МАКС ЗИЛЬБЕРТ

ФЕНОМЕН АШКЕНАЗСКИХ ЕВРЕЕВ


=Главная =Изранет =ШОА =История =Иерусалим =Новости =Россия=Традиции =Музей =Учителю= АТЛАС =

В Польше

Страной, сыгравшей важнейшую роль в истории евреев, стала Польша. Начало процесса интенсивного формирования еврейских общин в этой стране, судя по сохранившимся документам и результатам археологических раскопок (найдены монеты, относящиеся к этому времени, с надписями на иврите и еврейскими именами чеканщиков), относится к концу XII - началу XIII вв., однако началом их процветания там можно считать лишь середину XIV в., эпоху правления короля Казимира III Великого (правил в 1333-1370), создателя централизованного польского государства. В 1367 г. он выдал евреям Грамоту о привилегиях, каковых они не имели больше нигде. Согласно этой грамоте, в частности, получили официальное признание общинные институты, в т.ч. суд еврейских старейшин ("... в каждом деле о споре или стычке между евреями да не будет судить никто, кроме старейшин их, за исключением тех случаев, когда они сами не смогут выяснить истину" (ј10)), а также законность традиционной еврейской присяги на свитке Торы (јј1, 5, 12, 13). Грамота предусматривала суровые наказания за нападения на евреев (јј12, 13, 14), осквернение еврейских кладбищ (ј21), нанесение ущерба синагоге (ј22), несанкционированный вход в их жилища (ј29), похищение еврейских детей (ј38), неоказание помощи еврею в случае нападения на него (ј44), отказ торговцев продавать товары евреям (ј46), запрещалось вызывать евреев в церковный суд (ј30). Грамота защищала их финансовую деятельность от вмешательства конкурентов (ј45) и гарантировала возможность вести соответствующий канонам иудаизма образ жизни, включая право на кошерный убой скота и продажу некошерных частей туш христианам (ј20) (См. ПриложениеI).

В 1453 г., в год коронации Казимира IV из династии Ягеллонов, оригинал Грамоты сгорел при пожаре в Познани. Вступив на престол, новый король издал ее подтверждение, в заключении которого говорилось: "Мы желаем, чтобы те евреи, которых мы охраняем для нас и королевства нашего как особую ценность, признали наше королевство добрым для них". Содержание грамоты вполне соответствовало этим словам(7).

Положение евреев в средневековой Польше можно без преувеличения охарактеризовать как "status in statu" ("государство в государстве", лат.), настолько широка была их автономность. Они имели свою законодательную (кагал), судебную и исполнительную власти.

Кагал регулировал все сферы жизни общины: хозяйственную деятельность, отношения с христианами, проблемы семьи, религии, воспитания, отвечал за сбор налогов, за работу синагоги и кладбища, осуществлял надзор за кошерным убоем скота, контролировал работу учителей, организовывал помощь беднякам. Он также имел полномочия выдавать право на жительство тому или иному еврею, причем основным мотивом в решении этого вопроса было благосостояние человека (бедняк становился для общины бременем, т.к. государственные налоги с нее собирались лишь в зависимости от ее численности). Решения кагала приобретали силу закона лишь после того, как их утверждал раввин (главный специалист по галахе) и специально уполномоченный писец заносил их в особую книгу кагала - пинкос. Система выборов в кагал была далека от нынешних представлений о демократии: руководители общин, отработав положенный срок, выдвигали выборщиков, обязательно не состоявших между собой в родстве, которые и избирали новое руководство, обычно около 20-ти человек(7).

Община несла перед властями коллективную ответственность за каждого члена. Представительские функции кагал осуществлял через своих специальных чиновников - "штадланов".

Еврейский суд обычно возглавлялся раввином, вместе с которым заседали двое судей, назначенных выборщиками, и имел 3 инстанции, различные по серьезности рассматриваемых ими дел. Он занимался лишь имущественными спорами между евреями, другими делами занимался кагал.

Одним из наиболее распространенных наказаний для преступников было содержание под стражей (в тюрьме). Так обычно поступали с неплательщиками налогов или долгов, нарушителями спокойствия и проч. Смертная казнь в общинах не применялась, но бывали телесные наказания: битье палками, отрезание ушей, а также выставление у "позорного столба" - приковывание цепями к стене в коридоре синагоги. Обжалование решений еврейского суда у польского "судьи по делам евреев" законодательством предусматривалось, однако отношение общин к этому было крайне неодобрительным, так как подрывался авторитет руководства.

Неким подобием глав исполнительной власти в общинах были парнасы, или старосты, работавшие, как и другие служащие, бесплатно. Они следили за соблюдением решений кагалов и руководили текущими делами. В каждой общине их было не менее трех и они сменялись каждый месяц. У парнасов было 3-5 заместителей - "лучших".

С конца XVI в. в Польше, Литве и некоторых других странах еврейской диаспоры существовали надобщинные органы управления - Ваады, которые решали проблемы, неразрешимые для местных кагалов.

Польские евреи представляли собой совершенно особое торгово-промышленное сословие со строго определенными государственными функциями, важнейшей из которых было пополнение казны; в то же, что было за пределами этих функций, например, во внешнюю политику, они не вмешивались. Основными направлениями их деятельности были кредиты, торговля, арендаторство, шинкарство, содержание постоялых дворов, ремесла.

В банковском деле евреи проявляли активность с середины XIV в. Особенно прославился в этой области Лейба из Кракова, снабжавший деньгами троих королей: Казимира III, Людвига Венгерского (правил в 1370-1382 гг.) и Владислава Ягайло (правил в 1386-1434 гг.), а также королеву Ядвигу, дочь Людвига и жену Ягайло. Однако в течение XV-XVI вв. роль польских евреев в банковском деле постепенно уменьшалась, а к середине XVII в. они уже больше брали кредитов, чем давали; причины: с одной стороны - неблагоприятная ситуация в международных финансах, с другой - давление землевладельцев и духовенства7.

Польские евреи были активны во всех областях торговли: розничной, оптовой и посреднической. Они, например, занимались скупкой у крестьян излишков их продукции, которые затем продавали на городских рынках, а также были посредниками в продаже урожая, скота и лесных товаров (древесины, дегтя, смолы и т.п.) из поместий шляхты. Насколько можно судить по юдофобской книге С.Мичинского "Зерцало короны польской", евреи играли важнейшую роль в экспорте и импорте Польши, во всяком случае в начале XVII в. они в значительной мере потеснили в этой сфере христиан(7).

Широчайшее распространение среди прочих видов деятельности польских евреев получило арендаторство: владелец, к примеру, поместья уступал все его или часть за определенную плату кому-либо, а тот стремился извлечь из арендованного максимальную выгоду; при этом живущие на территории поместья крестьяне оказывались в подчинении арендатора. Своеобразной формой аренды, которой также активно занимались евреи, был откуп: за определенную плату человек получал у государства, например, монопольное право на добычу соли или продажу спиртных напитков ("пропинация"), или право на сбор таможенных пошлин или налогов.

Весьма велико было участие польских евреев в винном промысле (шинкарство). Значительное число из них, в отличие от их собратьев на Западе, занимались ремеслами, особенно портняжным делом; были среди них и меховщики, шляпники, ювелиры, дубители кож. Евреи-ремесленники создавали жесткую конкуренцию христианам и в ней зачастую одерживали верх.

По мере миграции ашкеназских евреев на восток Европы туда же перемещалась и талмудическая наука. Важнейшими ее центрами стали Прага, Вена, Будапешт и, в особенности, польские города: Краков, Познань, Люблин, Львов и др., а также общины Литвы, где после заключения в 1375 г. польско-литовской унии в г. Крево началось столь же интенсивное, как в Польше, формирование еврейских общин. Известный хронист XVII в. Н.Ганновер утверждал, что к XVI в. не было "столько Торы", как в Польше, а один венецианский раввин, побывав там в 1638 г., писал: "здесь располагаются иешивы и бейт-мидраши (помещения для религиозных дискуссий - М.З.), где тысячи молодых людей изучают еврейские гражданские и религиозные законы"(7).

Такие явления, как изгнания, изъятия собственности евреев, аннулирования долгов им, столь обычные в Средние века для западно-европейских стран, для Польши были совсем не характерны. Ношение ими оружия для защиты городов, где они жили, властями не только разрешалось, но даже поощрялось. Редкий отголосок отношения к евреям как к "рабам казны" (этот термин в официальных польских документах никогда не употреблялся) заключался в том, что убийца еврея наказывался за "нанесение ущерба казне". Однако утверждать, что их жизнь в Польше была безоблачной, было бы сильным преувеличением: как писал в XVIII в. еврейский мыслитель Шломо Маймон (Шломо бен-Иехошуа, 1753-1800), "вряд ли есть еще такая страна, как Польша, где свобода (еврейского) вероисповедания и ненависть к нему соседствуют так близко. Евреям разрешается выполнять все мицвот (613 заповедей Торы, включая 10 основных - М.З.) вполне свободно ... и даже есть у них свои суды. Но при этом ненависть к (их) вере так велика, что само слово "еврей" (по-польски и по-чешски - jid - М.З.) звучит как оскорбление"(7).

Помимо того, что в отношении евреев в Польше были распространены те же обвинения, что и в Западной Европе - в ритуальных убийствах христианских детей, осквернениях гостии, склонении христиан в иудаизм, многих польских политиков раздражали привилегии евреев. Так, кардинал Збигнев Олесницкий, герой Грюнвальдской битвы, спасший жизнь королю Ягелло, писал Казимиру IV в связи с подтверждением последним вышецитированной Грамоты: "... прошу и молю Ваше Величество отменить грамоты эти; докажите, Ваше Величество, что Вы - католический король, запретите то, что оскорбляет имя короля и может привести к еще большему замешательству". Историк Ян Длугош спустя 10 лет писал о том же: "... права, дарованные королем и его советниками евреям, были оскорблением святой веры и в этом короля открыто обвиняли кардинал Збигнев и епископ Краковский, а монах Иоанн Капистрано (см. предыдущую главу - М.З.) угрожал ему карами небесными; но не захотел король отменить привилегии, и обрушил Бог ярость свою на короля и народ"(7) (имеются в виду временные неудачи Польши в войне с Тевтонским орденом). В большинстве случаев королевская власть заступалась за евреев.


=Главная =Изранет =ШОА =История =Иерусалим =Новости =Россия=Традиции =Музей =Учителю= АТЛАС =

ippoterapiya-kiev/