила с отрицанием этого обвинения.

Флейшгауэр первым поздравил Тедли.

"Рад был услышать, - писал он, - что полиция посетила вас и известила, что вы ни в чем не повинны перед законом. Пожалуйста, повторяйте им снова и снова, что мы не немецкая, а международная организация, лишь временно, по соображениям безопасности, обосновавшаяся в Германии".

Поначалу, Тедли был более чем готов сотрудничать с Убальдом фон Роллем, помогая ему в осуществлении защиты на Бернском процессе, однако их привлекли к этому лишь через многие месяцы после официального открытия судебного разбирательства. Первое время ответчики не придавали приближающемуся суду особого значения. Некоторые из них даже не удосужились обзавестись адвокатом. И, лишь поняв, что и истцы, и судья относятся к своим задачам с полной серьезностью, а также что процесс можно обратить во благо для нацистской пропаганды, они засуетились. Вся работа была поручена Убальду фон Роллю, к тому времени официально возглавившему бернское отделение Национального фронта. Тедли назначили его помощником.

Убальд фон Ролль привлек к себе внимание во время митинга в бернском казино, где произнес короткую речь, предлагая собравшимся посвятить себя служению "делу". Эта речь и то обстоятельство, что он был одним из организаторов митинга, привели к его назначению "гауляйтером" бернского отделения фронта. Ролль был студентом, жившим на средства отца, и чувствовал себя несколько виноватым в том, что поспешил ухватиться за предложенную ему партией работу, отнимавшую все его время.

Появляясь у отца, чтобы отчитаться о своих успехах в учебе и получить очередной ежемесячный чек, он старался не затрагивать тему приближающегося митинга. Нашему молодому поколению, говорил он себе, еще предстоит научить стариков тому, что является по-настоящему важным для будущего страны.

Контакт с Тедли представлялся ему особенно полезным, хоть разговаривать с практически глухим человеком было нелегко. Тедли, похоже, немало знает о евреях, думал он. А его международные связи очень им пригодятся в дальнейшем. Как выяснилось, связи Тедли с немцами действительно сыграли в ходе процесса весьма существенную роль.


= Главная = Изранет = ШОА = История = Новости = Традиции =
= Музей = Антисемитизм = ОГЛАВЛЕНИЕ =

Антиплагиат вуз проверить текст узнать больше.
Песок истра купить с доставкой песок
istrastroy.net
teplo-max.ru
lumpos.ru