=ГЛАВНАЯ =ИЗРАНЕТ =ШОА =ИТОРИЯ =ИЕРУСАЛИМ =НОВОСТИ =ТРАДИЦИИ =МУЗЕЙ =ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ=


ГУСТАВ ГЕЧЕ. БИБЛЕЙСКИЕ ИСТОРИИ

Жду Ваших писем!

«ИСТОРИЧЕСКИЕ КНИГИ».

Авторы и составители книг Моисея, обращая большое внимание на историю своего народа, собирали и систематизировали мифы и легенды о праотцах. Наряду с ними в Ветхом завете есть книги исключительно исторического характера, в которых передается действительная история Израиля — от появления израильских племен в Ханаане до завоевания их римлянами.

Однако и авторы «исторических книг» Ветхого завета создавали так называемую священную историю, то есть за всеми реальными событиями они искали божье провидение, обращая особое внимание на призвание и миссию «избранного народа». Таким образом, и эти книги предназначались для культовых целей. Поэтому в них запечатлены те события, которые считались важными с точки зрения религии и теологии.

В связи с этим возникает вопрос о достоверности «исторических книг». На первый взгляд кажется, что библейские книги, постоянно упоминающие о божьем провидении, изобилующие элементами фантастики и чудесами, тенденциозным освещением событий и теологическим их истолкованием, не могут рассматриваться как достоверные исторические источники.

Вне сомнения, эти книги предназначались для распространения религиозного учения и их непосредственное содержание имеет культовую направленность. Но очевидно и то, что авторы книг пытаются ввести свое повествование в рамки исторического процесса, исторических событий. Последние фактически и используются для доказательства истинности сугубо религиозных сказании.

Авторы обращают особое внимание на исторические события для того, чтобы показать их в религиозном ореоле. Те, кто беспристрастно перечитывают «исторические книги» Библии (то есть не ищут в них непогрешимое божественное учение, не разыскивают следы сознательной или несознательной фальсификации), считают, что верное толкование книг помогает приблизиться к лучшему пониманию истории Израиля.

Библейская историография не придерживается принятых в науке правил. Мы ждем от историографа точной, без прикрас и купюр, передачи событий, фактов в хронологическом порядке. Авторы и составители Библии стремятся постичь значение фактов и событий, содержание, скрывающееся за этими событиями.

Римский историк, если он хотел рассказать о переходе Ганнибала через Альпы, писал отчет об этих событиях, словно сам был его очевидцем. Он перечислял количество пеших и конных воинов, число слонов, описывал трудности перехода через горные тропы, сопротивление местного населения. Он рассказывал, как Ганнибал достиг вершины горы, сколько дней отдыхало его войско, какие потери оно понесло, пока достигло Италии. Тот, кто читает это описание, может узнать о конкретных фактах: ведь историк рассказывает о событиях так, как они совершались или как дошли до него.

Авторы и составители Библии поступали иначе. Если они хотели, например, рассказать, как сыны Израиля перешли через Красное море, то яркое, красочное повествование об этом событии было нужно им не для того, чтобы точнее проинформировать читателя о всех деталях перехода, а для того, чтобы сделать содержание заложенной в него идеи еще более впечатляющим. И если намерение автора выражается лишь в том, чтобы сообщить, что беженцам, спасавшимся от египтян, удалось достичь цели, хотя перед ними простиралось целое море, то он не только передает этот факт, но и разукрашивает его различными деталями (например, описание того, как расступилось море). А цель все та же: сделать очевидным, что Яхве вынужден поступить необычным образом, ведь он обещал вывести свой избранный народ из Египта, чтобы спасти от рабства. Поэтому для автора неважно, как происходило событие, важен сам факт и та идея, которая в него заложена.

Битву можно снять в кинофильме, сфотографировать или написать красками. Фотография или фильм запечатлят отдельные моменты битвы, все ее ужасы. Картина, хотя художник, может быть, сам был свидетелем событий, не обязательно будет содержать точные детали. Совершенно очевидно, что художник одни из них опустит, другие подчеркнет и преувеличит, более того, возможно, пририсует то, чего на самом деле не было. И все же никому не придет в голову сомневаться, что на картине изображена битва, хотя задачей художника было показать, например, жестокость и бессмысленность войны.

Современные толкования Библии охотно проводят аналогию между историями и рассказами в Библии и картиной или фреской, где детали сами по себе не имеют значения и лишь в совокупности своей несут определенное содержание. При таком толковании мы в процессе чтения Библии должны рассматривать не отдельные «события», а прежде всего выяснить, каково было намерение автора, когда он взялся за перо, чтобы их запечатлеть, какую идею он собирался отразить, как подбирал факты. Разумеется, такое толкование Библии далеко от традиционного подхода, когда требуется доказать достоверность библейских описаний. В наши дни даже большинство теологов отказалось от традиционной интерпретации «исторических книг» Библии.

Создатели этих книг зачастую сталкивались с событиями, которые уходили в далекое прошлое, однако, передавая их, они оставались детьми своей эпохи. Содержание их становится еще более понятным, если подходить к ним, учитывая исторические, общественные и культурные отношения эпохи, в которую они создавались, а не извлекать эти книги из материального и духовного окружения, словно они представляют собой божественные творения, независимые от человеческих отношений.

В Вульгату включены следующие шестнадцать книг, относящиеся к разряду «исторических»: Книга Иисуса Навина, Книга Судей израилевых. Книга Руфи, книги Самуила (I—II), книги Царств (I—II) (в православной Библии четыре книги Царств.— Прим. пер.). Первая и Вторая книги Паралипоменон, Книга Ездры, Книга Неемии, Книга Товита, Книга Иудифи, Книга Есфири, Первая и Вторая книги Маккавейские.

Большая часть этих книг имеет универсальный характер: в них передается история всего народа, всей страны по отдельным периодам. Книга Иисуса Навина и Книга Судей израилевых содержат рассказ о завоевании евреями Палестины. В книгах Самуила рассказывается об установлении царской власти и излагается история первых царей. В книгах Царств (I—II) повествуется о царствовании Соломона, а затем дается параллельное изложение истории двух частей страны (Израиля и Иудеи). В книгах Паралипоменон описывается история народа, причем через призму событий в южной части страны, в Иудее. В книгах Ездры и Неемии показана религиозная и политическая жизнь евреев, вернувшихся из вавилонского плена. В книгах Маккавейских рассказывается о победоносной борьбе израильтян с Селевкидами, а также об исторических событиях во вновь созданном еврейском государстве.

Среди «исторических книг» есть и такие, в которых рассказывается не история всего народа, а дается описание отдельных эпизодов из истории израильтян. Такова Книга Руфи, где показана родословная царя Давида, Книга Товита, рисующая историю одной семьи. Книга Иудифи, представляющая собой повествование о мужестве еврейской вдовы, а также Книга Есфири, в которой отражен эпизод из времен персидского ига.

В еврейской Библии Книга Иисуса Навина, Книга Судей израилевых, книги Самуила и книги Царств рассматриваются как творения ранних пророков: Иисус создал Книгу Иисуса Навина, Самуил — Книгу Судей израилевых и книги Самуила, а Иеремия — Книгу Царств.


Маленький оптовый магазин 7км.