В.В.Энгель, КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ ЕВРЕЕВ В РОССИИ


=ГЛАВНАЯ= УРОКИ= ИЗРАНЕТ= ИСТОРИЯ= ШОА= ИРУШАЛАИМ=

Тема 14 Евреи СССР в 20-е гг. Еврейская политика коммунистической партии в еврейском вопросе. Деятельность Евсекции.

Изменения социального состава еврейского населения страны после революции и гражданской войны. Объективные предпосылки перехода значительной части евреев в категорию «лишенцев». Еврейский комиссариат, Евсекция, ОЗЕТ, КОМЗЕТ, деятельность иностранных еврейских благотворительных организаций в СССР в 20-30-е гг. Расцвет еврейской культуры на языке идиш. Преследования ивритской культуры. Положение еврейской религии в СССР в 20-е гг.

Как уже указывалось в предыдущей лекции, еврейские массы оказались в результате революции в крайне тяжелом положении. С одной стороны в эти годы было зафиксировано 1520 погромов и около 1 млн. евреев стало беженцами.

С другой стороны, изменение социального уклада жизни страны с приходом Советской власти в огромной степени сказалось на еврейском населении.

Как известно, до революции евреи были заняты преимущественно в мелкой торговле и кустарной промышленности. Согласно переписи населения 1897 г. торговлей занималось ок. 40% самодеятельного еврейского населения, а всего евреи составляли более 70% всех занятых во внутренней российской торговле.

С введением военных методов хозяйствования, сопровождавшихся фактическим запрещением свободного товарообмена, эта громадная категория населения фактически осталась без работы. Положение усугублялось тем, что, спасаясь от погромов в годы гражданской войны, тысячи еврейских семей перебрались в города (нееврейское население наоборот уезжало в деревни – ок. 5 млн.), где царила ужасающая нищета, безработица и разруха. Многие, кто пытался создать частное городское хозяйство, в основном торгового или мелкопромышленного характера, объявлялись новым режимом эксплуататорами, к которым применялись различные меры «революционной защиты». Эти меры были различны: от конфискации орудий производства у ремесленников и товара у торговцев, огульно названных «спекулянтами», до высшей меры – расстрела.

Все эти меры сопровождались лишением политических прав, Евреев лишали прав также, как «кулаков», бывших дворян, предпринимателей и вообще всех т.н. «деклассированных».

«Лишенцы» лишались не только права избирать и быть избранными в советы – органы власти в Советской России, но и лишались автоматически многих гражданских прав. Например, они вынуждены были платить за все коммунальные услуги в несколько раз больше, чем все прочие граждане. Им запрещалось состоять в профсоюзах, а только члены профсоюза могли претендовать на бесплатную медицинскую помощь. Детей «лишенцев» в самую последнюю очередь принимали в школы. Их не брали в ВУЗы. Более того, новое общество очень быстро превратилось в сословное, только с обратным знаком. Причем переход из одного сословия в другое, в отличие от царской власти, был практически невозможен. «Лишенца» не могли принять рабочим на фабрику, не только они, но их дети не могли быть зарегистрированы на биржах труда.

Таких «лишенцев» среди еврейского трудоспособного населения было в нач. 20-х гг. около 30%.

В результате таких изменений социальной картины еврейского общества многие пополнили ряды совслужащих, увеличился количественный состав еврейского рабочего класса. Но возникла огромная масса безработных - особенно среди молодежи и «лишенцев».

Таким образом, борьба Советской власти с частным хозяйством и его представителями в значительной мере была борьбой против еврейского населения.

С введением НЭПа в 1921 г. положение на короткое время изменилось. Прежнее мещанство бросилось в кустарные промыслы и мелкую торговлю. Однако всякое предпринимательство под коммунистической властью, при отсутствии достаточных гарантий личности и собственности было исключительно делом личной энергии, ловкости, оборотливости и сопряжено с немалыми опасностями.

Представители старого класса капиталистов, волею судеб оставшиеся в России, привыкли работать в условиях известного правопорядка. Они были не в состоянии ориентироваться в новых, неимоверно тяжелых условиях.

Немногочисленная новая буржуазия должна была сложиться из общественных низов, привыкших и ранее работать в сравнительно неблагоприятных правовых условиях. В силу такой специфики представителями нового класса предпринимателей стали, прежде всего, евреи, которым и до революции приходилось существовать в условиях драконовских ограничений.

В программу НЭПа, по Ленину, входило примирение с частным хозяйством «всерьез и надолго». Но это обещание не было выполнено. Борьба с частным хозяйством, особенно в городах (борьба с ним в деревне вела к голоду, что и имело место в 1921-22 гг.), прошло «красной нитью» через всю историю НЭПа.

Относительное значение частного сектора в экономике, довольно ощутимое в первые годы новой политики (1922-25 гг.) в дальнейшем постоянно шло на убыль и в 1927-29 гг. практически привело свертыванию новых начинаний.

Однако 20-е гг. в целом были весьма неоднозначным периодом в истории евреев.

Евреи-торговцы заняли ведущие позиции в частной торговле страны (в Белоруссии к 1926 г. они составляли, например, 90% от общего числа частных торговцев).

При этом евреи были полностью уравнены в правах с остальным населением страны. Если не учитывать, общего давления коммунистической идеологии и преследования в результате этого еврейской религии, сионизма и языка иврит (как реакционного сионистского языка), евреи ощущали даже расцвет своей культуры на языке идиш, который реально был единственным разговорным языком советских евреев.

В соответствии с еще ленинской установкой 1918 г. их с удовольствием брали на государственную службу. «Социально близкие» могли рассчитывать на блестящую карьеру в партийных органах, Красной Армии и органах ВЧК-ОГПУ.

Однако, говоря о жизни евреев в Советской России в 20-е годы нельзя не сказать о той колоссальной роли, которую играла здесь деятельность Евсекции РКП(б)-ВКП(б). Это было весьма специфическое учреждение, созданное в рамках партии для работы с евреями (так же как существовали и другие секции для работы с другими национальными меньшинствами). Они состояли из представителей данных национальных меньшинств.

В Евсекции это были старые большевики еврейской национальности, а также бывшие члены Поалей Цион, Бунда и других еврейских социалистических партий, во время порвавших с ними.

Как указывалось в прошлой лекции, первые Евсекции возникли еще в 1918 г. Их основной задачей была советизация еврейского населения страны. На этом многотрудном пути, «евсеков» ждали большие трудности:

Во-первых, еврейское население в своей массе стояло совершенно в стороне от революционного движения.

Во-вторых, безработные составляли до 30% всего еврейского населения, часть из них становилось с введением НЭПа мелкими кустарями и торговцами. Большинство из них было еще и до НЭПа вовлечено в «черный рынок» – например, ночной кустарный промысел.

В-третьих, евреи с энтузиазмом восприняли введение НЭПа, поскольку это позволяло вернуться к прежнему виду деятельности (т.о. они еще больше, с точки зрения Евсекции, отдалялись от пролетариата и трудового крестьянства).

В-четвертых, именно Евсекции было поручено партией осуществлять борьбу с сионизмом как буржуазной идеологией в еврейской среде, а также с иудаизмом – в рамках общей борьбы с религией, которая проводилась компартией в отношении всех религий вообще.

В-пятых, в рамках борьбы с сионизмом, остатками нераскаявшихся бундовцев и иудаизмом приходилось бороться с ивритской культурой, а также с иешивами и хедерами, сеть которых была до революции самой разветвленной в Европе.

Учитывая, что деятельность никаких других политических еврейских организаций в местечках была невозможной, Евсекция вскоре превратилась в единственный влиятельный фактор внутренней жизни еврейской общины. Формально, партия в этот период не вмешивалась в еврейские дела, хотя на деле часто выходило наоборот.

Надо сказать, что представители Евсекции подошли к решению своих задач довольно творчески, но со свойственной коммунистам прямотой и максимализмом. Их деятельность развивалась по следующим направлениям:

Коммунистическая пропаганда в местечках. Контроль за еврейской прессой.

Противодействие нэпманизации еврейского населения.

Создание условий для перехода еврейской массы к сельскохозяйственному труду.

Преследование сионистов, изъятие из библиотек книг на иврите, закрытие ивритских театров, запрет на преподавание языка иврит.

Преследование религиозных деятелей иудаизма, закрытие иешив и хедеров.

 

Первым актом тогда еще Еврейского комиссариата при Наркомнаце было запрещение в 1918 г. Центрального Бюро, избранного на съезде еврейских общин России при участии еврейских политических партий с последующей передачей всего имущества Евкомиссариату, а затем евсекции.

По решению Евсекции были закрыты почти все еврейские газеты и журналы, не находящиеся под контролем компартии.

Большую активность проявила Евсекция в т.н. «борьбе с мещанством на еврейской улице», под которой фактически подразумевалось активное противодействие «нэпманизации» еврейского населения. «Евсеки» прекрасно понимали, что объективно до 70% населения являются по своей психологии и социальной ориентации потенциальными нэпманами. Следовательно, речь шла о возможности почти поголовной нэпманизации подопечных этого еврейского отряда партии. Это было равносильно поражению Евсекции в борьбе за массы, чего, конечно деятели этой организации допустить не могли.

Поэтому, как это ни парадоксально, Евсекция оказалась в числе наиболее активных противников введения НЭПа и фактически занималась энергичной профанацией ленинской экономической реформы на подконтрольных ей территориях.

Как впоследствии писал председатель Евсекции А. Мережин, хотя «в союзном масштабе НЭП начался в 1921 г., специально в еврейчкой работе по отношению к трудящейся еврейской мелкой буржуазии НЭП начался не в 1921 г., а запозданием. Фактически Евсекция вынуждена была подчиниться партии в вопросах введения НЭПа только в 1924 г.

Таким образом, если НЭП и проник в еврейскую среду, то не благодаря, а вопреки Евсекции.

В этот период также происходит официальное проникновение в СССР американской благотворительной организации «Джойнт», сделавшей очень много для снабжения евреев продовольствием в период голода нач. 20-х гг. и профессиональной подготовки еврейских рабочих и ремесленников (первые ПТУ создавались по проекту «Джойнта»). На Евсекцию был возложен контроль за распределением продовольственной и иной материальной помощи «Джойнтом», в ходе которого репрессиям подвергались выдвинутые самим «Джойнтом» и непосредственно жертвователями представители религиозной и творческой еврейской интеллигенции.

Однако надо было противопоставить НЭПу что-то более серьезное, учитывая безработицу среди еврейского населения и отсутствия предпосылок для его массовой пролетаризации. Фактически только на Украине число лиц без определенных занятий и т.н. «нетрудовых элементов» – лишенцев достигало к сер. 20-х гг. 30-40%.

Этим «что-то» могло быть привлечение евреев к земле, что пытались делать российские власти еще со времен Александра II.

Условия для этого были вполне приемлемые: голод и безработица, а также отсутствие любых ограничений на передвижение евреев по стране.

Инициатива Евсекции была поддержана на высшем партийном и государственном уровне – 29 августа 1924 г. , когда был создан «Комитет по земельному устройству трудящихся евреев при президиуме Совета национальностей ЦИК СССР» или КОМЗЕТ.

В постановлении говорилось, что массовое обнищание еврейского населения требовало его «продуктивизации», т.е. привлечения к производительному, прежде всего земледельческому труду.

В круг обязанностей КОМЗЕТа входила организация еврейских поселений и р-нов, вербовка евреев-поселенцев. Обслуживание их по пути следования и закрепление на новых местах. КОМЗЕТ имел свои отделения по вербовке при ЦИК союзных республик.

Однако уже в 1924 г. стало ясно, что государственному органу трудно в одиночку решать эту проблему. Во-первых, имелась существенная материальная проблема, – нужны были колоссальные финансовые средства. Учитывая, что 1924 г. – это расцвет НЭПа, экономика носила еще вполне рыночный характер, и простыми директивными методами финансовые проблемы тогда не решались.

Следовательно, нужен был альтернативный источник финансирования данной программы. Для этого подходили как советские граждане и организации, так и иностранные. Проблема состояла в том, что большинство потенциальных зарубежных спонсоров не хотело иметь дело с коммунистической партией и советским государством.

Во-вторых, необходима была моральная поддержка переселенческой программе. Причем не только за рубежом, где набирала популярность враждебная, с т.з. коммунистов, идеология сионизма, но и внутри страны, где еще сильны были пережитки антисемитизма. Характерно, что антисемитизм, несмотря на то, официально он был провозглашен вне закона как форма шовинизма, достаточно широко распространился к сер.20-х гг. в СССР.

Причем, как писал один из лидеров белой эмиграции бывший депутат Государственной Думы В. Шульгин, если раньше он был характерен в основном для территории черты оседлости, то теперь, в Советском Союзе, он распространился далеко за ее пределы.

Это произошло не только в результате остаточных явлений гражданской войны с ее антисемитской пропагандой, но и по ряду других причин:

Лишенные заниматься в нач. 20-х гг. традиционным торговым ремеслом, евреи, как наиболее грамотная часть населения, устремились на государственную и партийную работу, т.е. «на хлебные места». Что вызывало зависть и ненависть среднего российского обывателя.

Евреи, несмотря на противодействие Евсекции, стали основной категорией нэпманов, особенно на Украине и Белоруссии, что тоже вызывало ненависть простого обывателя, идеалом которого было «отнять и поделить».

То, что 30-40% еврейского населения оказались по новому советскому законодательству «лишенцами», ставило их снова в неравное положение по сравнению с остальным населением, поскольку выходило, что чуть ли не все евреи – «контрики», над которыми можно было поиздеваться и пр.

И вот теперь предстояло убедить эту темную часть населения, что передача земли евреям – есть необходимый, политически важный шаг.

Для решения всех этих задач (сбора средств в разных странах мира и достижения идеологических целей партии (Евсекции) внутри страны и за рубежом) 17 января 1925 г. была создана формально общественная организация – Всесоюзное общество по земельному устройству трудящихся евреев в СССР – Общество землеустройства еврейских трудящихся – ОЗЕТ». По уставу, ОЗЕТ занималось землеустройством своих членов, а членами могли стать просто лица, не имевшие судимостей старше 18 лет, что открывало путь в него, в том числе и лишенцам, которые таким образом получили шанс вернуться к нормальным социальным условиям жизни. В этом, пожалуй, состояло одно из важнейших последствий деятельности ОЗЕТа.

ОЗЕТ декларировал свою непартийность и деидеологизированность, что было ориентировано в основном на Запад, поскольку любой человек, знакомый с ситуацией в СССР, понимал всю абсурдность этих заявлений. В ноябре 1925 г. ОЗЕТ даже принял резолюцию, в которой декларировал свой нейтралитет по вопросу об отношении к сионизму, что по тем временам было совершенно неслыханной вещью для советских общественных организаций.

Все эти маневры, которые с высоты современной истории кажутся наивными попытками советской власти реабилитировать себя в глазах международной общественности, отнюдь не казались таковыми в 20-е гг. и помогли Евсекции добиться существенных результатов в решении как материальной, так и идеологической задач, указанных выше.

Очень скоро были созданы не только отделения в союзных республиках, которые активно вели работу по привлечению новых членов и сбору пожертвований, но и аналогичные еврейские общества в Германии, Великобритании, Южной Африке, США и Нидерландах, в Аргентине, Латвии и Палестине. Были установлены договорные отношения с крупнейшими еврейскими финансовыми фондами и организациями. Такими как «Джойнт», ОРТ, Еврейское колонизационное общество, Хильфсферейн и др., которые помогали собирать ОЗЕТу деньги на переселенческую деятельность в СССР.

Постепенно за КОМЗЕТом осталось стратегическое и частично идеологическое планирование еврейской поселенческой деятельности в СССР, а в ОЗЕТе сосредоточилась вся практическая деятельность.

ОЗЕТ занимался перевозкой поселенцев на новые места жительства, проводил профессиональный инструктаж, строил дома, осуществлял водоснабжение и землеустройство, обеспечивал скотом и инвентарем. ОЗЕТ впервые применил такую форму массового фондрейзинга (сбора средств) внутри СССР как всесоюзные лотереи, принесшие в фонд переселенческого движения миллионы рублей.

Еврейскую местечковую бедноту переселяли на свободные необрабатываемые земли. При этом ставилась задача объединить существовавшие ранее разрозненные и разоренные гражданской войной еврейские земледельческие поселения в один сплошной массив, заселенный евреями. Тем самым пытались создать единую территорию – догматическую предпосылку коммунистической идеологии полноценной нации. Вынашивались планы создания в дальнейшем еврейской автономной или даже союзной советской социалистической республики на территориях Украины и Белоруссии.

В итоге уже к концу 20-х гг. на Украине были созданы три т.н. еврейских национальных района – Калининдорф, Сталиндорф и Ново-Златополь.

К первому съезду ОЗЕТа в 1926 г. в Москве в нем состояло свыше 60 000 членов. На съезде было закреплено руководство этой организацией со стороны Евсекции, поскольку главой ОЗЕТа был избран первый ее председатель Ш.Диманштейн.

С приходом Диманштейна усилилась пропагандистская деятельность в рамках ОЗЕТ. Надо сказать, что под эгидой этой организации получили путевку в жизнь многие печатные издания на идиш, украинском, татарском, узбекском и др. языках.

В феврале 1928 г. на ОЗЕТ была возложена задача реализации Биробиджанского проекта (см. следующую лекцию), с которым практически прекратили свое существование другие поселенческие проекты.

Надо признать, что поселенческая и пропагандистская деятельность ОЗЕТА (вплоть до 30-х гг. ОЗЕТ был представлен во всех сов. павильонах на зарубежных выставках) дезориентировала многих за рубежом и содействовала появлению новых сторонников советской власти в разных странах.

20-е гг. считаются золотым временем еврейской культуры в СССР. При этом сторонники такой точки зрения забывают, что в этот период практически полностью была вытеснена культура на иврите, которую коммунистические идеологи считали сионистской и непролетарской. Подавлялись любые проявления еврейской культуры, связанной с иудаизмом.

Вообще культура в этот период полностью превратилась в т.н. «культпросвет», т.е. светскую пролетарскую культуру, призванную решить единственную задачу – укрепить советскую власть в умах людей.

Все, что, по мнению коммунистических идеологов, не вписывалось в эти рамки, подлежало подавлению, замалчиванию и уничтожению. На долгие годы советским людям был закрыт доступ к литературе Достоевского, Цветаевой, Гумилева, Бялика, философии Бердяева и пр.

Новые деятели культуры, творившие в 20-30 –е гг. и не вписавшиеся в идеологическую канву социалистического реализма, также подлежали забвению. Есенин, Мандельштам и многие другие разделили эту участь.

Вся национальная культура была призвана решать те же задачи, но в среде нерусскоязычного населения. Еврейская не была исключением. Поэтому вся еврейская культура 20-х гг. была, во-первых. на языке идиш, а во-вторых строго идеологически ориентированной.

Язык идиш был разговорным языком еврейских местечек, поэтому люди не испытывали от его, порой насильственного распространения никакого неудобства. В 20-е гг. по всей стране открылись сотни новых советских еврейских школ, создававшихся в замен запрещенных хедеров и йешив. В крупных городах создавались высшие учебные заведения, призванные готовить кадры для системы пролетарского еврейского образования. При этом были закрыты все негосударственные еврейские вузы. Так в 1922 г. в Москве был закрыт Еврейский Народный Университет, созданный в 1918 г. Только благодаря поддержке Джойнта просуществовал до 1925 г. Петроградский Еврейский народный Университет (ПЕНУ), переименованный в 1920 г. в Институт Высших Еврейских Знаний (ИВЕЗ). Одновременно в 1921 г. в Москве была создана Центральная еврейская партийная школа (ЦЕПШ) для подготовки партийных и советских работников, способных вести пропаганду на идиш.

Еврейские отделения были открыты на педагогическом факультете Белорусского госуниверситета (БГУ) – 1922 г. и во втором МГУ в 1926 г.

По всей стране были созданы под контролем Евсекции сотни еврейских библиотек, клубов, изб-читален и пр., были открыты десятки еврейских музеев. Активно печаталась литература на идиш. Большинство литераторов, писавших на идиш, приняли революцию. Идеологию здесь определяла опять же Евсекция через свою газету «Дер Эмес» (правда). Наиболее крупными произведениями советской литературы на идиш были проза Д. Бергельсона, Дер Нистера, М. Кульбака, поэзия П. Маркиша, С. Галкина, Л. Квитко, Д. Гофштейна. В этот период творил известный грузинский еврейский писатель Герцль Баазов. Получила развитие в 20-е гг. и русскоязычная еврейская литература. Среди прозаиков и поэтов выделялись И. Бабель, М. Мозаков, С. Гехт, М. Ройзман, И. Уткин, ранний С.Маршак. Однако русскоязычная еврейская литература не признавалась таковой в 20-е гг., поскольку национальной литературой признавалась только литература, написанная на национальном языке. С другой стороны, этот идеологический постулат вывел эту литературу из-под контроля евсекций, что обеспечило ей более свободное развитие.

Многие русскоязычные еврейские писатели покинули СССР в 20-е гг., другие, как например, С. Маршак, отошли от еврейской тематики.

Большую роль в развитии еврейской культуры, особенно на Украине, сыграла Культур-лига – организация созданная еще в 1917 г. в Киеве по инициативе известного литератора и литературоведа на языке идиш Нахмана Майзеля с целью содействия развитию еврейского народного образования на идиш. С установлением на Украине советской власти Культур-лига быстро превратилась в бюрократический орган под контролем евсекции, призванный проводить политику партии в еврейском образовании и культуре. Поскольку сразу же были закрыты все независимые школы, созданные ранее этой организацией, все руководство лиги вскоре эмигрировало в Польшу.

Оставшиеся деятели Культур-лиги, а также все оставшиеся незакрытыми еврейские учебные заведения были вынуждены принять новые идеологические установки евсекции. Однако в одной области, курировавшейся Культур-лигой, евсекция оказалась бессильной просто в силу ее специфики и отсутствия настоящих экспертов-специалистов.

Речь идет об изобразительном искусстве и музыке. Достаточно упомянуть Киевскую еврейскую художественно-промышленную школу под рук. М. Эпштейна и Витебский еврейский народный художественный институт, где преподавал до своего отъезда М.Шагал.

Созданная в этих учебных заведениях концепция еврейского изобразительного искусства легла в основу будущей еврейской художественно-изобразительной школы США и Израиля. Она использовала традиционную еврейскую символику, изобразительные возможности еврейского алфавита, двухмерность графики, условность и пр. В 20-е гг. произошел творческий взлет ныне всемирно-известных художников – Шагала, Лисицкого, Пэна, Рыбака, Тышлера и др., создавших шедевры еврейского изобразительного искусства – очевидно, что такие произведения могли в то время родиться только в СССР, провозгласившем отделение церкви от государства (изображение всего сущего иудаизм запрещает).

К 1930 г. в СССР существовало 19 профессиональных театров. Существовал еврейский театральный техникум. В Киеве существовала Государственная еврейская капелла, в Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове и Минске с успехом выступали высокопрофессиональные еврейские музыкальные ансамбли.

Одновременно шло подавление культуры на иврите. По этому поводу первый советский нарком просвещения А. Луначарский заметил, что никто не сомневается в ценности иврита, кроме еврейских коммунистов, но если они считают, что это язык буржуазии. То их мнением нельзя пренебрегать.

В такой атмосфере ивритоязычные писатели начали покидать страну. Пиком их исхода стало 21 июля 1921 г., когда 12 наиболее известных ивритоязычных литераторов во главе с классиком новой литературы на иврите Х.Бяликом репатриировались в Эрец-Исраэль.

В полном составе уехал на гастроли и не вернулся ивритский театр «Хабима».

В СССР оставались молодые ивритоязычные писатели преданные советской власти, но они были вынуждены отказаться от творчества на этом языке или были уничтожены позже.

Таким образом, весь т.н. расцвет еврейской культуры в 20-е гг. был строго идеологизирован и подчинен единой цели – проникновению коммунистической идеологии в еврейские массы.Однако деятельность Евсекции, формировавшей еврейскую политику советской власти в этот период, нельзя считать полностью негативной: была дана зеленая улица идишистской культуре, еврейскому изобразительному и музыкальному искусству, активно развивалось еврейское поселенческое движение, в результате чего многие еврейские семьи смогли выжить, активно формировалась новая социальная структура еврейского населения СССР, были заложены основы компактного еврейского расселения на Украине и Белоруссии, была сделана попытка создания еврейского национального очага на Дальнем Востоке.

Вопросы к семинару:


=ГЛАВНАЯ= УРОКИ= ИЗРАНЕТ= ИСТОРИЯ= ШОА= ИРУШАЛАИМ=

Ремонт кондиционеров алматы
Большой выбор услуг по ремонту кондиционеров! Зайди, приценись
ice-berg.kz
dmtoy.ru