ЕВРЕИ В ИСЛАМСКОЙ ИСПАНИИ

Жду Ваших писем!

=ГЛАВНАЯ =ИЗРАНЕТ =ШОА =ИТОРИЯ =ИЕРУСАЛИМ =НОВОСТИ =ТРАДИЦИИ =МУЗЕЙ =


Иехуда ха Леви. Ок. 1075 -1141.


    Из всех еврейских поэтов Испании самым любимым считается Иехуда ха Леви, родившийся в Толедо и учившийся в Лусене в академии Алфаси. Здесь он получил образцовое образование. Знаток арабской литературы, он хорошо разбирался в целом ряде предметов, включая астрономию, математику и медицину.
    Это был высоко одаренный поэт, проявивший свое мастерство во всех принятых тогда формах поэзии, "певец Сиона", философ, защищавший иудаизм от нападок ислама, христианства, философии. Он писал традиционные любовные стихи, лирику, элегии, панегирики, "оды Сиону". Он обогатил синагогальную литургию своей религиозной поэзией. Его философская работа "Кузари", написанная по-арабски, в течение 70 лет после его смерти была дважды переведена на иврит — несомненное доказательство ее популярности. Иегуда ха Леви достиг славы при жизни и обрел бессмертие в еврейской культуре.
    Биография Иегуды ха Леви демонстрирует воздействие внешних исторических событий на еврейскую жизнь — и в особенности те трудности, которые стояли перед средневековым испанским евреем, несмотря на всю его кажущуюся интеграцию в испанском обществе. Это было бурное время, когда и христиане, и мусульмане, поделившие между собой Испанию, изо всех сил старались расширить свою территорию. Евреи, оказавшиеся между "Сциллой и Харибдой", страдали, разумеется, как от тех, так и от других. Всю жизнь Иегуда ха Леви стремился найти выход из чрезвычайно шаткого положения евреев в Испании, и его ответом был: Эрец-Исраэль, земля Израилева, национальный дом евреев и единственное место, где они могут достичь полного развития их уникального дара пророчества. В конце жизни ха Леви осуществил свое стремление, выраженное столь красноречиво в его поэзии и философии, и направился в Эрец-Исраэль. Его творчество и его "алия" — уникальная средневековая версия попытки решить "еврейскую проблему".
    Родившись в 1070 или 1075 году, Иехуда ха Леви вел жизнь, полную приключений, среди потрясений и войн своего времени. Первая половина его жизни прошла в мусульманских государствах северо-востока и юга полуострова, где он занимался врачеванием. Вторжение в Андалусию Альморавидов вынудило его в начале XII века искать убежища в христианской Кастилии.
    В результате вторжения альморавидов, еврейские беженцы из мусульманской Испании стали стекаться в христианские области страны, но жизнь там оказалась нелегкой. Иегуда ха Леви успел покинуть Гранаду до мусульманского вторжения. Ему пришлось странствовать по всей Испании, что помогло ему увидеть воочию, в каком положении были испанские евреи. Слухи о либеральном отношении христианских правителей северной Испании к евреям привели ха Леви в Толедо, где он зарабатывал на пропитание медициной. Сначала ему казалось, что еврейская знать, с которой он имел дело, сумеет, как в прошлом, одолеть несчастье. Он восхвалял их усилия помочь беженцам, прибывавшим на север, и защитить еврейские общины от мародерства войск. Но скоро ха Леви пришлось разочароваться. Убийство христианскими солдатами одного из его друзей, только что вернувшегося из успешной поездки с дипломатической миссией в Гранаду, было тем потрясением, которое внезапно проявило истинную суть положения. В панегирике убитому ха Леви не сдерживал свой гнев на христиан, призывая Б-га, словами древнего пророчества "излить ярость Свою на дочерей Эдома".
    Но это поэтическое выражение гнева никак не помогло преодолеть кризис испанского еврейства. Неудивительно, что кризис этот привел к взрыву мессианской активности и мессианских ожиданий, которые выразились у ха Леви предсказанием в одном из его стихотворений падения мусульманской империи в 1130 г. Нечего и говорить, что эта надежда не осуществилась. Но испанские евреи, несмотря на ухудшавшееся экономическое и политическое положение, не желали эмигрировать на Запад: страны северозападной Европы казались им культурно отсталыми. Поэтому взгляды евреев, в том числе и ха Леви, обратились к Земле Израиля. Иегуда ха Леви был убежден, что евреям не найти убежища ни в христианской, ни в мусульманской Испании. Он вопрошал риторически:
    "Есть ли для нас на Западе или на Востоке место надежды, на которое могли бы мы полагаться, кроме той земли, что полна ворот, и которой открыты ворота Неба?"
    Эрец-Исраэль — таков был ответ Иегуды ха Леви на кризис испанского еврейства.
    Чуткость Иегуды ха Леви к внутренним и внешним проблемам испанского еврейства проявилась в двух его главных творениях — в его бессмертных песнях Сиону и в его философской книге "Кузари". Основная тема песен Сиону, жанра уникального в еврейско-испанской поэзии, — жажда вернуться в Иерушалаим. Поэтическое видение ха Леви представляет Иерушалаим, которого он никогда не видел, разрушенным, разоренным, покоренным. И одновременно — он описывает "истинный Иерушалаим", отстроенным во всей его славе, как "град Божий". Иегуда ха Леви рисует в своем воображении пути в Эрец Исраэль; позднее, когда он уже в реальности был на пути в Палестину, он запечатлел в своей лирике корабль и моряков, штормы, угрожавшие потопить утлое суденышко, тишину ночи после шторма. Все эти лирические описания, в которые вплетены размышления и чувства поэта, демонстрируют превосходное владение поэтическим языком.
    Поиск личных отношений с Б-гом отражается и в стихах ха Леви, дополняющих те идеи, что изложены в "Кузари". В своей религиозной поэзии он описывает благоговейный трепет человека перед Б-гом неведомым, страх перед судом и гневом Б-га, человеческое ничтожество и греховность. Но лучше всего его оригинальное дарование выразилось в стихах, описывающих радость человека в Б-ге, чувство близости к Создателю, непосредственно изливающуюся благодарность Б-гу — и в первую очередь, всезаполняющую любовь к Б-гу и приверженность Ему, полностью подчиняющую себе человека, вдохновляющую его и делающую его неподверженным злу, боли и унынию.
    Иегуда ха Леви стремился как можно полнее выразить свою любовь к Б-гу, к Его велениям и Его святыне. Его произведения, и в особенности "Кузари", стремятся показать, что угнетаемое религиозное меньшинство является носителем религиозной истины, что религия Торы занимает уникальное место в мироздании, что традиция иудаизма несет ответ на загадки бытия. И хотя эта позиция, утверждающая превосходство иудаизма, входит в противоречие с современным духом плюрализма, наследие ха Леви, тем не менее, заслуживает пристального внимания. Его стихи, во всем их разнообразии, приносят эстетическое наслаждение и глубокую радость своим читателям.
    Иегуда ха Леви не остался только в области поэтического выражения своих переживаний. Его влекло систематическое философское изложение своих идей относительно иудаизма и еврейской ситуации. Для этого ха Леви использовал в качестве исторического сюжета обращение в иудаизм хазарского князя где-то между VII и X в. "Кузари" или "Книга доказательства и защиты гонимой веры", была написана ха Леви в качестве полемической работы, задуманной как отражение христианских и мусульманских атак на иудаизм и как средство противодействия ассимиляции. Книга оказалась изложением основ иудаизма, как для его приверженцев, так и для внешнего мира. "Кузари" — первая апология иудаизма.
    В своем труде он попытался объяснить глубокий смысл иудаизма. Аргументы изложены в форме диалога между ученым-раввином и хазарским царем, жаждущим знания и ищущим истинной веры. Они обсуждают идеи иудаизма и сравнивают их с воззрениями греческих философов, а также с убеждениями христианского и мусульманского богословов, которые участвуют в дискуссии. Автор подчеркивает важность веры и преданности Б-гу и традициям Израиля, особо выделяя избранность Израиля и Завет, заключенный Б-гом с Его народом. Иудаизм основан скорее на Б-жественном Откровении, как оно изложено в Торе и книгах пророков, чем на философских концепциях. В отличие от своих рационалистических предшественников, ха Леви не пытается отождествить иудаизм с рациональной истиной. Он, напротив, возводит иудаизм в сферу сверхрациональную, утверждая, что еврейская традиция обладает полной истиной, полученной в откровении, при котором присутствовал, и о котором свидетельствовал целый народ, передавший его всем последующим поколениям. В Синайском откровении Б-г непосредственно сообщил еврейскому народу основополагающие истины — а через народ Израиля сообщил их и всему человечеству.
    Согласно ха Леви, философско-метафизическое рассуждение является достойным способом отыскания истины только при отсустствии непосредственного религиозного опыта. Поиск истины и поиск Б-га — глубочайшая человеческая потребность, но истинное общение с Б-гом дано лишь пророкам, а не философам. Поскольку среди философов мы не находим пророков, изучение философии не может дать знания религиозной истины. Задача же пророка — не обучать людей вечным истинам, но наставлять их на путь, который ведет к восприятию присутствия Б-га. Таким образом, иудаизм есть единственная религия, которая стремится научить человека праведным и правильным действиям, а не метафизическим истинам.
    Особый религиозный дар еврейского народа, дар пророчества, был первоначально достоянием лишь избранных, но потом распространился на всех потомков Яакова. Отсюда важность Земли Израилевой, которая по самой своей природе способствует развитию пророчества. Избранный народ может полностью осуществить свою уникальную религиозную способность к пророчеству лишь на своей земле, Эрен-Исраэль, и на своем языке, иврите. Святой народ. Святая Земля и святой язык нераздельны и в Б-жественном замысле имеют особый статус.
    Еврейская история находится под прямым управлением Б-га, даже когда еврейский народ в рассеянии и изгнании. Но истинное совершенство и истинное общение с Б-гом может быть осуществлено лишь в Святой Земле.
    "Я ищу свободы — от служения тем, чьей благосклонности я никогда не достигну даже если буду всю жизнь ее добиваться... Я стремлюсь быть угодным не людям, а Единому, Чью благосклонность можно снискать даже малым усилием. Чья милость охватывает и этот мир, и следующий: милость Б-га; служение Ему — свобода, смирение перед Ним — честь".
    Иехуда ха Леви был противником схоластической философии. Один из современных специалистов по трактату "Ал Кузари" даже называет его предтечей новой мысли. А немецкий ученый Герде сравнивает его диалоги с диалогами Платона.
    Богословские дискуссии трактата отражают диспуты, которые происходили в это время, в них прослеживаются влияния греческой мысли и мусульманской теологии. Эти дискуссии вращаются вокруг проблемы, был ли мир создан или существовал предвечно. Но отдав необходимую дань великим философским проблемам, которыми были поглощены мыслители той эпохи, раввин (в трактате - хавер) становится историком и апологетом. В частности, он отмечает, что иудаизм имеет интеллектуальное превосходство во всех областях знания, в медицине и других естественных науках, в астрономии и музыке; он возвращается к этому много раз; он настаивает, что напрасно грекам и римлянам приписывают открытие законов и принципов, которые были известны уже царю Соломону благодаря его добродетелям. Иосиф Флавий рассуждал точно так же, подобные рассуждения можно встретить и в наши дни.
    В продолжении диалога рассматривались и другие проблемы еврейского народа. Как совместить, например, в глазах скептиков, как евреев, так и неевреев, избранность Израиля с его рассеянием и тем состоянием многовековой униженности, которую Б-г послал Своему народу? Хавер напоминает, что земные триумфы не могут служить критерием истины ни для христиан, ни для мусульман, поскольку и те и другие призваны почитать унижение (мученичество Христа или спутников Пророка) и остерегаться гордыни сильных мира сего. Иными словами, хавер отдает должное этическим ценностям христианства и ислама. В его глазах избранность Израиля является благом для неевреев в той же мере, что и для евреев, поскольку, являясь хранителем истина откровения, Израиль каким-то образом излучает ее на другие народы. Рассеяние Израиля
    "представляет собой тайный и мудрый умысел Б-га, Так, семена мудрости, невидимые глазу, скрываются в почве и, кажется, растворяются в земле и воде , но в конце концов эти семена превращают землю и воду в свою собственную субстанцию, очищают ее элементы и начинают плодоносить... Таким образом народы прокладывают путь ожидаемому Мессии, который и есть этот плод, поскольку все станут его плодом, и если они Его признают, то все станут единым деревом..."
    Это один из наиболее интересных аспектов творчества Иехуды ха Леви, характерный для еврейской мысли в целом, когда она развивается в лоне иудаизма, широко открытого внешнему миру; тогда акцент делается в большей степени на значении "страданий Израиля" для всех людей и на универсальной миссии, которую несет еврейский народ.
    В конце книги главный ее герой - раввин - прощается с царем хазар и отправляется в Эрец Исраэль, которую жаждет увидеть. Уже в преклонном возрасте Иехуда, как и раввин из "Кузари" решил отправиться в путешествие в Страну Израиля. Друзья пытались отговорить его: ведь такое путешествие было тогда долгим и опасным, корабли часто попадали в руки пиратов, а сухопутные дороги перерезались отрядами враждующих племен. Но поэт стоял на своем:
    "Твои доводы дошли до меня (...)
    Но между твоих слов скрываются шипы.
    Ты говоришь, что нам нечего делать в Иерусалиме,
    который находится во власти необрезанных и упрямых.
    Разве мы не должны почитать дом нашего Б-га ?
    Разве мы должны заботиться только о своих друзьях и семьях ?
    (...) Подумай, друг мой, подумай и посмотри вокруг,
    Постарайся избежать ловушек и препятствий,
    Не позволяй соблазнять тебя греческим наукам,
    которые дают цветы, но не плодоносят..."

    Очевидно, он чувствовал, что религиозная жизнь питается чем-то иным, помимо философии. В случае народа Израиля, его традиция, чудо его выживания и его дар пророчества являются источником превосходства веры Израиля. Попытка ха Леви поселиться в Эрец Исраэль — это его путь достижения совершенства, в сочетании стремления к полнейшему еврейскому существованию с положительным действием, с активным претворением этого стремления в жизнь.
    Он пересек Средиземное море в 1040 году и продолжал путь по странам Северной Африки, где посетил различные еврейские общины. Путешествие и морские опасности вдохновили его на некоторые из самых прекрасных произведений. В Фостате (Старый Каир) он обрел добрых друзей в лице нагида - главы еврейской общины, и ученого, возглавлявшего местную академию. Евреи Фостата также уговаривали Иехуду отказаться от поездки в Эрец Исраэль и предупреждали о возможных опасностях. Он был полон решимости продолжать путешествие и осуществить свою мечту.
    Иехуда ха Леви не вернулся из путешествия. Согласно легенде, достигнув ворот Иерушалаима, он упал на колени, чтобы поцеловать священную землю, и в этот миг его растоптал арабский всадник. Так умер поэт - в миг, когда ступил на землю Израиля, в виду горы Сион, которую так долго воспевал и к которой стремился с такой страстной любовью. Однако, согласно новейшим научным исследованиям, Иехуда ха Леви умер в Египте в 1141 году.
   

"Великие имена", с. 51-62.


   
    Вопросы по теме "Иегуда ха Леви"
    1. Как отразились в биографии хаЛеви трудности и проблемы, стоявшие перед средневековым испанским евреем?
    2. Какое воздействие оказало завоевание христианами Испании на испанских евреев?
    3. Какую цель ставил себе ха Леви при написании "Кузари"?
    4. Каким приемом пользуется ха Леви для доказательства своих посылок в "Кузари"?