Гусев В. БУНД, КОМФАРБАНД, ЕЗСЕКЦИЯ КП/б/У:

СТРАНИЦЫ ПОЛИТИЧЕСКИЙ БИОГРАФИИ /1917-1921 г.г./

Жду Ваших писем!

= ГЛАВНАЯ = УРОКИ = ИЗРАНЕТ = ИСТОРИЯ = ШОА = ИЕРУСАЛИМ = РОССИЯ =

В сложное время после февраля 1917 года в общественной жизни Украины заметную роль играл Бунд. Центральная Рада, гетьманское правительство, Директория и Советы имели непосредственные отношения с этой политической партией, прислушивались к ее мнению при решении сложных социально-политических задач. Конечно, с учетом позиций тех классов и групп населения, которые поддерживали названные органы управления государством.

Конечно, принципиальным для общественных сил Украины являлось отношение к свержению царизма, определение перспектив развития независимого государства, оценка Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, большевиков в целом. Автор не согласен с устаревшим трактованием роли Бунда, который как будто бы "плелся" в обозе украинских социал-демократов, социалистов-революционеров, или же российских меньшевиков и не имел собственного политического лица.

Известно, что Бунд во время гражданской войны прекратил свое существование в Украины и слился с КП/б/У. При каких обстоятельствах это произошло? Что заставило его сделать такой шаг? Как начали деятельность евсекции при парткомах в первые годы мирного строительства? 3 работах, посвященных тем годам, встречаются лишь отдельные упоминания о данных событиях, к тому же поданы нео6ъективно. Чтобы иметь полное представление о них, необходимо непредвзято, с позиций сегодняшнего дня основательно проработать соответствующие архивные источники, газетные материалы, литературные данные.

Но прежде всего необходимо отметить, что первые бундовские коллективы на Украине, а именно в Бердичеве, Житомире, Киеве, Кременчуге, Екатеринославе, Одессе появились в начале XX ст. (1) и их состав входили ремесленники, мелкие торговцы, рабочие, которые в основном работали в мастерских, магазинах, предприятиях "своих" владельцев. Пропаганду среди трудящихся проводила революционно настроенная еврейская молодежь.

В ряде пунктов Украины бундовские организации существовали не отдельно, а в составе комитетов РСДРП согласно резолюции своего IV /апрель 1901 г./ съезда, (2) которая была отменена на очередном съезде в июле 1903 года, "как не соответствующая потребностям еврейского рабочего движения".(3) Недоразумения между коллективами Бунда, которые в этой связи начали действовать самостоятельно, и социал-демократическими организациями в конце концов привели к выходу Бунда из партии на ее II съезде.

Однако во многих случаях его коллективы, вопреки указаниям руководства, вступали в контакты с комитетами РСДРП. Как скажем, при подготовке празднования 1 мая в 1903 году в Житомире, Бердичеве, Киеве, Николаеве, Одессе, Полтаве, Чернигове. Эффективными были выступления рабочих, русских, украинцев, поляков, евреев и др., летом этого года во время забастовки на Юге России. Тогда же общими усилиями комитетов РСДРП и Бунда были сорваны попытки реакции устроить антисемитские выступления, как погром в Кишиневе, в ряде местностей Украины.(4)

Заметной была роль бундовских организаций в Украине в 1905-1907 годах. Они в целом правильно оценивали политическую ситуацию того периода, определяли формы и методы выступлений, находили место в общепролетарском движении. Имея опытные пропагандистские кадры, они использовали их в работе среди еврейских масс и в то же время прилагали усилия к подготовке общих выступлений с трудящимися других национальностей в борьбе с самодержавием. В годы первой мировой войны Бунд, как единая организация, не существовал и по оценке собственного печатного органа "Голос Бунда" встретил февраль 1917 года в состоянии "летаргического сна".(5)

Так, в Украине на то время действовало всего 10 малочисленных его коллективов - в Киеве, Одессе, Екатеринославе, Житомире, Бердичеве, Кременчуге, Харькове, Бахмуте, Луганске, Мариуполе.

Но Бунд быстро развернул бурную деятельность по пополнению своих рядов, которая приносила успехи. Уже в первые недели после февраля в Киевской организации насчитывалось больше 300 чел. Во многих пунктах Екатеринославской губернии в эту партию вступали от 75 до 100 проц. еврейских рабочих и ремесленников, которые там проживали. (6) Особенно интенсивно проходил данный процесс в Бердичеве, Житомире и ряде местечек Украины. В целом к августу 1917 года в Украине действовало 60 его организаций. Наиболее крупными из них были Екатеринославская - 800 чел., Одесская - 780, Киевская - 760, Харьковская - 582, Прилукская - 435, Белоцерковская - 350, Елисаветградская - 300, Винницкая - 250. (7) В сентябре из 20 тыс. зарегистрированных бундовцев по всей России в Украине было почти 10 тыс., (8) деятельностью которых руководил Южный областной комитет и три районных - в Киеве, Екатеринославе и Одессе.

Стремительное развитие событий 1917 года требовало от каждой политической партии определения своего отношения к Временному правительству. Официально Бунд его высказал на Х Всероссийской конференции в апреле 1917 года, которая подчеркнула, что программа новой власти "содержит основные политические требования российской демократии для переходного периода до Учредительного собрания". Относительно одного из наболевшего вопроса, войны и мира, то "до того времени, пока российской революции угрожает опасность внешнего военного разгрома", решено призывать трудящихся "к организации сил страны в тылу и на фронте для защиты революционной России от внешнего нашествия".(9)

Бундовские организации Украины полностью поддержали эти решения и на Южной областной конференции в августе 1917 года предложили "напрячь все силы, чтобы превратить миллионы российских солдат на фронте в дисциплинированные революционные колонны, способные защитить страну и революцию".(10) На заседаниях Советов их представители одобряли деятельность местных властей в этом направлении, считая, что они стали к тому же на путь коренных социально-экономических преобразований.

Нужно было иметь собственную точку зрения и на характер этих преобразований. В мае 1917 года "Голос Бунда" писал, что "Россия только стала на путь капиталистического развития... и что если пролетариат захватит власть, он оттолкнет от себя все другие классы..., настроит их против себя и погибнет в неравной борьбе". (11) Лидер одесских бундовцев Ш.Либин рассуждал:"... Если мы сделали вывод, что в России теперь думать о социалистической революции слишком рано, то, наверное, нет и возможности оправдать желание захватить власть в свои руки... Раз и навсегда мы должны заявить, что не стремимся захватить то, что нам пока не дано историческим ходом развития производительных сил нашей родины".(12)

Такие оценки возможностей дальнейшего развития революции в стране совпадали со взглядами меньшевиков, с которыми бундовцы не порывали традиционных связей. Чего нельзя сказать об отношении к большевикам. Не могло быть и речи не только об объединении с ними, но даже о примирении. В опубликованной в "Голосе Бунда" статье "Ленинизм" подчеркивалось, что "ленинцы заверяют, что революция должна закончиться триумфом пролетариата. Они зовут рабочий класс к захвату власти, говорят о социализме как о программе сегодняшнего дня".(13) С такими установками бундовцы никак не могли согласиться.

Исходя из необходимости укрепления строя, который утверждался в России после Февраля 1917 года. Бунд предлагал рассматривать вопрос об автономии Украины, которая должна быть определенного характера и не выходить за рамки единства "общероссийского демократического фронта", обеспечивать авторитет и устойчивое положение Временного правительства, которому одному принадлежало право окончательного решения данной проблемы.

Обеспокоенные тем, что на Национальном конгрессе в апреле 1917 года якобы была принята резолюция о суверенном Украинском Учредительном собрании как первом шаге к автономии, да еще и без разрешения Петрограда, бундовцы предложили немедленно созвать конференцию социалистических партий и осудить на ней этот непродуманный шаг. В июне 1917 года на объединенном заседании Киевских Советов рабочих и солдатских депутатов при обсуждении украинского вопроса они убеждали не настаивать на немедленном признании автономии Украины до Всероссийского Учредительного собрания. Отрицательно встретили представители этой партии 1 Универсал Центральной Рады, который, по их мнению, направлял украинское движение на путь разрыва с революционной демократией страны.(14)

Южный областной комитет Бунда подтвердил, что чрезвычайное стремление к автономии Центральной Рады создает условия для обострения внутренних трений между трудящимися Украины. Было предложена созвать территориальный съезд представителей населения разных национальностей, который мог бы не только осуществить последовательную демократию всех сторон жизни края, но и соединить его автономию с обеспечением прав национальных меньшинств.(15) Кроме того, выдвигалась идея создания в Украине публично-правового областного учреждения для практического осуществления этих мероприятий.

Как видим, необходимым условием предоставления автономии Украине было практическое осуществление национально-культурной автономии национальных меньшинств. Его основой для еврейского населения являлась национальная община, компетенция которой Бундом ограничивалась школьным делом, культурной жизнью, искусством, научными и техническими знаниями. Не могло быть и речи о ее религиозной направленности и вмешательстве в решение социально-экономических проблем.

Следует подчеркнуть, что данной проблемой с самого начала своего существования активно занималась Центральная Рада. В апреле 1917 года на заседании Национального конгресса был заслушан реферат Ф.Матушевского о правах национальных меньшинств. Подводя итоги его обсуждения, на нем было принято решение о полном удовлетворении интересов этой части населения Украины.(16) Именно в это время газета "Нова рада" опубликовала статью М.Грушевского "Народам Украины", в которой подчеркивалась мысль о свободном развитии великороссов, евреев, поляков и других народов края.(17)

Как известно, в результате переговоров между Центральной Радой и делегацией Временного правительства 29 июня 1917 года в Киеве было подписано соглашение о признании Петроградом автономии Украины, хотя окончательное решение вопроса откладывалось до Всероссийского Учредительного собрания. Согласно этому документу в состав Рады входили представители национальных меньшинств, в том числе еврейские. А 25 июля состоялось заседание Малой Рады, в котором они впервые участвовали. "Была в определенной степени искренность в примирении, было желание дружного сотрудничества и созидания общего дела, желание забыть старые недоразумения, - вспоминал В.Винниченко. - И снова должен подчеркнуть, особенно эта искренность проявлялась у представителей еврейских организаций. Они уже осознали Центральную Раду, как свой орган и вступили в него как равные члены его, с равными правами политическими и национальными". (18)

Предполагалось также, что в Генеральном Секретариате, первом правительстве Украины, будет создан Секретариат по национальным вопросам, а в нем учреждено трех помощников руководителя этого подразделения по великорусским, польским и еврейским делам из представителей политических партий каждой национальности, что и было выполнено. Тем самым, как считает Бунд, было начато строительство национально-культурной автономии в Украине.

Напоминаем, что вице-секретарем по еврейским делам стал М.Зильберфарб, который развил бурную деятельность, о чем свидетельствовала разработанная программа, оформленная как обращение к еврейскому народу. Этот документ появился в конце сентября 1917 года и в нем гарантировалась защита прав значительной части населения Украины. Он был провозглашен на первом заседании еврейского Национального Совета, созданного в это время, и по мнению его авторов содействовал "возрождению еврейской автономной жизни".(19)

В целом, Бунд приветствовал создание Генерального Секретариата, считая, что этим актом был заложен первый камень в строительство автономии Украины, рекомендовал местным организациям учитывать этот факт в своей практической деятельности и идти "на этом пути сообща со всей украинской и неукраинской революционной демократией". Не вызывала сомнения тактика поведения бундовских представителей в этом органе власти. На Южной областной конференции им была высказана благодарность, встреченная аплодисментами присутствующих делегатов.

В августе 1917 года Бунд был с Центральной Радой, когда последняя получила из Петрограда "Временную инструкцию для Секретариата Временного правительства на Украине", вместо ожидаемого утверждения "Устава Высшего управления Украиной", согласно которого власть Генерального Секретариата ограничивалась пятью губерниями, а ряд важных направлений деятельности правительства изымался из его компетенции. В напряженной дискуссии вокруг этого документа бундовские представители в Малой Раде не жалели слов для его критики.

Хотя всем политическим группировкам инструкция представлялась непригодной, но была принята. И мотив такого решения у всех был один. Так, 8 августа 1917 года на очередном заседании Малой Рады его высказал М.Рафес, который призвал присутствующих использовать заложенные в документе идеи для дальнейшей борьбы за самоопределение Украины. Им же не исключалась отставка Генерального Секретариата в случае невозможности работы с Временным правительством на основе этого акта.

В это же время Центральная Рада постановила созвать Украинское Учредительное собрание, вокруг которого также развернулись острые дебаты. На этот раз позиция Бунда была иной. Он считал, что данное учреждение является одним из атрибутов суверенности государства, что непосредственно угрожает единству действий в российской революции. По мнению бундовцев "единственной волей, перед которой они склоняются, должно быть Всероссийское Учредительное собрание, возможность разрыва с которым является антиреволюционной точкой зрения". (20) Они открыто заявили, что "тактика, которая ведет к созыву суверенного Учредительного собрания неизбежно ведет к гражданской войне, ... преждевременно признавать суверенность Украинского Учредительного собрания мы не можем и не хотим."(21)

Однако эти и многие другие вопросы приходилось уже решать в совсем другой обстановке. Через несколько дней в Петрограде победило Октябрьское вооруженное восстание. Свое отношение к нему бундовцы высказали уже 26 октября 1917 года на заседании Киевской городской думы. Приводим наиболее интересные места из выступления их представителя: "Авантюра, которая разыгрывается большевиками, ставит под угрозу созыв Учредительного собрания и открывает клапан анархии и погромным выступлениям, и при таких условиях, даже если бы большевики победили, то они недолго бы продержались при власти. Больше мы не можем поддерживать ни Временное правительство, ни выступление большевиков, которые сегодня могут привести страну до анархии, а мы будем поддерживать Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов."(22)

В это сложное время Бунд не сомневался, кого поддерживать. По его мнению на территории Украины должна быть установлена твердая власть. Ею могла быть только Центральная Рада. Все действия, которые она осуществляла для установления порядка и спокойствия, должны в полном объеме исполняться еврейским населением. "Наше счастье, что мы живем в Киеве восклицал М.Рафес на упоминаемом заседании городской думы 26 октября, - что есть Украинская Центральная Рада, к полису которой прислушивается все население и крестьянство."(23)

Он же определил основное задание ближайших дней: предупредить возможность выступления большевиков в Киеве.

В циркулярной депеше бюро Южного областного комитета местным бундовским организациям, отправленной 1 ноября 1917 года, отмечалось, что необходимо отмежеваться от большевистской диктатуры в центре и на местах. Относительно власти, то она должна быть "революционно- демократической в составе представителей всех социалистических партий от н.с. до большевиков без всякой коалиции с к.-д. и крупной буржуазией." (24) Именно таким органом считался бундовцами Генеральный Секретариат, должность Генерального контролера в котором занимал бундовец А.Золотарев, а Генерального секретаря по еврейским делам - представитель Объединенной еврейской социалистической рабочей партии М.Зильберфарб.

На заседании Малой Рады 7 ноября 1917 года представители Бунда голосовали за принятие III Универсала, который провозгласил Украинскую Народную Республику. В самом документе бундовцы считали принципиальным положение о том, что новое государство не отделяется от российского, а помогает ему стать федерацией равных и свободных народов, что считалось гарантией обещанной национально-персональной автономии. Программу действий Бунда в Украине четко сформулировал ЦК, избранный в ноябре 1917 года на VIII съезде этой партии. "Наши партийные организации должны предоставлять Ц.Р. самую энергичную поддержку в ее борьбе за обеспечение основ демократической автономии против нападения со стороны Совета Народных Комиссаров,- разъяснялось в резолюции "По украинскому вопросу". Уход из правительства считался возможным, если мероприятия, предложенные " ради соглашения между сторонами, которые борются на Украине, будут отклонены Генеральным Секретариатом" и когда политическое положение, которое складывается сейчас на Украине, перейдет в вооруженное столкновение между той частью пролетариата Украины, которая организована в Советах, с одной стороны и Центральной Рады с другой."(25)

Но бундовцы категорически выступили против провозглашения в то время независимости Украины. Так как, по их мнению, слабая в военном, экономическом и финансовом отношениях, разорвав связи с Россией, она попадет под протекторат Австро-Венгрии и Германии и погибнет как государство. Бунд осудил участие делегации Генерального Секретариата в мирных переговорах с их державами в Брест-Литовске. В запросе его руководителей в Малую Раду по этому поводу отмечалось: "Пусть будет призвана к ответу украинская делегация, которая вела переговоры не в интересах демократии, так как мир один на один с немецким империализмом будет миром, который погубит Украину, который прикует и сделает ее рабой немецкого империализма".(26)

Логическим завершением недоразумения был выход представителя Бунда из правительства. А.Золотарев в письме его председателю В.Винниченко заявил, что провозглашение УНР независимым государством, его политика по вопросам мира, взаимоотношения между украинской и всероссийской республиками усиливает принципиальные расхождения лидеров его партии с политикой Центральной Рады. Именно это и заставляет бундовцев отказаться нести ответственность за действия правительства самостийной Украинской республики, а его оставить пост Генерального контролера.(27)

Однако взгляды Бунда на политику Центральной Рады принципиально не изменились и он не отказывался "тянуть общую колесницу украинской политики". Новой власти он и его сторонники были глубоко благодарны за принятие в январе 1918 года Закона о персонально национальной автономии. В данном документе русским, полякам, евреям и другим национальностям предоставлялись широкие права на самостоятельное устройство своей жизни на территории республики. Они могли объединяться в организации, которые представляли интересы национальных меньшинств перед государственными и общественными учреждениями. Объем их деятельности определялся Учредительным собранием каждой нации, которые избирали Национальный совет, наделенный законодательными функциями.

Вместе с тем Бунд выступил против провозглашения IV Универсалом независимости Украины. На заседании Малой Рады, па котором обсуждался этот документ, И.Либер сказал, что в стремлении защитить свой край от большевистского влияния его авторы забыли об опасности превращения республики в экономическое приложение Австро-Венгрии и Германии. Как и прежде предлагался один выход: строить будущее государства следует на основе консолидации демократических сил всей России, защиты общих завоеваний революции от внутренних и внешних врагов. В целом. Универсал оценивался как трагический эпизод в жизни украинского и русского народов.(28)

Январские события 1918 года в Киеве, когда там шла ожесточенная борьба между войсками Центральной Рады и вооруженными отрядами, руководимыми большевиками, а к городу подступали советские части, показали, кого поддерживает Бунд в этот сложный период. "Мы признаем Центральную Раду, рожденную революцией, поражение которой будет смертельным ударом для революции. Поражение Центральной Рады есть смерть Украинского Учредительного собрания, начало страшной анархии, в которой пойдет на дно все, что создано революцией говорилось в обращении Южного областного комитета к еврейскому народу "Будьте осторожными! - 3а Центральную Раду - это значит за и вместе с демократией. Там, где господствуют большевики, там нет уже и тени свобод, завоеванных революцией..."(29)

Бундовцы не приняли Советскую власть, которая была установлена в Киеве на три недели в феврале 1918 года с приходом войск под командованием Муравьева. Благодаря ее действиям у них пропала "лишь вера в то, что Советскую власть по всей России можно свергнуть так легко, как это казалось в первые дни после октябрьского переворота" На общем собрании Киевской организации из 780 присутствующих предложение о признании новых властей поддержали только 11 при 7 воздержавшихся.(30)

В начале марта 1918 года, согласно мирного договора между Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией с одной стороны, и Украинской Народной Республикой - с другой в Киев вошли передовые германские части, а вместе с ними украинские войска. В составе делегации, которая прибыла их встречать, был представитель Бунда М.Рафес, который так потом отчитывался о своей миссии, надеялся избежать мести и расправы над городским населением и сохранишь Совет рабочих депутатов, профсоюзы и другие рабочие организации.

Нельзя утверждать, что бундовцы встречали прибытие чужестранцев в Украину как освободителей от большевизма. Но определенную осторожность и терпимость к ним проявляли. Временный главный комитет этой партии /заменил Южный областной/ пережил тревожные минуты, когда узнал, что рядом с его помещением найдено оружие, что могло привести к обвинению в его незаконном хранении и репрессиям немецких властей. Местным организациям немедленно предложено, чтобы избежать тяжелых последствий, ликвидировать запасы оружия, даже в тех случаях, если они нужны для самообороны от погромов.(31)

Но Бунд не обошли репрессии немцев, которые были направлены против всех левых политических организаций. Уже в апреле 1918 года разогнано собрание его сторонников в Киеве, потом запрещен съезд местных организаций, арестованы их участники украинской профсоюзной конференции. Через некоторое время перестала выходить газета "Фольксцайтунг". И наконец в тюрьму отправлен М.Рафес, которого оттуда освободили в начале ноября этого года.

Довольно частыми были случаи унижения национального и человеческого достоинства евреев. Чего стоит плакат, помещенный у входа в Киевский железнодорожный вокзал сразу же после прихода немцев, с надписью: "Остерегайтесь еврейских менял!" Или же арест евреев-портных, согнанных с инструментами в Михайловский собор, и приказ под угрозой смерти шить мундиры гайдамакам. К тому же запрещались читать лекции и проводить культурные мероприятия на родном языке, без всяких причин проводились увольнения с работы, не выдавались карточки для приобретения продуктов питания.(32)

Отношение Бунда к Центральной Раде в это время было высказано на конференции в конце марта - начале апреля 1918 года. В резолюции "Политическое положение Украины и задачи социал-демократии" отмечалось, что дальнейшее существование Рады "укрепляет в умах народных масс идею суррогатов вмести истинно народного представительства через учреждения, построенные на общем избирательном праве..." Подчеркивалось, что судьбу государственной власти в крае должно решать Украинское Учредительное собрание, которое необходимо созвать. Тут же акцентировалось внимание на том, что Украина не получила желаемого суверенитета, провозглашенного IV Универсалом и она может превратиться в хозяйственно-опорный пункт для Австрии и Германии.(33)

Довольно скептически оценивала конференция усилия Центральной Рады по урегулированию отношений с Советской Россией, территориальных споров с Польшей, отмечалось усиление антисионистских настроений среди части населения. Высказывались предложения о восстановлении связей со всеми республиками на территории бывшей империи, подписании всеобщего демократического мира.

В целом анализ данной резолюции свидетельствует, что Бунд не считал нецелесообразным существование Центральной Рады. Речь шла о ее усовершенствовании с учетом политических условий того времени. Этот вывод подтверждается выступлением М.Рафеса на заседании Малой Рады 28 апреля 1918 года. В нем оратор напомнил об активной деятельности его фракции, которая критиковала деятельность правительства только для того, чтобы свергнуть его с ошибочного пути, в то время как некоторые круги воспринимают это как враждебность неукраинской демократии к украинскому государству и на этом основывают свои попытки ликвидировать суверенность этого государства.(34)

В начале мая 1918 года бундовские организации Украины осудили приход к власти гетьмана Скоропадского и призвали к созыву суверенного Учредительного собрания на основе всеобщего избирательного права, к установлению федеративных связей УНР с другими частями Российской демократической республики, к выполнению требований национально-персональной автономии. Эта точка зрения нашла подтверждение в сентябре на заседании Киевской городской думы. Выступающий на ней бундовец резко осудил разгон Центральной Рады, а правительство, пришедшее на смену Генеральному Секретариату, охарактеризовал как власть помещиков и капиталистов.

Бунд приветствовал приход Директории в Украину. Он подчеркивал ее заслуги в свержении "гетьманской помещичьей буржуазной реакционной власти", высказывал уверенность, чти она будет поддерживать "сознательный пролетариат и революционное крестьянство" и "сможет удовлетворить социальные и национальные интересы трудящихся классов Украинской Народной Республики." Обязательным условием успешной деятельности новой власти бундовцы считали созыв Украинского Учредительного собрания, проведение политических, социально-экономических реформ. Необходимо также, считали они, отказаться от поддержки вооруженной борьбы с Советской Россией, установить с ней хозяйственные отношения, урегулировать территориальные споры с Польшей и др.

Именно в это время, в ноябре 1918 года произошла революция в Германии, под влиянием которой "Бунд на Украине в 24 часа перестроился в новый боевой порядок, вызванный потребностями социалистической революции."(35) В том числе, в России, перспективы которой ему теперь не представлялись такими утопическими. Если к этому сказать о неудовлетворении бундовцев политикой Директории по отношению к северному соседу, о возмущении волной антисемитских погромов, то вполне очевидно, что нужно было определять новую тактику к этой власти. В начале января 1919 года она уже характеризовалась Бундом такой, как не оправдывающей надежд рабочих и крестьянских масс.(36)

По этому Бунд начинает предпринимать шаги к признанию Советской власти в Украине. На совещании в середине января 1919 года, кроме резкой критики Директории, им заявлено, что в условиях гражданской войны уже нельзя оставаться нейтральным в борьбе политических сил и "принимая к сведению социалистический характер революции в ее всемирном значении, нужно идти с теми массами, которые борются за советскую организацию власти."(37)

Но такие выводы делались бундовцами с определенными оговорками. Наблюдая за деятельностью Советов в тот период, они считали, что их представители должны там быть независимыми в своей тактике, иметь возможность бороться с негативными тенденциями этих органов. Среди них они отмечали диктатуру большевиков над Советами, диктатуру пролетариата над селом, Советов над рабочими, устранить которые возможно, только соединив усилия всех революционных, социалистических партий.

Одновременно шел процесс создания левых групп в местных бундовских организациях Украины, который в конце концов после напряженной внутрипартийной борьбы привел к образованию в мае 1919 года Еврейского Коммунистического Союза Украины /Комфарбанда/, куда вошло и большинство объединенных еврейских социалистов. Было принято решение о начале переговоров с КП/б/У о слиянии с ней.(38) Организационной формой работы в составе большевистских комитетов определялась еврейская секция, опыт деятельности которой имелся в РКП/б/. В то же время часть бундовцев, не согласная с созданием новой коммунистической организации, осталась на старых, социал-демократических позициях и продолжала поддерживать Директорию.(39)

Процесс сближения Комфарбанда с КП/б/У несколько задерживался из-за попыток некоторых его активистов сохранить свое бывшее название, добиться организационной самостоятельности в составе единых комитетов. Не содействовала ускорению слияния двух партий резолюция III съезда Компартии Украины "Об отношении к мелкобуржуазным партиям" согласно которой признавались невыгодными всякие шаги к объединению с данной политической группировкой. При этом подчеркивалась необходимость изживания мелкобуржуазных предрассудков у массы городских ремесленников, поддерживающих политику Бунда.

Особое напряжение в отношениях коммунистов с бывшими бундовцами внесло письмо ЦК КП/б/У от 5 июня 1919 года, которым последним предлагалось индивидуально вступать в партию.(40) Два месяца нужно было сторонам, чтобы выяснить свои позиции, а также активное вмешательство ЦК РКП/б/, чтобы 18 августа 1919 года на заседании Оргбюро ЦК КП/б/У принять постановление "О слиянии Комфарбанда с КПУ". В нем сообщалось о его роспуске и создании при ЦК и губкомах бюро еврейских секций на Украине.(41) В первом циркулярном письме Главбюро евсекций их задачей являлось "усиление влияния коммунистических идей и Коммунистической партии между еврейскими рабочими и бедным населением, что должно привести еврейские массы к творческой социалистической работе."(42)

Перспективы деятельности еврейских секций комитетов КП б/У намечены в начале декабря 1919 года в меморандуме ЦБ при ЦК РКП/б/ и Главбюро евсекций ЦК б У "О задачах и постановке еврейской партийной работы". В нем шла речь о преодолении невнимательного, а иногда враждебного отношения к коммунистической пропаганде среди еврейского населения, привлечении его к восстановлению народного хозяйства республики.(43)

Важными направлениями деятельности евсекций являлись улучшение экономического положения еврейских трудящихся, вовлечение их в производство, приобретение профессиональных знаний. Осуществлялись мероприятия по оказанию посильной помощи беженцам, голодающим, предупреждению эмиграции евреев из Украины, созданию самообороны, участию в них зарубежных учреждений.

Выполнение этих задач зависело от парткомов, их отношения к национальным меньшинствам вообще, к евреям в частности. "В городах, где во главе парткомов стоят товарищи с более широким кругозором, работа движется более-менее успешно, отмечалось в отчете евотдела ЦК КП/б/У в октябре 1921 года, - в большинстве же городов приходится бороться с многочисленными препятствиями, которые каждым и всяким ставятся.(44) И главное из них - нежелание организовывать эти подразделения, обеспечивать их нормальную работу.

Неожиданным для секций было постановление ЦК КП/б/У от 16 апреля 1920 года об их роспуске и замене соответствующими отделами при парткомах. Его принятие объяснялось оторванностью этих органов от общепартийной жизни, самостоятельном решении принципиальных вопросов, в том числе кадровых, что содействовало "развитию национализма в секциях". Виновным в этом считалось Главбюро евсекций, якобы стремившегося стать "политическим представителем еврейского народа на Украине.(45)

Национальные секции восстановлены в КП/б/У через год, в апреле 1921 года, в соответствии с решением Х съезда РКП/б/, но такая перестройка не способствовала улучшению их деятельности, отношениям с парткомами. К тому же ЦК приходилось неоднократно напоминать последним об игнорировании ими коммунистической работы среди еврейского населения, их пренебрежительном отношении к секциям.

Важное значение для национальных секций имела VI Всеукраинская партийная конференция в декабре 1921 года. В ее постановлении "О национальных секциях" поставлено требование освобождения их от выполнения задач советских органов, организационных партийных функций и сосредоточения усилий на пропагандистской работе. Рассмотрен вопрос о сокращении тех из них, которые не оправдывают своего существования.

После этого евсекции во всех губернских городах, а также в ряде уездов Украины сохранились. Но с теми же острыми проблемами, что и в начале существования. Очевидно, они как и все национальные, прекратили свою деятельность в связи с постановлением Оргбюро ЦК ВКП/б/ в январе 1930 года о реорганизации аппарата ЦК.

Примечания

1. Центральный государственный исторический архив Украины/ далее - ЦГИА Украины/. ф.317, оп.1, д.5120, л.5; ф.442, оп.851 д 184, л.3.
2. Материалы к истории еврейского рабочего движения. Вып.1, СПб. 1906, с.12.
3. ЦГИА Украины, ф.317, оп.1, д.5120, л.5.
4. Там же, ф.317, оп.1, д.2142, л. 107, 110; ф.442, оп.854, д.4, л. 124.
5. Голос Бунда, 1917, № 4, с.7.
6. Наше слово /Харьков/, 1917, 8 июля.
7. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории /далее - РЦХИДНИ/, ф,271, оп.2, д.31, л.27, 38, 41, 42, 49.
8. Голос Бунда, 1917, №3, с.5.
9. День /Петроград/, 1917, 8 апреля.
10. РЦХИДНИ, ф.271, оп.2, д.31, л.5.
11. Рафес М. Очерки истории еврейского рабочего движения. М.- Л.,1929, с.187.
12. Наш голос /Одесса/, 1917, 16 июля.
13. Рафес М. Очерки истории еврейского рабочего движения, с.190.
14. 1917 год на Киевщине. Хроника событий. К., 1928, с.120.
15. РЦХИДЦИ, ф.271, оп.2, д.34, лл.35,36 об.
16. Гольдельман. Жидівська національна автономія на Україні. Мюнхен, 1963, с.14.
17. Нова рада, 1917, 27 апреля.
18. Винниченко В. Відродження нації. Частина 1. Київ - Відень, 1920, с.297.
19. Гольдельман С. Указ. работа, с.38.
20. 1917 год на Киевщине, с.283.
21. Робітнича газета, 1917, 13 октября.
22. Киевлянин, 1917, 27 октября.
23. 1917 год на Киевщине, с.317.
24. РЦХИДНИ, ф.445, оп.1, д.36, л.87.
25. Новая жизнь, 1917, 9 декабря.
26. Рафес М. Два года революции на Украине./ Эволюция и раскол Бунда/ М., 1920, с.68.
27. Центральный государственный архив общественных объединений Украины. Далее - ЦГАОО Украины/, ф.41, сп.2, д.8, лл.14,15.
28. Рафес М. Очерки по истории "Бунда". М., 1923, с.78.
29. Рафес М. Два года революции на Украине, с.78.
30. Там же, с.82.
31. Еврейский рабочий, 1918, 29 апреля.
32. Там же.
33. РЦХИДНИ, ф.271, оп.2, д.32, лл. 695, 696, 697.
34. Киевская мысль, 1918, 29 апреля.
35. Рафес М. Два года революции на Украине, с.5.
36. ЦГАОО Украины, ф.41, оп.1, д.16, л.16.
37. Рафес М. Два года революции на Украине, с.141.
38. РЦХИДНИ, ф.445, оп.1,д.40, л.260 об.
39. ЦГАОО Украины, ф.1, оп.20, д.338, л.3.
40. РЦХИДНИ, ф.445, оп.1, д.14, л.221.
41. ЦГАОО Украины, ф.1, оп.1, д.59, л. II.
42. Там же, ф.1, оп.20, д.338, л.16.
43. РЦХИДНИ, ф.445, оп.1, д.1л.79.
44. РЦХИДНИ, ф.445, оп.1, д.72, л.49.
45. ЦГАОО Украины, ф.1, оп. 20, д.338, лл.3,4.


ОБЩЕСТВО "ЕВРЕЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ "
Серия препринтов и репринтов: Выпуск 5
© В.И.Гусев, Москва, 1994 г.

= ГЛАВНАЯ = УРОКИ = ИЗРАНЕТ = ИСТОРИЯ = ШОА = ИЕРУСАЛИМ = РОССИЯ =

bliss.in.ua