ХАСИДСКИЕ ИСТОРИИ И ПРИТЧИ


=Главная =Изранет =ШОА =История =Иерусалим =Новости =Россия=Традиции =Музей =Учителю= АТЛАС =

Истории про Альтер-Ребе

Когда исполнилось ему 19 лет, после праздника Песах в 1764 году попрощался раби Шнеур-Залман с женой ребецн Стерной и пустился в путь. Жена собрала ему 30 рублей, на которые раби купил коня и повозку.

Он знал, что едет учиться, но еще не знал, куда. Колебался, выбрать ли Вильну или Межиреч. С ним поехал брат, раби Йегуда-Лейб. Когда они приехали в Оршу, конь упал. Братья решили, что это намек свыше: раби Йегуда-Лейб не получил согласия жены на поездку. Он собрался в обратный путь и, уезжая, сказал брату: иди в Межиреч.

Раби Шнеур-Залман пообещал брату: всем, что он узнает, поделится с ним.

«В Вильно учатся учиться, Межирече – молиться. – подумал раби Шнеур-Залман. – Учиться я кое-как умею, а вот молиться...»

Так и был сделан выбор: раби Шнеур-Залман пошел пешком в Межиреч.

Два года спустя, как принято было между хасидами и ребе, спросил раби Шнеур-Залман у Магида:

– Какой путь служения вы укажете мне?

– Ты должен сам создать новый путь, – ответил учитель.

Когда вернулся раби Шнеур-Залман из Межиреча, спросили его, чему он там научился.

– Много тайн Торы было открыто мне, но об этом я не стану говорить. Главное, чему я там научился – уважать простых евреев и любить их.

Однажды, уже после смерти Магида, раби Шнеур-Залман привел в беседе с учениками его слова:

– Агават Исраэль – любовь к евреям – что это? Это значит любить каждого еврея, всех в равной мере, ученых и невежественных, любить как братьев, относиться к ним с трепетом – как к покрову свитка Торы.

Он говорил:

– Авраам-авину научил евреев любви ко Вс-вышнему, а Магид – любви к ближнему. Авраам-авину оставил четыреста законов о запрете служения идолам, а Магид – четыреста правил любви к евреям.

Однажды раби Шнеур-Залман сказал ученикам «первого хедера»:

– У каждой души своя миссия в этом мире. У каждого человека – своя заповедь. Так объясняется вопрос в Талмуде: «Какую заповедь твой отец больше всего?» Ведь ясно, что Рава (сыну которого вопрос был адресован) исполнял все заповеди Торы. Если так, каков смысл вопроса?! Значит, кроме того, что все мы обязаны соблюдать всю Тору, есть у каждого своя заповедь. У каждого – свой путь, свои «врата ко Вс-вышнему».



Когда сидел Старый Ребе в Петропавловской крепости, пришел переодетый в простого офицера император, чтобы посмотреть на знаменитого узника.

Раби, увидев его, встал и произнес благословение, установленное мудрецами для встречи царя.

– Как ты узнал, кто я?! – спросил тот.

– Тот, кто привык встречаться с Царем небесным, легко узнает царя земного.



Один из талантливейших учеников минской ешивы Зеев-Дов стал учеником Старого Ребе в зрелом возрасте. Он был необычайно одарен и за полгода достиг в изучении хасидизма такого уровня, на который у других уходили годы. И все же...

Раби спросил его однажды:

– Чего тебе не хватает?

– Не знаю, – ответил тот, – мне не кажется, что чего-то не хватает.

– Знаешь, – сказал Ребе, – материальное и духовное противоположны во всем: то, что в материальной сфере является достоинством, то в духовной – недостаток. Например, готовность удовлетвориться тем, что есть. Если человек обладает этим свойством в материальной сфере – это прекрасно. Но если человек доволен тем, что у него есть в духовном плане – это серьезный недостаток.

И, спустя несколько минут, добавил:

– Светильник состоит из трех частей: сосуда (изучения Торы), масла (понимания Торы) и фитиля (молитвы). У тебя все это есть. Почему же нет огня? Потому что никто не поднес к тебе горящую спичку.



В дни заключения в Петропавловской крепости, посетил Старого ребе один из министров. Был он большим знатоком Библии и потому хотел задать Ребе вопрос, связанный с Торой.

– Спрашивайте, – сказал Ребе.

– Как следует понимать, – спросил министр, – слова Торы: «И обратился Вс-вышний к Адаму и сказал: где ты?». Следует ли понять из сказанного, что Он не знал, где прячется Адам?!

Старый ребе процитировал в ответ на этот вопрос слова Раши, но министр сказал:

– Я знаю, что говорят об этом ваши комментаторы. Я хочу услышать, что думаете об этом вы.

– Верите ли вы, – спроси Ребе у министра, – что Священное Писание вечно и обращено в равной степей ко всем поколениям?

– Разумеется, – ответил ми нистр, – я верю в это.

– Мое толкование слов То ры таково: к каждому и нас обращается Вс-выш ний с вопросом: «где ты?!» Вот и вы, милостивый го сударь, вам Вс-вышний го ворит: Адам (то есть, че ловек), ты прожил столько то лет (Ребе назвал его точ ный возраст), где ты?! Что сделал за эти годы?

Министр хлопнул Ребе по плечу и сказал: «Браво!» И сердце его содрогнулось.



Раби Раяц говорил: – Когда освободили Старого Ребе из Петропавловской крепости, был поздний вечер 19 кислева. Спросили у него, где он желает ночевать. «В доме реб Мордхэ Лепелера», – ответил Ре бе. В том же доме жил большой противник хасидизма р. Нотэ Ноткин. По ошибк жандармы привели Ребе в квартиру Ноткина. Пока хасиды нашли Ребе, прошло три часа. Все это время Ноткин излагал Ребе свои претензии к хасидизму. Позднее Ребе говорил, что эти три часа были для него большим мучением, чем заключение в Петропавловской крепости.

Известно, что праведник властвуют в мире, тем более, они могут в любую минуту изменить собственную судьбу. Но Старый ребе предпочел пройти и следствне в Петропавловской крепости и нелегкий разговор с Ноткиным, чтобы правда о хасидизме вышла на свет.


Говорил Старый Ребе: Г-споди, не хочу ничего, ни рая твоего, ни грядущего мира, только Тебя Одного хочу!


Было принято делить великих хасидов на две группы: «маскилим» («просвещенные») и «овдим» («совершающие служение»). Старый Ребе говорил:

– То, что «маскиль» понимает, «овэд» чувствует.


Он говорил:

– Хасидизм называют «воскрешением мертвых». Многие понимают это буквально, а я говорю: что может быть мертвее холодного рассудка. Его-то и воскрешает хасидизм.


В молитвеннике Старого Ребе, в примечании к «Тикун хацот» есть странные слова: «кол хайал» «Всякий солдат, сердца которого коснулся страх перед Вс-вышним...». Эти слова были приняты многими печатниками за ошибку. Они «исправили» их на слова кол хай «всякий живущий». Но среди хасидов было известно, что следует читать «всякий солдат...»


Было даже такое выражение: хасидские казаки. Объясняли его так: конь и казак – неразделимы в бою, хотя только казак понимает, за что воюет. Конь рискует жизнью и несется навстречу пулям и штыкам, радуется победе вместе с казаком. Такова притча, но о чем она говорит, кто здесь конь, кто казак? Душа хасида – казак, а конь – его тело.


Известные слова Талмуда: «в какой заповеди твой отец был осторожнее згир тфей – принято толковать так: у каждого человека есть «своя заповедь». Он исполняет все заповеди, но особенно осторожен в исполнении одной из них. Старый ребе толковал эти слова так: згир не от слова згирут (осторожность), а от слова зогар (сияние). Иными словами, есть у каждого человека одна особая заповедь, озаряющая его душу.


Он говорил:

– Самая короткая и простая дорога к любви ко Вс-вышнему – любовь к Его народу.


– Что нового сказал Старый Ребе?! Тора была и до него, молились и до него. Ребе сказал, что человек не одинок. До него был ученик, был учитель, каждый был одинок. После него ни хасиды, ни ребе больше не были одиноки.


Хасиды Старого Ребе, – говорил Ицхак-Айзик из Гомеля, знали, что от них требуется и кто они. Нынешние хасиды знают, что от них требуется, но не знают, кто они и на каком они уровне.


Старый Ребе отзывался с особой любовью о раби Леви-Ицхаке («заступника народа Израиля») из Бердичева. Он говорил:

– Если еврей, читая «Тгилим», упомянет имя «заступника», его слова достигнут «дворца милосердия» на небесах и откроют «врата спасения».


=Главная =Изранет =ШОА =История =Иерусалим =Новости =Россия=Традиции =Музей =Учителю= АТЛАС =

Самореализованность приходит покупая ультразвуковая зубная щетка philips в нашей компании.