ИСТОРИЯ АНТИСЕМИТИЗМА И КАТАСТРОФА

КИДУШ хаШЕМ

ЖДУ ВАШИХ ПИСЕМ!

= ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ =УРОКИ = УЧИТЕЛЮ =


1096 год

смотри также: Мишо Г. История крестовых походов    

 Основные вопросы:

     1-Определение понятия.

     2-Отношение римской католической церкви и европейского населения к евреям в X-XI веках;

     3-Почему евреи недооценили опасность ситуации в конце XI века?

     4-27 ноября 1095.

     5-События в долине реки Рейн.

     6-Лето 1096 года.

     7-Реакция европейцев на тактику “борьбы” евреев против попыток насильственного крещения.

     8-Положение евреев после первого крестового похода.

     Определение понятия. Буквально "Освящение [Б-га] Имени"

     Это одно из основных положительных предписаний иудаизма; обязанность утверждать величие Б-га самозабвенным исполнением Его наставлений и самоотверженным служением вере вплоть до самопожертвования. В народном сознании гибель во имя веры утвердилась как главное значение этого понятия.

     Сам термин появляется в Иерушалаимском Талмуде, но само понятие возвеличивания имени Б-га присутствует в Торе, где отмечена взаимосвязь его с представлением о даровании Б-гом свойства святости избранному народу.

     Первоначально, до конца эпохи царей, под Кидуш Гашем подразумевалось, что осознание Б-га как Творца Вселенной, единственного и всемогущего Властелина, справедливого и милостивого судьи, евреи призваны доказывать праведной жизнью и нравственным поведением.

     Согласно Торе, Моисей и Аарон понесли наказание за то, что не исполнили повеления Б-га извлечь воду из скалы словесным обращением, а ударили по ней и, следовательно, не только выказали недоверие Б-гу, но и "не явили Святости его перед сынами Израиля". Вызов Илии царю Ахаву, который впал в язычество, рассматривается как классический пример Кидуш Гашем, когда пророк рисковал жизнью ради возвеличивания имени Б-га.

     Этический смысл понятия "освящение Имени" особенно ярок в пророческой литературе. Иеремия обвиняет в поругании Имени своих соотечественников, которые обходят закон и освобождают рабов только для того, чтобы захватить их снова и обратить в рабство. Амос усматривает тот же грех в притеснении неимущих и в аморальном поведении. Еще сильнее характер понятия проступает в Талмуде, где Кидуш Гашем связано с нормами поведения:

      добросовестное и справедливое поведение не только по отношению к евреям, но и к иноверцам.

      В качестве примера Талмуд приводит рассказ о том, что Иехошуа бен Нун хранил верность своей клятве жителям Гивона несмотря на то, что они добились ее обманом. Актом Кидуш Гашем считается и высоконравственный поступок, совершенный даже в отсутствие свидетелей, например поступок Иосифа, устоявшего перед искушением и публичное признание Иехуды в совей связи с Тамар.

     Основной мотив элемента этики, многократно подчеркнутый в Талмуде - религиозный: увеличить уважение мира к морали иудаизма. Идея святости еврейского народа, неразрывно связанная с идеей избранности, проводится через всю Тору. Откровение на горе Синай Б-г предваряет обещанием:

     "Вы будете у Меня ... народом святым".

      Суть миссии Израиля - быть носителем идеи единого Б-га, за что Он дарует народу святость. Она сформулирована в словах:

     "Дабы познали все народы Земли, что Яхве есть Б-г и нет кроме Него".

     Идея освящения Имени перед язычниками появляется уже в книге Даниэля, наиболее поздней в каноне. Продиктованные этой идей подвиги мученичества в период насильственной эллинизации еврейского населения Эрец Исраэль подробно описаны во Второй Книге Маккавеев, а в Четвертой изложено идейно- философское обоснование самопожертвования. В Талмуде Кидуш Гашем превращается в синоним мученичества.

     На историческом совете законоучителей в Лоди Кидуш Гашем как акт самопожертвования был объявлен долгом каждого еврея, которого принуждают нарушить один из трех основных запретов иудаизма: идолопоклонство, прелюбодеяние, пролитие крови. На деле полагалось принять мученическую смерть и в случаях принуждения к нарушению таких предписаний, как обрезание, соблюдение субботы, кашрута и т.п.( вспомни постановления мудрецов в Явне).

     Мнение некоторых галахистов сводилось к тому, что во время массовых гонений на иудаизм еврею следует предпочесть смерть нарушению даже незначительных запретов и даже в той ситуации, если во время нарушения нет свидетелей. Эта идея была воспринята Галахой и включена в послеталмудические тексты.

     Рассказы о смерти Ханны и ее сыновей, мученичестве старца Элазара, предания о зверском умерщвлении раби Акивы и десяти мучеников повествуют о Кидуш Гашем во имя соблюдения запретов, иных, чем трех смертных грехов.

     Все это готовило евреев к осознанному выбору своей судьбы в годы кризисов. В свою очередь, европейцы были настолько далеки от хотя бы приближенных к этому размышлений, что поведение евреев, принивавших мученическую смерть вызывало в стане нападающих настоящий шок.

     Прежде чем перейти к изучению событий 1096 и последующих лет, необходимо выяснить, какую позицию занимала римская католическая церковь в вопросе крещения. Должно ли оно быть добровольным? Возможно ли насильственное крещение и каково в таких случаях отношение церкви к новообращенным? Здесь необходимо вспомнить об отношении христианства к евреям в первые века н.э.

      В современном обществе принято давать однозначный ответ: крещение могло быть только добровольным, в противном случае нельзя надеяться на искреннее поведение новообращенного. Давайте обратимся к источникам. В 1201 году в папской булле Иннокентия III указывается:

     “Безусловно является противным христианской вере, чтобы кто-то, выражающий свое полное несогласие или протест, был принужден принять и исповедовать христианство. По этой причине некоторые делают различие, являющееся действительным, между теми, кто проявил нежелание, и теми, кто был принужден. Таким образом, пришедший к христианству под воздействием насилия, страха и пытки, тот, кто принял таинство крещения, чтобы избежать ущерба, а также фиктивно принявший крещение, справедливо получают печать христианства и могут быть принуждены силой соблюдать христианскую веру, так же как и тот, кто выразил условное согласие, хотя, если говорить прямо, это тоже выражение несогласия. Именно так следует понимать постановление Толедского собора. Там сказано, что те, кого силой заставили раньше принять христианство, как это происходило во времена благочестивого принца Сисебута, если была установлена их связь со святыми дарами через благодать крещения, и они получили святое помазание и причащение, то они должны быть надлежащим образом принуждены соблюдать ту веру, которую они приняли насильно. Тот же, кто никогда не соглашался, но всегда выражал полное несогласие, тот не получал причастия, ибо лучше открыто возражать, чем проявлять малейшее согласие...”

     Следует заметить, что тех, кто открыто возражал против насильственного крещения, как правило, убивали на месте, поэтому практически все случаи крещения оказывались действительными.

     ЗАДАНИЯ:

     -Какие идеи на самом деле проповедует глава римской католической церкви?

     -Какие права получали те, кто проводил “решения церкви в жизнь”?

      27 ноября 1095

     В истории Запада имеется немного дат, имеющих столь же большое значение как 27 ноября 1095 года, когда на соборе в Клермон-Ферране папа Урбан II призвал к Крестовому походу, видимо, даже не подозревая, какой мощный отклик получит в христианском мире его призыв. Значение крестовых походов общеизвестно: всеобщее пробуждение коммерческой и интеллектуальной деятельности, за которым последовал подъем городской буржуазии, но особенно рост самосознания христианской Европы, нашедший свое отражение уже в хрониках первых крестоносцев. Однако обычно в гораздо меньшей степени осознаются последствия, которые имело это грандиозное предприятие для судьбы евреев в Европе.

     С криком: “Такова воля Божья” - рыцари, монахи, простолюдины покидали свои семьи и домашние очаги и отправлялись в путь навстречу волшебной судьбе.

          “Восстал народ дикий, отчаянный, ожесточенный, сброд французов и германцев, сбежавшийся со всех сторон. Проходя через города, где жили евреи, они говорили себе: ”вот мы идет отомстить магометянам, а тут перед нами евреи, которые распяли нашего спасителя; отомстить же прежде им! Пусть не упоминается больше имя Израиля, или же пусть евреи уподобятся нам и примут нашу веру!”

      На своих одеждах они носили знак креста; чтобы они ни делали, им было обещано вечное блаженство. Они стали Божьими мстителями, на которых возложена обязанность покарать всех неверных. Хронисты сообщают нам это со всей определенностью:

          “Пусть они в одинаковой степени сильно ненавидят бродяг, иудеев, еретиков и сарацинов, которых всех (они) называют врагами Божьими."

          С этого времени нет ничего более естественного, чем обрушить попутно это отмщение на неверных, живущих в христианской стране. Поступить иначе означало бы, по словам крестоносцев в Руане, вывернуть все дело наизнанку. В этом рассуждении была своя жестокая логика, которая обнаруживается и в других местах и в другие времена. Но эта логика служила оправданием легких и доходных грабежей, возникающих в ходе больших революционных порывов. Так что массовые убийства евреев совершались не организованными армиями баронов, а шедшими впереди них стихийными отрядами простонародья.

     Конечно, до нас не дошли все детали. Что касается Франции, то с полной уверенностью можно сказать только о резне в Руане. Но некоторые хроники упоминают и о других массовых убийствах. Так, Ричард де Пуатье писал:

      ”...прежде чем добраться до этих мест, они (крестоносцы) много раз устраивали массовые избиения евреев, во время которых уничтожили еврейское население почти во всей Галлии за исключением согласившихся принять христианство. При этом они говорили, что было бы несправедливо оставлять в живых на своей родине врагов Христа в то время, когда они взялись за оружие, чтобы изгнать неверных.”

      Это же подтверждается и еврейскими источниками: в срочном послании еврейские общины Франции извещали своих единоверцев в Германии об угрожающей им опасности. Нам также известен и ответ на это послании: молясь за своих собратьев в постигшем их несчастье они уверяли их в своем убеждении, что им ничто не угрожает. Это был ни на чем не основанный оптимизм: именно в Германии, в долине Рейна, где были сосредоточены, может быть, самые многочисленные еврейские общины, произошли наиболее систематические и кровавые избиения.

     Были и другие формы борьбы с евреями. Один из духовных организаторов крестовых походов Петр Затворник призывал своих последователей воздержаться от бесполезных жертв и довольствоваться наложением на евреев контрибуции, чтобы обеспечить своим отрядам пропитание и необходимые средства. Но были и откровенные банды, возглавлявшиеся как французскими, так и немецкими сеньорами, среди которых нам известны Гийом ле Шарпантье, Томас из Ферии и особенно Эмихо из Лейзингена, “очень знатный и могущественный человек”. Эти банды на своем пути вниз по долине реки Рейн занимались систематическими массовыми убийствами. Дух грабежа отчетливо выступает во всех действиях Эмихо, который часто прежде чем убить евреев, брал с них выкуп за так называемую защиту. Это положение дел оправдывалось тем, что евреям предлагался выбор - крещение или смерть.

     Первая попытка массовой резни имела место в Шпейре 3 мая 1096 года, но благодаря быстрому вмешательству Иоанна, городского епископа, приказавшего разогнать банду, было убито “только” одиннадцать евреев. Двумя неделями позже в Вормсе события развернулись совершенно иначе. Когда известия о событиях в Шпейре достигли Вормса, часть еврейской общины нашла убежище во дворце епископа Адальберта; другие остались в своих домах, поскольку горожане обещали им защиту. Всех постигла одна и та же участь; сначала были вырезаны те, кто остался дома, это произошло 18 мая, затем 25 мая пришла очередь тех, кто искал защиты у Адальберта - они были поставлены перед неизбежным выбором самим епископом. Еврейский хронист Соломон бар Симеон писал:

     “25 ияра ужас охватил тех, кто скрывался во дворце епископа. Враги убивали их как и тех, кто был убит раньше, пронзая мечами. Они собирали все свое мужество по примеру своих братьев и шли на смерть, прославляя Имя... они выполняли слова пророка: ”Матери были распростерты на своих детях, отец падал на своих сыновей. Один убивал брата, другой - родителей, жену и детей; женихи убивали своих невест, матери - детей. Все принимали с открытым сердцем Б-ственный вердикт: поручая свои души Вечному, они восклицали :”Слушай, Израиль: Господь Б-г наш, Господь Единый.” Враги срывали с них одежду и волокли их, не щадя никого, кроме тех немногих, кто принял крещение. За эти два дня было убито около восьмисот евреев...”

     Двумя днями позже наступила очередь евреев Майнца, которые сначала попытались защищаться с оружием в руках, как сообщает Альберт Аахенский. Нельзя не отметить трогательную параллель между этими рассказами: возмущение христианского хрониста по своей силе едва уступает гневу рассказчика- еврея:

     “...Эмихо и все, кто был в его банде, собрались на совет, а затем на исходе солнца напали на евреев, вооружившись пиками и мотыгами...разбив запоры и сломав двери, они набрасывались на евреев и убили семьсот человек, которые тщетно пытались защищаться от столь превосходящих сил; женщин убивали вместе с мужчинами, и маленькие дети обоего пола также были зарублены. Евреи, видя как христиане пошли с оружием в руках на них и на их детей, не щадя ни старых, ни малых, сами взялись за оружие, которое они направили на своих единоверцев, на своих жен и детей, матерей и отцов, и сами истребили друг друга. Ужас охватывает при этих словах : матери хватали ножи и перерезали горло собственным детям, которых они вскормили своим молоком, предпочитая погибнуть от своих собственных рук, чем пасть от рук необрезанных. Удалось спастись от ужасной гибели лишь ничтожному количеству евреев, а несколько человек приняли крещение скорее из-за страха смерти, чем из любви к христианкой вере.”

     Евреи Кельна получили месячную передышку, сумев найти на несколько дней пристанище у своих соседей и друзей-христиан. С помощью архиепископа они получили убежище в соседних населенных пунктах, где их и застали врасплох крестоносцы в конце июня. Оказавшись перед неумолимым выбором, большинство из них предпочло прибегнуть к высшей степени протеста - самоубийству. Большинство евреев Трира нашли свое спасение в принятии христианства, последовав примеру раввина Михеаса, заявившего, что “лучше быть христианином, чем дрожать за свою жизнь день и ночь”. Массовые убийства евреев происходили также в Меце, Бамберге и других городах Германии.

     Важно отметить, что почти всюду графы и епископы пытались, иногда даже с риском для собственной жизни, защищать евреев, отдавая их крестоносцам только по принуждению силы. Что касается простых людей, то создается впечатление, что первым их чувством всегда была жалость и изумление. На примере Кельна видно, что они оказывали евреям по мере возможности действенную помощь. Лишь городское отребье повсюду присоединялось к убийцам.

     Последняя резня произошла в Праге. Число жертв здесь колеблется в разных источниках, но в любом случае оно превышает несколько тысяч.

     Для похода в Святую землю составилось новое ополчение под предводительством герцога Готфрида Бульонского. После трехлетних бедствий и многих потерь в пути (в Византии), это крестовое ополчение достигло Палестины. Ирушалаим был взят 15 июля 1099 года. Перебив там мусульман, ожесточенные крестоносцы загнали всех евреев в одну синагогу и подожгли ее. Все евреи погибли в пламени, а их имущество было разграблено.

     Но цифры ничего не значат в этом деле. Мы рассматриваем эпохальное событие нашей истории. Упорные, мужественные (кто-то может сказать: фанатичные) евреи из долины Рейна в противоположность евреям Испании или стран Востока предпочли умереть, чем принять даже подобие обращения. Как объяснить эту разницу в поведении? Было ли это презрение к бандитам и черни, пытавшимся проповедовать ненавистное им евангелие; или, оказавшись перед необходимостью сделать внезапный выбор, они просто не имели времени для постепенных уступок и тайных способов приспособления, как это делали анусим в Северной Африке или марраны в Испании. Как бы там ни было, подобно раскаленному стальному лезвию, внезапно опущенному в ледяную воду и ставшему гибким и прочным при любых нагрузках, неожиданные, как гром среди ясного неба, испытания лета 1096 года привели к формированию силы сопротивления, которую проявляли отныне европейские евреи.

     Но особого внимания заслуживает тот факт, что наши источники не дают точной информации, и не стоит без конца спорить по поводу количества жертв, которое в любом случае покажется незначительным по сравнению с катастрофами грядущих веков. Существенно то, что за эти месяцы возникла традиция героического абсолютного отказа, который ничтожное меньшинство смогло противопоставить большинству, отказа, заключавшегося в принесении в жертву собственной жизни “чтобы освятить Имя”. Эта традиция будет служить примером и вдохновлять следующие поколения.

     Когда буря прошла и силуэты крестоносцев растаяли за горизонтом, наши сведения вновь становятся скудными. Известно, что в Италии император Генрих IV, несмотря на протесты духовенства и римского папы, дал специальное разрешение насильственно крещенным евреям вернуться к вере предков. Он наказал некоторых духовных и светских сановников, допустивших избиение и ограбление еврейских жителей в своих владениях. Именно после этого возникли особые отношения между германским императором и обязанными ему евреями, что позже породило теорию о рабстве евреев. Известно, что через два года после массовых убийств, евреи Праги попытались спастись бегством в Польшу и Венгрию. Эта попытка провалилась и послужила предлогом для новых грабежей. Зато в Майнце, как сообщают многие хронисты, имели место длительные тяжбы по поводу похищенного имущества убитых евреев. Генрих IV обвинил архиепископа Рутхарда в присвоении этого имущества, считая себя его законным наследником.

     Похоже, что внешне положение евреев в других местах стало таким же, как и до событий 1096 года. Находясь под защитой императора, они вернулись к своим обычным занятиям. Коммерция по-прежнему оставалась ведущим делом. В течение многих десятилетий не было и речи о преследовании евреев ни в Германии, ни во Франции, ни в Англии, где за это время они образовали компактную и процветающую общину. Похоже, что евреи запросто общались с духовенством : один пражский епископ на смертном одре упрекал себя в том, что слишком много общался с евреями, а некий аббат в Кельне принимал евреев и евреек с дружескими визитами.

     Так происходило до тех пор, пока постепенное ослабление франкских государств не подтолкнуло папу Евгения III и Бернарда Клервоского провозгласить в 1146 году новый крестовый поход.

     -Попробуйте поставить себя на место разных евреев, принявших разные решения в годы гонений. Какое поведение Вам более понятно и приемлимо, а какое - нет?

     Л. Поляков, с.205-210.

     С. Дубнов,ч.3,с.36-38.


= ГЛАВНАЯ = ТРАДИЦИИ = ИСТОРИЯ = ХОЛОКОСТ = ИЗРАНЕТ = НОВОСТИ =УРОКИ = УЧИТЕЛЮ =


дешевый хостел киев . что на заправках лукоила стали продавать биоєтанол