ИСТОРИЯ АНТИСЕМИТИЗМА И КАТАСТРОФА

НА ПОРОГЕ КАТАСТРОФЫ

ЖДУ ВАШИХ ПИСЕМ!

= ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ =УРОКИ = УЧИТЕЛЮ =

= О Г Л А В Л Е Н И Е =

Антиеврейская политика нацизма в 1933-39 гг.

     Знания, распространенные в обществе, о характере антиеврейской политики нацистов, довольно расплывчаты и связаны, как правило, только с нацистской политикой 40-х годов, с "Периодом истребления". Однако начало "периода Катастрофы" следует отсчитывать с момента прихода нацистов к власти. По окончании изчения этой темы Вам необходимо будет знать:

     как проходило становление и формирование антиеврейской политики в 1933-1939 гг.;

     каковы основные стадии и центральные моменты этой политики;

     главные персонажи, ответственные за принятие и проведение ее в жизнь.

     Проблемы, занимавшие Гитлера в начале его правления

     Напомним, что само по себе назначение Гитлера на пост рейхсканцлера 30 января 1933 года вовсе не превратило его автоматически во всемогущего властелина Германии. Большинство членов рейхстага не принадлежали к нацистской партии, а в кабинете министров только трое из 11 министров были нацистами - глава правительства Гитлер, министр внутренних дел Фрик и министр без портфеля Геринг, являвшийся по совместительству уполномоченным по внутренним делам Пруссии. Правительственный аппарат тоже не прошел еще нацификации. Поэтому первоочередной задачей для Гитлера стало укрепление основ своей власти и устранение любых политических сил, препятствующих этой цели.

     Вот почему в первые дни своего правления он не проводил никакой последовательной антиевреиской политики. Гитлер отнюдь не отказался от своей антисемитской идеологии, но, как трезвый политик, он занялся решением более насущных по тем временам задач.

      Ситуация накануне бойкота 1 апреля 1933 года

     Инициатива первых антиеврейских акций исходила в те месяцы не от руководства нацистской партии, а от функционеров более низкого ранга. Еще до выборов 5 марта они были склонны направить гнев народа против "врагов государства" - в особенности против евреев. После выборов в рейхстаг резко увеличилось число антиеврейских выступлений, в это же время начался отъезд евреев за границу. Самыми популярными объектами нацистских нападений стали магазины, принадлежавшие евреям, в особенности универмаги. С конца 19-го века они часто упоминались в антисемитской литературе как символы современной массовой культуры и капиталистической конкуренции, подавляющей рядового гражданина. Нацисты также усиленно подчеркивали это в своей антиеврейской пропаганде 20-х, начале 30-х годов, выдвигая лозунги типа "Национал-социалистический народ более не потерпит существования еврейских универмагов". "Акции", направленные против магазинов, обычно проводились в форме бойкота, ибо утверждалось, что карман - самое чувствительное место еврея. Время от времени штурмовики СА преграждали входы в "еврейские" магазины, иногда отмечали их особыми знаками, а в некоторых случаях даже фотографировали тех лиц, которые все же приходили что-либо покупать у евреев.

     Подобные инциденты происходили во многих местах Германии, особенно в тех из них, где нацисты добились на выборах численного преимущества, например: в Бад-Гессене или в провинциальных районах Пруссии, здесь нацисты получили до 75% голосов избирателей. Эти разрозненные действия не были инспирированы центральным берлинским руководством, более того, оно даже считало подобные спонтанные акции опасными для правопорядка. Однако, в данном случае имела место не столько попытка заставить правителей перейти к активным действиям, сколько фанатизм нацистских функционеров, не вполне подконтрольных даже самому Гитлеру. За спинами исполнителей подобных акций стояли шефы СА во главе с Эрнстом Ремом и гауляйтером Франконии Юлиусом Штрейхером, прославившимся своим крайним антисемитизмом даже среди нацистов. Напомним, что СА в те годы была могучей силой, в ее рядах, вместе с организациями "Гитлерюгенд", "Союз немецких девушек", СС, "Транспортные силы СА" и др., насчитывалось свыше 4 миллионов членов.

     Вследствие этого Гитлер принял решение организовать полный экономический бойкот немецких евреев. Для пропаганды такой бойкот должен был обозначать некую веху - начало похода за ликвидацию "сильного вредоносного" влияния евреев в Германии. Одновременно это была попытка руководства направить в правильное русло страсти, бушевавшие в низах партии. Решение о бойкоте было принято Гитлером, по-видимому, 20 марта, т.е. еще до принятия "Закона о регистрации профессиональной деятельности", и в течение последующей недели был подготовлен план кампании. Ответственным за его проведение в жизнь стал Юлиус Штрейхер. Опубликованная 28 марта программа бойкота была объявлена как реакция немцев на "пропаганду ужаса", которую, якобы, ведет "еврейская" печать за границей против новой Германии. Эта пропаганда, якобы, не только очернила доброе имя Германии, но и нанесла удар по торговым отношениям, помешала приобретению ее экспортной продукции на внешнем рынке, словом, нанесла стране финансовый ущерб. В огромных объявлениях, распространенных по всей стране, провозглашалось:

     "Братья-немцы! Сестры-немки! Виновники этого чудовищного преступления, этого ужасного подстрекательства - евреи Германии. Это они восстановили своих соплеменников за границей на борьбу против немецкого народа, распространяли ложь и клевету. И потому всегерманское руководство "Движения за освобождение отечества" решило в качестве акта самозащиты против преступного подстрекательства объявить бойкот всем еврейским предприятиям, магазинам, бюро и проч., начиная с субботы, 1 апреля 1933 года, с 10 часов утра. Мы призываем вас, немецкие мужчины и женщины, способствовать этому бойкоту. Не покупайте в еврейских универмагах и фирмах! Не обращайтесь к еврейским адвокатам! Избегайте еврейских врачей! Покажите евреям, что они не могут пренебрегать честью Германии и порочить ее, не неся за это ответственности. Лицо, поступающее вопреки этому призыву, тем самым докажет, что оно - сторонник врагов Германии".

     В тот же день были опубликованы внутрипартийные инструкции относительно поведения членов партии в день бойкота.

     Бойкот и его последствия

     Бойкот был проведен 1 апреля 1933 года. Эта первая общегосударственная антиеврейская акция имела огромное значение в истории формирования нацистской политики по отношению к евреям.

     Бойкот был использован как парад сил нацистской партии. Он стал частью набора методов террора, с помощью которых государство, с одной стороны, запугивало врагов и держало в страхе население, а с другой - привлекало в партию колеблющихся - бойкот проводился вскоре после выборов, на которых нацистская партия не сумела собрать большинство голосов. Массовое и повсеместное присутствие членов СА и СС, оскорбление евреев и противников режима - все это стало особо важной частью парада сил.

     Целью бойкота стала, прежде всего, демонстрация решимости нацистской партии в правительстве добиться своей цели, особенно в области антиеврейской политики. Демонстрировалось всем и каждому, что акции предыдущих недель не были некоей местной самодеятельностью, но, напротив, выражали генеральную линию партии. Символично, что днем начала бойкота была объявлена суббота, хотя выбор подобного дня недели для бойкота именно еврейских предприятий кажется нелогичным, даже если принять в расчет, что большинство немецких евреев было нерелигиозными, и что их предприятия в этот день все равно работали. Настоящее значение этого странного выбора соотносится именно со знаменательными датами еврейского календаря: позднее, особенно в 40-е годы, проведение антиеврейских акций в дни еврейских религиозных праздников стало частью обыденного нацистского ритуала.

     В чем заключался успех бойкота с точки зрения нацистов? В основном, в том впечатлении, которое им удалось произвести на население, а также на евреев и международных наблюдателей. Однако, уже в день бойкота нацистская партия столкнулась с серьезными внутрипартийными проблемами, которые повлияли на формирование и способы проведения в жизнь антиеврейской политики.

     Проблемы, возникшие в результате бойкота

     Вопреки успешно проведенному бойкоту, у нацистов возникли новые проблемы. Ограничение бойкота сроком в один день, лишь в некоторых местностях он длился 3-4 дня, оказалось неслучайным: оно обусловливалось давлением, оказываемым на Гитлера и нацистов с разных сторон. За два дня до бойкота, 30 марта, президент Гинденбург попытался повлиять на правительство с целью отмены бойкота. Министр иностранных дел фон Нейрат тоже выступал за отмену бойкота, ссылаясь на неблагоприятную реакцию в других странах. Гитлер не мог и, конечно, не хотел отступиться от антиеврейской политики, но как трезвый политик понимал, что длительный бойкот вызовет опасное недовольство в Германии и в мире, и потому в указе, вышедшем за день до его начала, бойкот был ограничен сроком в один день.

     Отсюда следует, что

     1. Гитлер был реалистом и в этот период еще считался с общественным мнением и с теми неприятностями, которые могли угрожать Германии, в связи с подобными действиями;

     2. положение нацистов в Германии и положение Германии в мире все еще оставалось уязвимым.

     Подобные трудности, однако, были обусловлены конъюнктурой данного периода, и с изменением условий, т.е. в процессе укрепления государства и упрочения партии у власти, они должны были исчезнуть. Но возникла еще одна конкретная проблема. Хотя бойкот был объявлен "защитой немецкого труда", на самом деле, он нанес удар также и по немцам, так или иначе связанным с еврейскими предприятиями, поставщикам, наемным работникам и проч. Тяжелое экономическое положение Германии отнюдь не улучшилось от проведения подобной акции. Вывод казался однозначным: бойкоты, или, так сказать, народные, а, проще говоря, погромные действия, практически неэффективны. Предстояло выработать новую систему действия, внутренне организованную, ориентированную на будущее, чтобы с ее помощью достичь желаемого антиеврейского эффекта, не затрагивая при этом интересов самих немцев. Но эта организованная система могла быть создана лишь посредством правительственного, а не партийного механизма.

     Помимо этого, возникли проблемы принципиального характера. Члены СА и СС стояли в пикетах у магазинов, объявленных "еврейскими предприятиями", и в особенности возле "еврейских универмагов". Однако появились сомнения, действительно ли пикетируемые предприятия являются еврейскими: финансировали их немецкие банки или же заграничные финансовые источники, большинство работников были неевреями, как не являлись евреями владельцы большинства их акций и т.п. Естественно, напрашивался вопрос: а что означает термин - "еврейское предприятие"? Тут-то и выяснилось, что с этой точки зрения бойкот был плохо организован, ибо многие случаи пикетирования выглядели весьма сомнительно.

     Более того, не было даже ясного критерия, "кого считать евреем". Считать ли, например, евреями лиц крещеных? Считать ли евреями лиц со смешанной кровью? Ясного ответа пока что не существовало.

     Вопросы "кто еврей" и "что такое еврейское предприятие" относились к наиболее принципиальным, ибо существовало противоречие между стереотипами идеологии и реальностью. Хотя антисемиты вообще и нацистские пропагандисты в частности все время описывали внутренний и внешний облик ненавистного им еврея, на практике оказалось, что этот образ вовсе не соответствует реальной действительности. Бойкот показал, что назрела необходимость разрешения возникших противоречий.

     В принципе существовало несколько путей разрешения этих противоречий:

     I. отказ от антиеврейской идеологии, как неверной и не оправдавшей себя на практике. Во многих политических движениях происходят подобные процессы, когда после прихода к власти идеологи пытаются реализовать свои идеи. Еврейская община и большая часть международного сообщества считали, что так именно и произойдет в данном случае и возлагали на это большие надежды;

     2. приверженность идеологии, оторванной от действительности. Некоторые нацистские фанатики избрали для себя именно этот путь. Ими были в большинстве своем профессионалы пропаганды. Из-за оторванности от реалий жизни их влияние на происходящие события было минимальным, хотя именно они выражали дух нацизма: такими были, например, Геббельс, Штрейхер и др.;

     3. сохранение основ экстремистской идеологии, с поправкой на жизненные реалии.

     Именно последний вариант был самым трудным для его воплощения в жизнь, но отвечал характеру Третьего рейха. Можно сказать, что нацисты сделали следующий вывод (хотя официально он сформулирован не был): решение еврейской проблемы надо передать в руки тех деятелей, которые не откажутся от антисемитской идеологии, и смогут претворить ее в жизнь. Гитлер и нацистская партия не могли отказаться от своих антисемитских аксиом, которые были для них незыблемы, даже если под влиянием жизни они требовали некоторых поправок.

     Знакомясь с нижеследующим материалом, мы должны помнить, что несмотря на возникавшие проблемы и сомнения и даже на временное отступление, антисемитизм по-прежнему оставался для последователей Гитлера основой идеологии.

по материаоам курса Открытого Университета Израиля


= ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ =УРОКИ = УЧИТЕЛЮ =

= О Г Л А В Л Е Н И Е =

Купить готовый дом подробнее.
sport.optika-8.ru
sotiscorp.ru
Продажа кислородных концентраторов, генераторов, балончиков, коктейлеров
sotiscorp.ru