ИУДЕЯ ПОД ВЛАСТЬЮ РИМА

Жду Ваших писем!

=ГЛАВНАЯ =ИЗРАНЕТ =ШОА =ИТОРИЯ =ИЕРУСАЛИМ =НОВОСТИ =ТРАДИЦИИ =МУЗЕЙ =


Иерушалаим на рубеже эпох

      Храмовая гора и Храм.

      Храмовая гора и Храм не только были настоящим сердцем Иерушалаима эпохи Второго Храма, но и служили духовным центром еврейской нации. Примерно в середине своего царствования Ирод принял решение о переустройстве Храмовой горы и о перестройке самого Храма. В соответствии с текстом "Иудейской войны" (5:11:4), строительные работы начались на пятнадцатом году царствования Ирода, то есть в 22 году до н.э. "Иудейские древности" (книга 15) сообщают, однако, что осуществление проекта началось на восемнадцатом году царствования Ирода, то есть в 19 году до н.э. Существует также вероятность того, что в обоих сочинениях принят разный способ отсчета лет правления Ирода. Объем работ был колоссальным, и они продолжались в течение девяти с половиной лет. Около восьми лет длилось возведение галерей и устройство внешней территории, и полтора года - строительство самого Храма. В Вавилонском Талмуде сказано:

     "Тот, кто не видел строения Ирода, тот не видел красивого здания"

     Трактат Бава Батра, 4:71.

     Работа по отделке и доработке отдельных частей здания Храма продолжались еще весьма длительное время, вплоть до периода правления наместника Альбина, 62-64 гг. н.э.

     Основными источниками сведений о Храмовой горе и Храме являются трактаты Мишны "Мидот" и "Тамид", и некоторые другие тексты Талмуда и Мидрашей, а также сочинения Иосифа Флавия, его детальное описание здания Храма в "Иудейских древностях" (книга 15, 11) и в "Иудейской войне" (5:5:1- 6).

     Помимо этого в нашем распоряжении имеются многочисленные археологические свидетельства, полученные в результате раскопок на участках к югу и к западу от Храмовой горы. Они дополняют сведения, взятые из литературных источников, и обогащают наши знания о внешних территориях Храмовой горы, о галереях и воротах Храма. Однако, что касается реконструкции самого здания Храма, то, поскольку отсутствует возможность проведения раскопок непосредственно на Храмовой горе, мы вынуждены целиком полагаться на описания, содержащиеся в литературных источниках.

     Работы на Храмовой горе полностью изменили топографию местности данного участка. По окончании этих работ территория Храмовой горы занимала площадь в 144 тысячи кв.м - 144 дунама. Подобные размеры были достигнуты за счет строительства двух длинных поддерживающих стен: южной стены, длиной 280 метров, и западной стены, длиной 485 метров. Различия в высоте были преодолены с помощью срыва высоких участков, заполнения котловин грунтом и камнями и строительством системы арок, помещения под которыми служили также хранилищами и подземными переходами. Территория Храмовой горы имела теперь вид четырехугольника, по форме похожего на трапецию. Поддерживающие ее стены вздымались на высоту около 30 метров над уровнем улиц, примыкавших к горе с юга и запада. Участок западной стены, который служит местом молитвы в наши дни ("Стена плача"), является лишь небольшим фрагментом западной стены того времени.

     Архитектурной жемчужиной нового здания были внешние галереи, в особенности южная, которую также называли "царской стоей". О "царской стое" Иосиф Флавий с некоторым преувеличением говорит: "это здание заслуживает того, чтобы рассказать о нем, больше, чем чтобы то ни было другое, находящееся под солнцем" ("Иудейские древности", книга 15). Из подробного описания Иосифа Флавия следует, что это величественное сооружение в форме базилики с четырьмя рядами колонн. Два центральных ряда делили пространство галереи на три отделения: просторный зал посередине и два узких коридора сбоку. С внешней стороны помещения располагались два дополнительных ряда колонн. Проведенные в этой части Храмовой горы раскопки подтверждают правильность описания Иосифа Флавия.

     На "царскую стою" (галерею) поднимались по лестнице, опиравшейся на ряд арок. Лестница начиналась от мощенной улицы, проходившей параллельно западной стене Храма. До наших дней сохранился внушительный фрагмент данной лестницы, так называемая "арка Робинсона", которая располагается между рядами камней западной стены недалеко от ее юго-западной оконечности. Свое название она получила по имени исследователя, впервые открывшего ее в XIX веке. С юго-западного угла Храмовой горы звуками трубы было принято возвещать о наступлении Субботы ("Иудейская война", 4:9:12). Надпись на одном из отесанных камней, которые упали вниз во время разрушения Храма, гласит "место для трубления" или "для возвещения Субботы".

     Главным входом на Храмовую гору, через который на нее поднимались десятки тысяч евреев, служили расположенные на юге ворота Алдамы (Хульды), о которых так сказано в Мишне:

     Каждый, кто заходил на храмовую гору, заходил справа, обходил и выходил слева. Случалось, что человек обходил слева. (Спрашивали его) "Почему ты обходишь слева?" "Потому что я в трауре".

     Территория Храмовой горы была разделена на три зоны. Самая внутренняя из них - двор священнослужителей, и лишь им самим было позволено входить в нее. Вторая зона включала внутренние дворы Храма. Лишь евреи могли заходить в нее. Она была окружена низкой каменной оградой. На ней были установлены таблички с греческими и латинскими надписями, воспрещающими вход неевреев. Преступивший данный запрет карались смертью. Третья, внешняя зона, включала галереи. Доступ в нее был открыт для человека любой религии.

     Здание Храма располагалось в центре Храмовой горы. По словам Иосифа Флавия, высота его фасада, обращенного на восток, составляла около 50 метров. У самого фасада здания находился жертвенник, а в его внутренней части - Святая Святых. Лишь первосвященник мог зайти в нее, и даже он - только один раз в году, в Судный день. Иосиф Флавий так описывает внешний вид Храма и жертвенника:

     Внешний вид храма представлял все, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон тяжелыми золотыми листами, он блистал на утреннем солнце ярким огненным блеском, ослепительным для глаз, как солнечный луч. Чужим, прибывавшим на поклонение в Иерушалаим, он издали казался покрытым снегом, ибо там, где он не был позолочен, он был ослепительно бел. Вершина его была снабжена золотыми заостренными шпицами для того, чтобы птица не могла садиться на храм и загрязнять его. Каменные глыбы, из которых он был построен, имели до сорока пяти локтей^ длины, тогда как длина и ширина его были одинакового размера в пятьдесят локтей. Он представлял собой четырехугольник и имел на своих углах горообразные выступы, с юга вела к нему слегка подымавшаяся терраса. Он был сооружен без железного инструмента и никогда железо его не коснулось. Храм вместе с жертвенником были обведены изящной, сделанной из красивых камней, решеткой около локтя вышины, которая отделяла священников от мирян.

     "Иудейская война", 5:5:6.

     В заключение нашего описания Иерушалаима на исходе эпохи Второго Храма мы приведем отрывок из статьи М. Ави-Иона:

     Как и любой другой город, который был основан в древние времена и продолжал развиваться в различных областях, Иерушалаим эпохи Второго Храма имел весьма неоднородный внешний облик. Человек, который приближался к городу, прежде всего замечал многочисленные стены с высокими башнями, окружавшие его. Стены скрывали за собой большинство городских зданий, и наблюдатель мог увидеть извне лишь самые высокие из них: Храм и башни Ирода. Стены Иерушалаима были, вне всякого сомнения, возведены в соответствии с известной эллинистической техникой. Они опирались на широкое основание, в толще стены наличествовали многочисленные переходы и ступеньки, на ее поверхности были установлены высокие ограды для того, чтобы защитить от стрел бойцов. В стене также были проделаны бойницы для стрельбы лучников. На крышах башен были особые площадки, с которых метательные машины могли обстреливать нападавших камнями и стрелами. За пределами стен существовала полоса садов, огородов и рощ, в которых можно было увидеть монументальные надгробия. Территорию садов и переднюю часть стены разделял выдолбленный в камне ров.

     Сам город подразделялся на новые и старые районы, на фешенебельные кварталы и кварталы бедноты. В нем находились также площади, общественные здания и рынки. Можно предположить, что дома богатых жителей Иерушалаима были построены в соответствии с принятым в то время эллини- стическим стилем. Он подразумевал наличие внутреннего дворика, окруженного галерей с колоннами и комнатами. В таких домах также были чердаки, с которых открывался вид на большую часть города.

     Дворцы, в частности дворец Ирода, были окружены садами. Со стороны улицы их защищала высокая стена. Эллинистический архитектурный стиль господствовал даже на Храмовой горе. Нет сомнения, что в этом стиле были построены галереи внешнего двора Храма, а также ворота Никанора и его фасад. Однако, что касается строений, непосредственно связанных с культом, то здесь использовался традиционный стиль Востока. Архитектура некоторых дворцов города также не соответствовала греко-эллинистическому стилю. Так, можно предположить, что вид резиденции царей Адиабены соответствовал стилю, принятому на их родине, с большим открытым двором. Вместе с тем, как это принято на Востоке, внутренняя часть строения была тщательна защищена со стороны улицы. Общественные здания, которые были возведены по инициативе Ирода (здание буле, Ксист, Агора, театр и ипподром) с ионическими и коринфскими капителями колонн имели типичный эллинистический облик. Можно предположить, что архитектурное обрамление их фасадов напоминало стиль надгробий того периода, обнаруженных в окрестностях Иерушалаима. Раскопки на самой Храмовой горе показали, что строители воздерживались от украшения зданий фигурами животных. В отличие от этих величественных сооружений, Нижний город с его рынками представляется типичным восточным городом. Дома имели небольшие размеры и были построены из камня. Хотя при них отсутствовали сады, обычно все-же существовал внутренний дворик, скрытый стеной. Рынки представляли собой улицы с рядами колонн по бокам. Можно предположить, что они были такими же шумными и грязными, как восточные базары в наши дни. Мост, соединявший Верхний город с Храмом, был построен специально для того, чтобы первосвященники и прочие уважаемые горожане могли пройти в Храм, не спускаясь в Нижний город с его суматохой и грязью. В отличие от кварталов бедноты, которые были построены без предвари- тельной планировки, Верхний город был тщательно спланирован. Его дома окружали центральную площадь, "агору", или верхний рынок. Насколько известно, в Иерушалаиме того времени не было общественных парков, однако были распространены сады для выращивания роз на продажу.

     М. Ави-Иона, "Иерушалаим в эллинистическую и римскую эпохи", в М. Ави-Иона (ред.). Эпоха династии Ирода (в серии: "История народа Израиля"), Иерушалаим, 1973.

      На исходе эпохи Второго Храма Иерушалаим являлся средоточием различных культурных тенденций и стилей. Все они, впрочем, отражали еврейский образ жизни того времени. Город был, таким образом, настоящим центром национальной и религиозной жизни евреев Эрец Исраэль и диаспоры.

     Экономическая жизнь Иерушалаима.

     Несмотря на весьма невыгодные географические и топографические условия Иерушалаим эпохи Второго Храма переживал период экономического процветания. На первый взгляд, гористая пересеченная местность, на которой располагался город и его удаленность от берега моря не способствовали развитию эко- номики. Однако на протяжении эпохи Второго Храма Иерушалаим переживал экономический и социальный подъем, связанный с его статусом политического и административного центра царства Ирода, а также религиозного центра еврейского народа в Стране Израиля и в диаспоре. Даже перенос столицы страны в Цезарею после введения прямого римского правления не повлиял на статус Иерушалаима в глазах иудеев. Резиденция царской семьи и учреждения еврейского самоуправления и, разумеется. Храм, по-прежнему пребывали в городе. Для евреев он оставался центром религиозной, политической и социальной жизни.

     В дни правления Ирода площадь города составляла около 770 дунамов, а накануне разрушения Храма она достигла 1560 дунамов, с учетом "нового города", окруженного "третьей стеной". Некоторое представление о масштабах города можно получить, сравнив размеры его территории с размерами территорий других больших городов Римской империи. Так, например, площадь Помпеи составляла 650 дунамов; площадь Остии, которая располагалась неподалку от Рима, - 690 дунамов; Тимтада и Лептис Магны в Северной Африке, соответственно, -500 дунамов и 1200 дунамов.

     Отсутствуют точные данные относительно численности населения города в эпоху Второго Храма. Не вызывает сомнения, что на протяжении данного периода наблюдался рост его населения. В соответствии с оценкой, в конце данного периода в Иерушалаиме проживало 80 000 человек. Отметим для сравнения, что в первом веке до новой эры в Риме и Александрии проживало по миллиону человек. Население Антиохии и Карфагена в период их наивысшего расцвета в эпоху Империи равнялось 300 000 человек каждое. Эти города являлись важными центрами в имперском масштабе. Что же касается Страны Израиля, то наибольшая численность населения Бейт-Шеана (в византийскую эпоху - Скитополис) равнялась 50 000 человек (при площади в 1100 дунамов). В византийскую эпоху аналогичных размеров достигало и население Цезарей (площадь - около 1000 дунамов). Каждый из этих городов являлся столицей провинции в поздний римский и византийский периоды. Число жителей Сепфориса (Циппори) составляло от 20 до 30 тысяч человек при площади в 600 дунамов. Таким образом Иерушалаим был самым большим городом Страны Израиля эпохи Второго Храма как с точки зрения его площади, так и с точки зрения численности населения.

     Социальный состав населения Иерушалаима был весьма пестрым. Из дошедших до нас источников мы узнаем, что в городе проживали землевладельцы, чиновники, военные, священнослужители, различные храмовые работники, ремесленники, мелкие и крупные торговцы и рабочие. Ремесленники специализировались в различных областях деятельности: строительство, производство тканей, приготовление пищевых продуктов, обработка металлов, среди прочих выделялись золотых, серебряных и медных дел мастера.

     В строительной отрасли были заняты рабочие каменоломен, каменщики, строители и мастера по облицовке и украшению зданий. В данной сфере, многие работы в которой выполнялись по инициативе и заказу правителей страны, было занято значительное количество рабочих и профессиональных ремесленников. Следует принять во внимание, что семьи богатых горожан строили роскошные дома, дворцы и семейные склепы. Иосиф Флавий так описывает значение данной отрасли для Иерушалаима в ту эпоху, когда в нем был возведен целый ряд монументальных сооружений:

     В то время была вполне закончена постройка храма. Когда же народ увидел рабочих, которых было свыше восемнадцати тысяч человек, без дела и понял, что теперь они, по окончании работ, останутся без хлеба, а с другой стороны из страха перед римлянами не желал копить храмовые деньги, то он, думая о рабочих и имея в виду употребить эти деньги на них (всякий рабочий, который поработал хотя бы один час в день, немедленно получал свой заработок), обратился к царю с просьбой приняться за перестройку восточной галереи храма. Эта галерея тянулась вне храма и была воздвигнута над глубоким обрывом. Она покоилась на стенах, имевших в длину четыреста локтей. Эти стены были сооружены из белого мрамора, каждая глыба которого имела в длину двадцать, а в вышину шесть локтей, и представляли дело у царя Соломона; он первый отстроил весь храм. Однако Агриппа, которому император Клавдий поручил заведование делами храма, полагая, что разрушение всякой вещи нетрудно, тогда как тяжело ее создание, особенно же в применении к такой галерее, которая потребует много времени и громадных денежных затрат, отказал населению в этой просьбе, зато он ничего не имело против того, чтобы весь город был вымощен белым мрамором.

     Иудейские древности, кн. 20, 9:7.

     Из приведенного выше описания складывается представление об объеме занятости в строительной сфере. Многие жители города находили заработок в данной сфере. Строительные работы также считались средством решения проблемы безработицы.

     Искусные рабочие добились значительных успехов в своей работе. О высоком профессиональном уровне мастеров отделки свидетельствуют причудливые украшения фронтонов выдолбленных в скале склепов и инкрустированных оссуариев. В ходе археологических раскопок в Иерушалаиме, в особенности в Верхнем городе и вблизи южной стены, были обнаружены сотни искусно отделанных каменных предметов в форме геометрических фигур и растений, среди них капители, колонны, фризы, карнизы и столы. Различные каменные сосуды также отличались высоким техническим и художественным качеством. В качестве домашней утвари каменные предметы были более крепкими по сравнению с широко использовавшимися в то время глиняными изделиями. Поэтому они стоили значительно дороже. Среди них кубки, напоминающие по форме бокалы, и амфоры с вертикальными ручками. Более высокая стоимость каменных предметов связана также и с галахическим правилом, в соответствии с которым каменная утварь не может быть осквернена. Глиняная посуда, в свою очередь, может при некоторых условиях стать ритуально нечистой. При этом необходимо прекратить ее использование или разбить ее. Вследствие этого существовала необходимость в производстве значительных количеств глиняной посуды.

     Археологические раскопки свидетельствуют о процветании камнеотделочных ремесел в Иерушалаиме и окрестностях. Значительное количество каменных предметов было обнаружено в различных точках города. Так, в погребальных пещерах в его окрестностях археологи нашли сотни каменных оссуариев. В самом Иерушалаиме исследователи выкопали небольшие каменные сосуды различной формы, емкости для хранения жидкостей и сыпучих тел и столы. Большие предметы и столы производились, по-видимому, в самом городе в то время, как мелкие предметы создавались в каменоломнях, окружавших Иерушалаим.

     Археологи обнаружили небольшую мастерскую для производства мелких каменных изделий с использованием токарного станка в деревне Абу-Дис, к востоку от города. В Витаний (Вифании - Бейт-Ании), расположенной к юго-востоку от Иерушалаима, обнаружились мелкие каменные изделия, поврежденные в процессе работы. Это свидетельствует о наличии мастерской. Самая большая из подобных мастерских была найдена при раскопках каменоломни в Кафр-Хизма к северу от Иерушалаима. Несколько пещер служили источником камня для мастерской, были также обнаружены груды отходов производства и рабочие инструменты. В том же месте найдены остатки глиняной посуды. Это свидетельствует о том, что работа в данной мастерской осуществлялась и в первом веке новой эры. Отрасль каменных изделий процветала в городе начиная со второй половины первого века до новой эры. Ее упадок начался после разрушения Храма в 70 году н.э.

     Археологические находки из Верхнего города свидетельствуют о наличии в Иерушалаиме стеклянных мастерских. При раскопках были обнаружены отходы производства стекла, в т. ч. расплавленное стекло, осколки стекла различных сортов и стеклянные кристаллы, которые служили в качестве сырья.

           Текстильная отрасль также занимала важное место в экономике города. В ней особенно выделялось производство тканей и шерсти. Различные источники указывают на существование в Иерушалаиме рынка шерсти. Ткачество и раскраска тканей не пользовались престижем, о чем свидетельствует проживание ткачей и красильщиков вблизи Мусорных ворот города.

     Пищевая отрасль не была сильно развита в Иерушалаиме. Источники упоминают городских пекарей. Также сообщается о существовании в городе особых рынков для торговли мукой, фруктами, птицей и древесиной. В этой области Иерушалаим имел ярко выраженный потребительский характер. Некоторые из пищевых продуктов производились в самом Иерушалаиме, однако большинство требуемой ему пищи доставлялось в город издалека. Растительное масло относилось к немногочисленным видам продуктов, которые производились в окрестностях Иерушалаима, где имелись плантации оливковых деревьев: об этом свидетельствуют географические названия, такие, как Масличная гора (Гар ха-Зейтим) и Гефсимания (Гат Шманим) - то есть маслодавильня. Впрочем, маслины доставлялись в город и из других областей. В окрестностях Иерушалаима находились прессы оливкового масла, в которых производилось масло различного качества: для использования в пищу, для натирания тела, для освещения и т.д.

     Принимая во внимание отрасли промышленности, существовавшие в городе, можно рассмотреть вопрос о городской торговле. Торговля включала в себя доставку товаров в город и их сбыт иерушалаимцам. Источники свидетельствуют о наличии в Иерушалаиме больших рынков: "верхнего рынка" на западном холме Верхнего города и нижнего рынка по ходу Тиропионового оврага. Кроме того, упоминаются также "овечий рынок" вблизи пруда Бейт-Хасда, который также назывался "овечий пруд", и "рынок деревьев" в "новом городе" Бейт-Зита (Безета), который вошел в состав Иерушалаима в дни правления Ирода.

     Большие караваны вьючных животных доставляли товары в Иерушалаим. Повозки использовались весьма редко и лишь для перевозки товаров на короткие расстояния, так как низкое качество дорог причиняло повозкам значительный ущерб. Импортные товары, которые продавались в Иерушалаиме, облагались особой пошлиной. Она взималась при каждой покупке такого товара на городских рынках. Иерушалаим не мог обеспечить своих жителей пищевыми продуктами в достаточном количестве, поэтому город целиком зависел от их импорта. Подобная зависимость становилась особенно острой в периоды кризисов, засухи, войн. В это время жители Иерушалаима зачастую страдали от недостатка пищи, а иногда и от голода.

     Важнейшее место среди ввозимых в город продуктов занимало зерно. В окрестностях города выращивали урожай зерна, однако оно могло удовлетворить лишь незначительную часть потребностей горожан. Большую часть зерна город получал из Заиорданья и Хорана, которые имели репутацию житницы Страны Израиля и Сирии. Самария и Галилея также выращивали урожай для продажи в Иерушалаиме. Фрукты и овощи также завозились в город. Среди них особой популярностью пользовались виноград, оливки, финики и горох. Из разных концов Страны Израиля в Иерушалаим доставляли сырье, прежде всего древесину, шерсть и сосуды для хранения жидкостей и сыпучих тел.

     Наряду с местным "импортом" товары завозились также и из заграницы, в частности, из Греции. Галереи Храма были покрыты ливанским кедром. Оттуда же распорядился Агриппа привезти древесину для укрепления Храма ("Иудейская война", кн. 5:15). Из Сидона в город доставляли стекло (Мишна, трактат Келим, 4:3), из Вавилона - предметы роскоши, дорогие ткани и особые краски (пурпур и кармин), из Индии особую одежду (виссон), сделанную из тонких дорогих тканей, которую носили священнослужители (Мишна, трактат Иома, 3:7). Оживленная торговля велась также и с Аравией, откуда завозились пряности, драгоценные камни, благовония и дикие животные для участия в играх Ирода. В годы засухи импортировались продукты питания, в частности, зерно. Так, Ирод закупил зерно в Египте ("Иудейские древности", книга 16), а царица Адиабены Елена "послала несколько лиц своей свиты с крупными суммами в Александрию для закупки хлеба" ("Иудейские древности", книга 20,2:6).

     Важным фактором экономической жизни Иерушалаима было снабжение царского двора, знати и богатых людей предметами роскоши. Предметы роскоши обычно импортировались из заграницы, однако потребность в них способствовала развитию в городе различных утонченных ремесел, например, производства благовоний, работ по золоту и серебру, ювелирного дела, обработки драгоценных камней. При описании облачения первосвященника Иосиф Флавий упоминает также и эти новые отрасли ремесла:

     У жертвенника в Храме служили только чистые и безупречные священники, одетые в виссон... С ними всходил первосвященник, но не всякий раз, а только по субботам, новолуниям, годичным праздникам, или если совершалось какое-нибудь всенародное празднество. Он совершал священную службу в поясе, прикрывавшем тело от чресел до голеней, в льняной нижней одежде и гиацинтово-голубой, достигавшей до ног, обхватывавший все тело, верхний одежде, обвитой кистями. К кистям привешены были золотые колокольчики с гранатными яблоками попеременно... Повязка, прикреплявшая верхнюю одежду к груди, представляла пеструю ткань из пяти полос: золота, пурпура, шарлаха, виссона и гиацинта, - тех самых материй, из которых, как выше сказано, были сотканы занавеси храма. Поверх этого они носили еще наплечное одеяние, вышитое из тех же цветных материй с преобладанием золота... Голову покрывала тиара, сотканная из виссона и гиацинтово-голубой материи; ее обвивала кругом золотая диадема с надписанными священными буквами. Это были четыре согласных. Это облачение, впрочем, он не носил во всякое время, так как для обычного ношения употреблялся более легкий убор, а только тогда, когда входил в Святая Святых, и то один раз только в году, когда все иудеи в честь Б-га постились".

     "Иудейская война", 5:5:7.

     Храм занимал видное место в экономической жизни страны. Многочисленные потребности, связанные с отправлением культа и с техническим содержанием здания сыграли важную роль в развитии экономики и коммерции в городе. Храм, таким образом, сам по себе являлся важным рынком сбыта, на который работали многочисленные ремесленники и торговцы. Он же являлся крупнейшим работодателем Иерушалаима. Весьма значительное число жителей города зарабатывали себе на жизнь в Храме, в частности священнослужители, левиты и другие храмовые служители. Помимо этого, в Храме трудилось множество ремесленников и рабочих, занимавшихся строительством и техническим обслуживанием. Талмуд приводит интересную информацию о своего рода "забастовке" мастеров, служивших в Храме:

     Члены семьи Гарму знали, как готовить "хлеб предложения"' и как вынимать его из печи, но не хотели учить других. Послали за мастерами из Александрии, которые знали, как готовить хлеб, но не знали, как вынимать его из печи. Члены семьи Гарму топили изнутри и извлекали снаружи, и не было на хлебе плесени, а (мастера из Александрии) топили изнутри и извлекали изнутри, и была плесень... Послали за ними, но они не соглашались прийти пока не удвоили их жалованье. Члены семьи Автинас знали как приготовлять ладан и благовония, но не хотели учить других. Послали за мастерами из Александрии. Мастера из Александрии знали как приготовлять ладан, а как приготовлять благовония не знали. Послали за ними, но они не соглашались прийти пока не удвоили их жалованье.

     Иерушалаимский Талмуд, трактат Иома, 3:71.

     В данном отрывке речь идет о специалистах по выпечке "хлеба предложения", который находился в Храме и заменялся каждую неделю, и о мастерах по изготовлению ладана, который требовался для богослужений. В обоих случаях их знания являлись семейным "профессиональным секретом", и обе семьи не опаса- лись конкуренции. Выяснилось, что приглашение иностранных специалистов не достигло своей цели, и не оставалось ничего другого, как увеличить вдвое их жалованье. Вместе с тем. Талмуд не сообщает, какой именно орган платил храмовым мастерам.

     Вследствие того, что в Храме часто осуществлялись различные ремонтные работы, он также являлся потребителем большого количества материалов: камня, мрамора, древесины, золота, тканей, благовоний и т. д. Для проведения бого- служения требовались масло, зерно, вино и жертвенные животные. Храм, таким образом, стимулировал как торговлю, так и производство. В самом Храме действовали денежные менялы. (Тосефта, Шкалим, 2:12- 13).

     Настоящий бум переживала экономика города во время каждого из трех праздников, по которым было принято совершать паломничество в Иерушалаим. В Пасху, Шавуот и Суккот возникал значительный рынок потребления различных товаров и услуг. В дополнение к обычным потребностям Храма, паломники нуж- дались в пище, животных и голубях для принесения жертв, в других товарах.

     Можно предположить, что увеличение объема торговли по этим дням, приводило также и к росту цен.

     Паломничество играло, таким образом, важную роль в экономической жизни города. С ним было связано значительное поступление денежных средств. В эти дни делались также большие пожертвования золота и серебра в казну Храма. Впоследствии они могли быть использованы на те или иные городские нужды. Нет сомнения, что эти дары способствовали развитию в городе ремесел и торговли.

     Другим важным источником благосостояния Храма был налог в полшекеля (сикля), который каждый взрослый еврей должен был отправлять в Иерушалаим один раз в год. Местные власти не раз чинили препятствия членам той или иной еврейской общины в отправке ими денег. В подобных случаях требовалось вмешательство римских властей, которые приказывали разрешить посылку денег. Учитывая экономическое значение столь больших денежных сумм, можно понять местных правителей, желавших не допустить их вывоза из страны и поддержать с их помощью развитие местных экономических предприятий. По осторожным оценкам, полушекелевый налог приносил казне Храма доход в миллион динаров и больше в год. Для того, чтобы получить представление о данной сумме, отметим, что она равнялась годичному жалованью 4500 римских солдат, годичное жалованье римского солдата составляло 225 динара.

     Из вышесказанного следует, что своим экономическом процветанием Иерушалаим был обязан не только своему статусу столицы и административного центра страны, но, прежде всего, своему религиозному значению. Напомним, что Иерушалаим не являлся типичным центром торговли и производства, чье благосостояние основывается на коммерции и экспорте излишков промышленного производства. Не был он также и обычным потребительским городом, который живет лишь за счет ввозимых в него товаров. Он занимал промежуточное положение между двумя данными типами городов: значительная часть потребляемых им товаров и сырьевых продуктов импортировалась извне, однако некоторые из них, масло, вино, овощи, фрукты и другие пищевые продукты, каменная, глиняная и стеклянная домашняя утварь, производились местными кре- стьянами и ремесленниками, зачастую путем обработки ввезенных товаров.


Матрасы в самаре цены
Расчет цен на мебель на заказ. Производство матрасов
ninomebel63.ru
Аренда крана
Краны электрические. Клапаны электрические. Шаровые краны для воды и пара
спецстройтранс.рф