ИСТОРИЯ АНТИСЕМИТИЗМА И КАТАСТРОФА

КАТАСТРОФА

ЖДУ ВАШИХ ПИСЕМ!

= ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ =УРОКИ = УЧИТЕЛЮ =

= О Г Л А В Л Е Н И Е =

Юденраты и еврейская полиция

Общая деятельность юденратов во многих аспектах явилась продолжением старой общинной жизни, но зато совершенно новым и незнакомым еврейству явлением стало учреждение еврейской полиции - "Службы порядка". Мы встречаемся с этим феноменом преимущественно в гетто (хотя кое-где она действовала еще до их создания). Этой полиции не было в местах концентрации евреев в Западной Европе. Исключение составляли Берлин, лагеря Дранси во Франции и Вестерброк в Голландии. Еврейская полиция была создана исключительно по немецкой инициативе. Ни в одной общине мы не находим никаких следов еврейской инициативы в ее создании.

Тем не менее, особого приказа об организации полиции, подобного, скажем, "Срочной депеше" Гейдриха или "Директиве" Франка, не обнаружено.

Кем были люди, завербованные (или завербовавшиеся) в "Службу порядка"? Ввиду отсутствия какой-либо традиции еврейской полиции этот вопрос необыкновенно важен, поскольку тип людей, идущих на работу в полицию, должен был определить в немалой степени самый характер полиции и ее работы. В Петракове-Трибунальском немцы приказали весной 1940 года председателю юденрата Залману Танненбергу создать "Службу порядка". Он поддерживал эту идею, но многие члены юденрата возражали.

Когда же стало ясно, что этого не избежать, то на заседании юденрата выступил раввин иешивы с требованием создать комиссию общественных деятелей для подбора кандидатов, - молодых людей с общественными, культурными и нравственными достоинствами. Он указал на опасность, ''угрожающую населению гетто со стороны имеющего власть молодежного отряда, лишенного нравственных и общественных основ, об огромной ответственности, сопряженной с такой службой." И на первом полицейском смотре сам Танненберг выступил в том же духе.

Но подобные нравственные критерии оказались нереальными. Обычно мобилизацию проводили по объявлению, и критерии, предъявляемые к поступавшим, оказывались минимальными: в Варшаве, например, кандидаты должны были "окончить среднюю школу, служить в армии и не преследоваться по закону". Главным требованием в реальности стали физическая подготовка и, иногда, наличие армейского прошлого.

С самого начала евреи относились к полиции с подозрением, хотя это и наблюдалось не повсеместно. Политические организации, особенно молодежные движения, рекомендовали своим членам не вступать в полицию. Проверка деятельности более, чем сотни полицейских командиров Генерал-губернаторства показала, что примерно 70% из них ранее не участвовали в общественной или политической жизни вообще. Около 20% были беженцами, и лишь 10% в той или иной мере участвовали в общественной жизни до оккупации. Были случаи, когда во главе полиции стояли люди, враждебно относившиеся к еврейскому обществу. В Варшаве, например, главой полиции был назначен выкрест - факт, позднее повлиявший на весь характер местной полиции.

Функции еврейской полиции можно разделить на три типа:

а) выполнение немецких приказов, полученных через юденрат или непосредственно от оккупационных властей;

б) выполнение распоряжений юденрата в связи с его мероприятиями;

в) удовлетворение внутренних нужд еврейского общества.

К первым двум типам относится сбор контрибуций, штрафов и налогов, конфискация имущества, сбор на принудительные работы и в период депортации - участие в арестах для этапирования населения в лагеря.

К третьему типу относится поддержание порядка и чистоты в общественных местах, борьба с преступностью. Преступления разного рода - воровство, убийства, насилия, пропажи людей и прочее - все это было обычным явлением и в жизни гетто.

В роковой час общин - в период депортации - еврейской полиции приходилось все больше внимания уделять исполнению немецких приказов, и, таким образом, значение их остальных обязанностей резко уменьшилось. Однако справедливо ли считать, что полиция исполняла распоряжения немцев беспрекословно, превратившись в их слепое орудие? Исследования доказывают, что приказы властей встречали разную реакцию как в полиции, так и в юденратах.

"Символом сопротивления стали Ароновский, Робинсон, Зальцер, Клоц, Букнец, Тейтошкин и др., лучшие еврейские парни в Каунасе, служившие в полиции и жертвовавшие своими жизнями ради измученного гетто вплоть до самого горького дня - 26 марта 1944 года. Они остались верны гетто и собственной клятве, данной ими на церемонии вступления в должность, и заплатили смертью за свою верность...

После убийства еврейских полицейских на территории 9-го форта в гетто стали больше ценить все сделанное ими для евреев ранее. Хотя имелось много недостатков в работе еврейской полиции, хотя служило в ее рядах немало людей, совсем эту службу не украшавших, население гетто стало относиться к ней с доверием и уважением. Правда, община по-прежнему не скупилась на критику в адрес своей полиции, но она перестала игнорировать огромные сложности полицейской службы и то, что исполнение неприятнейших заданий нередко делалось полицией на общую пользу гетто".

Формально еврейская полиция входила в юденрат на правах отдела, но фактически отношения полиции и юденрата были изменчивыми и сложными. Это было связано с тремя факторами, оказывавшими воздействие на ситуацию: немцы, юденрат и сами полицейские. Так, наряду с обычной ситуацией, когда юденрат контролировал полицию, были случаи, когда полиция действовала независимо и юденрат не мог ею распоряжаться (так было в Варшаве). Бывали даже случаи, когда полиция полностью подчиняла себе юденрат - в Вильнюсе, Отвоцке, Новой Санце, Радоме, Кракове (в последние дни существования гетто) и т.д. Во многих местах немцы внедряли в ее администрацию своих людей и через них влияли на все происходящее. Да и сами полицейские стремились ослабить влияние на них власти юденрата. Кое-где полиция даже формально подчинялась либо непосредственно немцам, либо местной польской полиции, как это было в Варшаве. Готовность немцев вмешаться во внутренние дела гетто и в отношения между полицией и юденратом зависела от различных факторов, в частности, от степени послушания того или иного юденрата.

Хронологическая история еврейской полиции делится на три периода:

а) от ее создания до весны 1941 года, когда начались первые облавы для отправки в трудовые лагеря. До этого момента отношения населения гетто и еврейской полиции были неплохими: например, в декабре 1940 года, по свидетельству жителя Варшавы, "полиция состоит из опытных и симпатичных людей";

б) от начала отправки в трудовые лагеря до начала депортаций в лагеря смерти (июль 1942) - это период обострения отношений между полицией и жителями гетто;

в) период депортации в лагеря смерти. В это время полиция выполняла самое тяжкое и ненавистное задание - задержание братьев-евреев во время "акций" или в любое другое время. Естественно, реакция была чрезвычайно тяжелой.

В заключение приведем итоговую оценку деятельности еврейской полиции, данную исследователем Аароном Вайсом.

"Обратимся к общей оценке отношений юденрата и полиции и попробуем проанализировать образ действий этих двух организаций... Из собранных данных можно сделать важный вывод: в 86 из 100 общин Генерал-губернаторства мы обнаруживаем заметную координацию действий еврейской полиции с немцами в разные периоды и при исполнении разнообразных акций, в том числе в сборе людей во время так называемых "массовых акций". В этой связи важно разделить историю полиции на периоды, потому что полная покорность полиции немцам приходится, в основном, на последние дни гетто, когда произошли заметные изменения в личном составе полиции. Люди, чуткие к общественному мнению, либо оставили полицию, либо стали жертвами немцев. Послушные исполнители и их командиры остались верны немцам до конца, но в большинстве случаев они тоже были убиты нацистами..." Архивные материалы о печальном предназначении еврейской полиции открывают новые аспекты в деятельности юденратов. Предпочтение, оказываемое немцами полиций как более послушной организации, было вызвано наряду с прочими причинами также ситуацией, когда многие юденраты не оправдали надежд немцев, пытавшихся сделать их орудием своей политики... Из документов, доступных нам сегодня, известно, что многие юденраты достойно выдержали испытание своего еврейского и человеческого достоинства, и возможно число таких юденратов было даже большим, чем принято считать. Сказанное не является апологетикой, а базируется на фактах, способных выдержать испытание по самым строгим критериям. Иное дело - еврейская полиция: даже учитывая, что полицейские тоже были жертвами нацистского режима, можно утверждать, что в системе еврейских организаций они оказались самым слабым звеном и своими действиями нанесли удар по сопротивлению еврейского населения".

по материалам курса Открытого Университета Израиля


= ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ =УРОКИ = УЧИТЕЛЮ =

= О Г Л А В Л Е Н И Е =