ИУДЕЯ ПОД ВЛАСТЬЮ РИМА

Жду Ваших писем!

=ГЛАВНАЯ =ИЗРАНЕТ =ШОА =ИТОРИЯ =ИЕРУСАЛИМ =НОВОСТИ =ТРАДИЦИИ =МУЗЕЙ =


Царь Ирод

      Ирод был предприимчивым, хитрым и властолюбивым человеком. С юных лет он стремился к власти и для достижения этой цели не останавливался ни перед чем. Любовь к еврейскому народу была чужда этому сыну эдомита. Он везде искал только своих личных выгод. Чтобы угодить римлянам, Ирод самовольно казнил в Галилее Езекию и его товарищей, которые подняли там восстание против римского владычества. За это самоуправство противники Антипатра потребовали от Гиркана представить Ирода к суду иерушалаимского Синедриона. Ирод явился туда с вооруженной охраной. Члены Синедриона побоялись его осудить. Тогда поднялся старец Шемая, председатель Синедриона, и воскликнул:

      “Знайте, что настанет день, когда тот, которого вы сегодня боитесь осудить, вас самих осудит на смерть!”

      Согласно другим сообщениям, Синедрион вынес ему смертный приговор, но, пока Гиркан и Синедрион колебались, Ироду удалось бежать в Сирию, где римский наместник назначил его правителем Келесирии с резиденцией в городе Шомрон. Возможно, побег Ирода в Дамаск был осуществлен по совету все того же Гиркана. Теперь Ирод был римским чиновником и мог безбоязненно вернуться в Иерушалаим. Это назначение способствовало росту влияния и престижа Ирода. Гиркан начал опасаться его мести. Действительно, лишь благодаря вмешательству Антипатра и Фасаила Ирод, глубоко оскорбленный привлечением его к суду, отказался от намерения атаковать Иерушалаим. Такая путаница в изложении событий исходит от самого Иосифа Флавия, который, описывая события все более близкие своему времени, стремился все более угождать при их изложении представителям римской власти, а, возможно, и не мог знать истинного хода событий:

      При этих словах Гиркан склонился (в пользу евреев, обвинявших Ирода), тем более что и матери убитых Иродом возбуждали его гнев тем, что ежедневно напоминали в храме царю и народу, что он должен предать Ирода суду синедриона. Все это наконец побудило Гиркана вызвать Ирода в суд, дабы он оправдал себя в взводимых на него обвинениях. Ирод действительно явился в суд, причем отец посоветовал ему явиться туда не в качестве частного лица, но с предосторожностями и отрядом телохранителей. Сделав в Галилее нужные на всякий случай распоряжения, Ирод явился в сопровождении такого отряда, который по сравнительной малочисленности своей не мог возбудитъ опасений в Гиркане, но вместе с тем был достаточен для того, чтобы в случае необходимости защитить его в суде. Тем временем наместник сирийский Некст написал Гиркану письмо с предложением оправдать Ирода и с выражением угрозы в противном случае. Письмо Секста явилось для Гиркана желанным поводом освободить Ирода, которого он любил как родного сына, от ответственности перед синедрионом. И вот когда Ирод, окруженный своим отрядом, явился в синедрион, он нагнал на всех такой страх, что никто из прежних его обвинителей не решился сказать против него ни одного слова, наступила минута всеобщего молчания, и все были в полном недоумении, что делать дальше. В таком положении один только человек, некий Самея, муж праведный и стоявший вследствие того выше всякого греха, поднялся со своего места и сказал: «Товарищи судьи и ты, царь! Ни я сам, ни ты, вероятно, никогда еще не видали, чтобы таким образом являлся в суд обвиняемый. Всякий, кому приходилось когда-либо являться сюда на судьбище в качестве обвиняемого, являлся сюда в смущении и с робостью, с видом человека, желающего возбудить нашу жалость, с распущенными волосами и в темном одеянии. Между тем и ты, любезнейший Ирод, обвиняемый в убийстве и с этой целью приглашенный сюда, облекся в пурпур, убрал по-праздничному свою голову и явился к нам в сопровождении воинов с целью перебить всех нас, если мы по закону осудим его, а самому спастись, совершив насилие над правосудием. Впрочем, я не стану обвинять Ирода, что он более занят ограждением своей личной безопасности, чем соблюдением закона: ведь вы сами, равно как и царь, приучили его к такой смелости. Однако знайте, что Господь Б-г всемогущ и что этот (юноша), которого вы теперь желаете в угоду Гиркану оправдать, некогда накажет вас и самого царя за это».

      Иудейские древности, кн. 14, 9:4.

     Не совсем ясна и роль Гиркана в этой истории:

      Когда Гиркан заметил, что члены синедриона (все-таки) собираются осудить Ирода, он отложил заседание до другого, дня, а сам тайно послал Ироду совет бежать из города и тем избежать опасности. Ирод действительно удалился в Дамаск, как будто убегая от царя, когда же он прибыл к Сексту Цезарю и почувствовал себя у него в безопасности, то явно высказал нежелание повиноваться, если бы синедрион вздумал вызвать его вторично в суд. На это члены синедриона рассердились и всеми силами старались убедить Гиркана, что все это он делает себе же во вред. Гиркан это отлично сознавал, но ничего не мог поделать по отсутствию мужества и бездеятель- ности.

     Когда же Секст назначил Ирода (за известную сумму денег) наместником над Келесирией, Гиркан испугался, как бы Ирод не вздумал пойти на него войной. Немного спустя это его опасение действительно сбылось, потому что Ирод двинулся во главе войска войной, чтобы отомстить за свой вызов, в суд и за то, что ему пришлось выслушать в заседании синедриона. Впрочем, от нападения на Иерусалим его удержали выступившие ему навстречу отец Антипатр и брат его; им удалось успокоить его гнев и убедить не предпринимать ничего, но удовлетвориться тем, что он нагнал страх на того, кто помог ему достигнуть такого высокого положения. Если Ирод, говорили они, сердится на то, что ему пришлось предстать перед судом, то пусть он вспомнит также о своем освобождении и будет благодарным за него, вместо того, чтобы платить за это насилием и не быть признательным за свое спасение; кроме того, пусть он подумает также о том, что, если Господь решает судьбы войной, этот поход крайне несправедлив; поэтому он не может и рассчитывать на победу. Так как собирается воевать с царем и близким человеком, от которого он испытал много хорошего и который не оказал ему никакого зла; если же этот человек навлек на себя его подозрение и хотя бы тень неудовольствия, то в этом можно обвинять не его самого, а скорее его советников.

     Ирод внял таким убеждениям, полагая при этом, что для его личных расчетов вполне уже достаточно, если ему удалось хотя бы только показать народу свое могущество.

      Иудейские древности, кн. 14, 9:5.

     С помощью римлян Ирод, после смерти своего отца Антипатра, забрал всю верховную власть и полностью подчинил себе Гиркана. Ранее он обручился с внучкой Гиркана, прекрасной Мирьям, мечтая с помощью женитьбы на хасмонейке достигнуть царской власти. К этой заветной цели Ирод шел неуклонно, и счастье улыбалось ему.

      На царский престол вступил потомок эдомитов (две корневые согласные в ивритском варианте слова “эдомит” позволяют переводить это слово и как “земля”, и как “красный”).

      Правление Ирода характеризовалось двумя важными чертами: зависимостью от Рима и отрицательным отношением к нему значительного числа его подданных. Первые годы правления Ирода прошли под знаком непрерывной борьбы с его соперниками, многочисленных казней и конфискации имущества. Установив контроль над страной, Ирод казнил 45 членов Синедриона, участвовавших в суде над ним. Теперь роль Синедриона сводилась до уровня лишь религиозного суда, не оказывающего влияния на практическое законодательство. Ирод присвоил себе право назначать и смещать первосвященников по своему усмотрению.

      Овладев иудейским престолом с помощью римлян, Ирод начал жестоко мстить приверженцам Антигона и хасмонейской династии. Многих он изгнал из страны, отняв у них имущество. В числе изгнанников оказались и члены Синедриона, и представители знатных родов. Чувствуя, что иудеи его не любят, Ирод окружал себя греками и римлянами, раздавал им важнейшие должности в государстве.

      Вместе с тем Ирод проявлял готовность к сотрудничеству с любыми кругами, которые не противились его власти или, по меньшей мере, не выступали открыто против него. Ирод стремился достичь взаимопонимания с фарисеями и ессеями. Иосиф Флавий сообщает, что в разгар осады Иерушалаима руководители фарисеев, Шмайя и Автальон, уговаривали защитников города сдаться Ироду. Он же сообщает о том, что Ирод с пониманием относился к нежеланию фарисеев и ессеев приносить клятву верности, а один из ессеев - Менахем, был его советником. Ирод налаживал также отношения с той ветвью семьи Хасмонеев, с которой он состоял в родстве, и которая, по его мнению, могла придать его власти форму законности и преемственности. Больше всего Ирод опасался претендентов на престол из рода Хасмонеев. Ими могли оказаться: бывший царь и первосвященник Гиркан II, его дочь Александра и ее дети, Мирьям и Аристобул III. Однако попытки сближения с представителями дома Хасмонеев не увенчались успехом, и последние отпрыски этой династии были убиты по приказанию Ирода. Так, например, Гиркан II, который жил в изгнании в Вавилоне, был приглашен вернуться в Иерушалаим. Гиркан вернулся из плена и уже не мог быть первосвященником.

     Когда первосвященник Гиркан, находившийся в плену у парфян, узнал, что царская власть перешла к Ироду, он явился к последнему, бежав следующим образом из плена: военачальники парфянские, захватив в плен Гиркана, бывшего сперва первосвященником, а затем и царем, а также брата Ирода, Фасаила, увели их к себе в страну парфянскую. Фасаил, не снесший позора быть в оковах и предпочитавший славную смерть какой-нибудь жалкой жизни, сам наложил на себя руки.

      Когда же Гиркан был привезен к парфянскому царю Фраату и последний узнал об его знатном происхождении, то к нему стали относиться более мягко. Ввиду этого царь освободил Гиркана от оков и разрешил ему жить в Вавилоне, где тогда было много иудеев. Последние почитали Гиркана как первосвященника и царя, равно как делали это и все прочие иудеи, жившие у Евфрата. Это было Гиркану приятно. Когда же он узнал, что царская власть перешла к Ироду, он воспрянул духом, во-первых потому, что был вообще расположен к Ироду, а затем и оттого, что рассчитывал, что Ирод вспомнит об оказанной ему некогда услуге, когда Гиркан спас его от опасности смерти во время суда, которому подвергся Ирод. При этом Гиркан говорил иудеям о том, как бы ему хотелось отправиться к Ироду. Те, однако, удерживали Гиркана от этого и уговаривали его остаться, указывая на то, что он пользуется у них всяческой властью и почетом как первосвященник и царь, тогда как он на это не будет там иметь права вследствие того, что его некогда искалечил Антигон, при этом они поставляли ему еще на вид, что цари не всегда помнят услуги, оказанные им, когда они были еще простыми людьми, и что поворот в их судьбе нередко изменяет их миросозерцание.

      Несмотря на все эти представления, имевшие в виду одно лишь благо Гиркана, последний, однако, все-таки хотел уехать, тем более что и Ирод прислал ему письмо, в котором советовал упросить Фраата и тамошних иудеев не сердиться на него, если он, Гиркан, разделит царскую власть с Иродом. При этом Ирод упоминал еще, что теперь как раз наступил момент, когда он сможет отблагодарить его за все оказанные ему благодеяния — как за полученное воспитание, так и за спасение ему жизни — и когда Гиркан сможет воспользоваться этим. Впрочем, Ирод тут вовсе не имел в виду оказать услугу Гиркану: но так как он правил вовсе не так, как следовало, то он опасался всяких осложненений и потому скорее желал иметь в руках Гиркана или же совершенно от него избавиться. Последнее он, впрочем, несколько позже и сделал.

      Гиркан склонился на эти убеждения и, будучи отпущен царем парфянским и снабжен деньгами со стороны иудеев, прибыл (к Ироду), который принял его со всякими почестями и дал ему первое место во время совещаний и обедов, называя его при этом обманным образом отцом своим и всячески стараясь подавить в нем всякое подозрение в его лояльности.

      Иудейские древности, кн. 15, 2:1- 4.

      По его возвращении Ирод относился к нему с подчеркнутым почтением, однако спустя некоторое время распорядился казнить его по обвинению в заговоре.

      На Мирьям он был давно женат. Пост первосвященника занял Аристобул III. Народ горячо любил этого красивого и благородного юношу. Когда в Суккот Аристобул III в роскошной одежде первосвященника впервые совершал богослужение в Храме, собравшиеся радостно приветствовали его. Эта любовь народа к Аристобулу мучила и пугала Ирода. Царь видел в юном первосвященнике из рода Хасмонеев своего опасного соперника, который со временем может отобрать у него корону. Задумав погубить Аристобула III, Ирод пригласил его в Иерихон для участия в устроенных там празднествах и увеселениях. Здесь Аристобул, купаясь в бассейне, утонул как бы по собственной неосторожности. Никто в Иудее не сомневался, что юношу утопили по тайному приказу Ирода, но никто не посмел произнести вслух имени убийцы. Царица Мирьям, потрясенная смертью любимого брата, испытывала с тех пор к мужу непримиримую ненависть.

     Мать Аристобула III, Александра, дала знать римскому властителю об убийстве ее сына и просила расследовать дело. Антоний, находившийся тогда в Сирии, вызвал к себе Ирода для ответа. Ирод со страхом повиновался. Перед отъездом он поручил охране дворца убить Мирьям, если он, Ирод, не вернется в Иудею. Во время отсутствия Ирода в Иерушалаиме прошел слух о казни Ирода. Во дворце произошло замешательство. Мирьям с матерью готовились бежать из столицы. Начальник дворцовой охраны, Иосиф, родственник Ирода, сочувствовал им и даже рассказал о приказе Ирода. Между тем Ироду удалось умилостивить Антония, и он возвратился в Иудею. Мирьям встретила его без радости; было ясно, что ей известны последние распоряжения мужа.

     Политика Ирода была жестокой, хитрой и переменчивой. Начало его правления совпало с гражданской войной в Риме между Августом и Антонием. Ирод примкнул к Антонию, скрывавшемуся в Египте у Клеопатры. Это был неверный шаг. В знаменитой битве при Акции в 31 году Август разбил Антония и сделался единственным повелителем римского государства, приняв титул императора. Ирод хранил верность Антонию, но когда Октавиан Август, победив Антония, высадился в Египте и двинулся на восток, у Ирода не было другого выхода, как явиться по своей инициативе в походную палатку Августа с повинной.

     Перед отъездом он велел казнить старика Гиркана, чтобы римляне не вздумали возвести на престол последнего мужчину хасмонейской династии. Царицу Мирьям и ее мать Александру он велел держать под стражей и убить обеих, если он не вернется в Иерушалаим. После этого Ирод явился на остров Родос к Августу, как смиренный проситель, и сложил перед ним свою царскую корону. Это смирение понравилось императору, к тому же и сам Август нуждался в надежных союзниках. Как и раньше, Ирод сумел убедить нового властителя Рима в своей преданности. Он утвердил Ирода в царском сане и даже подарил ему некоторые пограничные города, некогда отобранные у Иудеи Помпеем. Владения Ирода были расширены, и по своей территории его царство напоминало Иудею времен расцвета династии Хасмонеев. Постоянная лояльность Ирода по отношению к римлянам, его умение собрать требуемую сумму налога независимо от обстоятельств и проводить римскую политику в стране снискали царю дружеское расположение Октавиана. Добившись расположения Августа Ирод при нем достиг вершины своего могущества.

      Ирод был счастлив. Но дома его не ждал ни народ, ни семья. Отношения с Мирьям окончательно испортились. Саломея продолжала клеветать на Мирьям и обвинила ее в попытке отравления мужа. Ирод потребовал судить свою жену. Суд, состоявший из царских угодников, приговорил невинную женщину к смертной казни. Благородная царица приняла смерть спокойно, не показав ни страха, ни женской слабости в 29 году. После казни Мирьям Ирода начали мучить угрызения совести. Он горько раскаивался в содеянном. Царем овладело мрачное настроение, сменявшееся припадками бешенства. Во время одного из таких припадков он приказал казнить всех судей, вынесших смертный приговор по делу его жены. В короткое время были убиты мать Мирьям, Александра, последние родственники рода Хасмонеев, многие члены знатных иудейских родов.

      Одновременно с закатом и гибелью старой аристократии к власти пришли новые люди. Вакуум, образовавшийся в Иерушалаимской верхушке вследствие уничтожения семьи Хасмонеев и приближенных к ней родов аристократии, заняли сторонники Ирода. Эти люди не играли какой-либо значительной роли в дни хасмонейского государства, и их положение целиком зависело от расположения к ним царя, а значит и от их личной преданности ему и от сходства их интересов. Новая элита состояла из людей двух категорий: представителей знатных семей диаспоры (египетских и вавилонских общин) и уроженцев Эрец Исраэль. Ирод сознавал, что его власть не пользуется значительной поддержкой у евреев Иудеи, и всячески стремился увеличить число своих сторонников среди них, поощряя ре- патриацию еврейских семей из стран диаспоры и их интеграцию в высших слоях иерушалаимского общества. В рамках этой политики он также назначал первосвященников из числа уроженцев Египта и Вавилона: вавилонянин Ананил (Хананэль) и египтяне Иисус, сын Фаби (Иешуа бен Фиаби), и Симон, сын Воэта (Шимон бен Байтос). Среди переселенцев из Вавилона был также Замарис, который обосновался в Башане вместе с сотнями своих воинов. Потомки Замариса являлись ревностными сторонниками Ирода и его наследников и играли важную роль в общественной жизни Иерушалаима вплоть до Великого восстания. Возмож- но, что члены семьи Батира, возглавлявшие иерушалаимских фарисеев, также происходили из этого рода. Возвышение вавилонянина Гилеля соответствовало тенденции, при которой новые семьи сосредоточивали в своих руках все большее влияние на жизнь нации. Их представители, прибывшие в Эрец Исраэль из диаспоры, селились в Иерушалаиме и занимали важнейшие посты в руководстве городом. Так шло образование новой аристократии.

      Среди представителей иродианской элиты были и уроженцы Эрец Исраэль. Особенно выделялись среди них идумеи, чьи интересы совпадали с интересами их земляка Ирода. Отметим здесь Костобара, происходившего из знатной идумейской семьи. Он женился на сестре Ирода Саломее, и их потомки принадлежали к иерушалаимской общественной верхушке вплоть до конца периода Второго Храма. Видную роль также играли представители некоторых галилейских семей, которые поддерживали Ирода еще во время его пребывания на посту наместника Галилеи, а затем оказали ему помощь в борьбе против Антигона. Из их числа происходили, в частности, первосвященники Маттафия, сын Феофила, и Иосиф, сын Эллима, занимавшие этот пост в конце правления Ирода.

     Среди членов новой элиты были и священнослужители, из семей которых происходили первосвященники. По долгу службы эти семьи проживали в Иерушалаиме. Они представляли собой замкнутую олигархическую группу. Со времен "возвращения в Сион" и до начала эллинистического периода первосвященники происходили из одной и той же семьи. До назначения на этот пост Менелая в 172 году до н.э. все они относились к потомкам Цадока. Впоследствии, в эпоху хасмонейского царства, первосвященниками являлись сами Хасмонеи. Однако во времена Ирода и далее, до конца эпохи Храма, данную должность занимали представители нескольких семей. М.Штерн разъясняет данный вопрос в одной из своих статей:

     Ирод не мог занимать пост первосвященника, так как он не относился к числу потомков Аарона. Любая попытка присвоить себе первосвященство вызвала бы бурю негодования среди евреев. Таким образом перед ним возникла серьезная проблема, требовавшая незамедлительного решения. Назначение первосвященником кого-либо из Хасмонеев или передача этой должности навечно представителям одной из уважаемых семей священнослужителей таили в себе потенциальную угрозу положению Ирода как правителя Иудеи. В подобном случае весь еврейский народ видел бы в первосвященнике и его семье естественных вождей страны. Со временем Ирод открыл для себя ряд приемов, использование которых позволило ему успешно решить данную проблему. Прежде всего, он окончательно отстранил от дел семью Хасмонеев. После убийства Аристобула III попросту не осталось члена этой семьи, который мог бы претендовать на занятие должности первосвященника. Он также стремился назначать первосвященников из числа людей, не связанных с семьей Хасмонеев. Помимо этого, он также отменил принцип, в соответствии с которым пост первосвященника переходил по на- следству членам одной определенной семьи. Таким образом в эти годы прекратился обычай, по которому первосвященники являлись членами одной семьи и занимали этот пост до дня своей смерти... Не вызывает сомнения тот факт, что в дни Ирода наступил упадок института первосвященнимества. С тех пор первосвященники назначались правителями Иудеи, как евреями, так и неевреями.

      М. Штерн, "Царствование Ирода", стр. 66-67.

      Талмудическая традиция сурово критикует первосвященников этого периода. Известное изречение ("Стих о несчастьях") перечисляет некоторые из этих семей, рассказывая при этом об их отрицательных чертах:

     Горе мне от семьи Воэта - горе мне от их палок,

     Горе мне от семьи Анапа - горе мне от их слов,

     Горе мне от семьи Кятроса - горе мне от их пера,

     Горе мне от семьи Исмаила, сына Фаби - горе мне от их кулаков,

     Все они первосвященники, а их сыновья казначеи,

     а их зятья - начальники, а их рабы палками бьют народ

      Тосефта, Минхот 13:21; Вавилонский Талмуд, Песахим 57:71.

   Период времени с 30- го по 12 год до н.э. считается эпохой расцвета царства Ирода. Официально он входил в число царей, которые являются "друзьями и союзниками римского народа". Правители государств, которые входили в эту категорию, фактически не имели право вести самостоятельную внешнюю политику, и даже во внутриполитических областях они должны были считаться с нуждами и интересами римлян. В обязанности Ирода также входило поддержание порядка на границах его владений и предоставление Риму военной поддержки в случае необходимости. Однако фактические полномочия Ирода определялись не столько этими формальными требованиями, сколько его личными взаимоотношениями с Августом и другими влиятельными лицами в столице империи.

     Во внутренних делах Иудеи его полномочия были чрезвычайно широкими. Единственным фактором, с которым Ироду приходилось считаться при реализации его планов, была возможность открытого восстания, которое могло повредить его власти и нанести ущерб его положению в глазах римлян.

     Ирод не раз доказывал свою личную преданность Августу. Одним из первых на Востоке он занялся внедрением культа римского императора. По инициативе Ирода в Стране Израиля были возведены три храма в честь Августа: в Себастии, Кесарии и Пании. Он также назвал именем Августа два построенных им города Цезарея (Кесария, Кейсария) и Себастия. В Цезарее он также основал спортивные игры в честь императора, которые должны были проходить каждые четыре года. Эти меры соответствовали политике эллинизации, которую проводил Рим в своих восточных владениях. Кроме того, с их помощью Ирод преследовал также и внутриполитические цели - создание противовеса враждебному ему еврейскому населению страны. Ирод придавал большое значение возведению эллинистических городов и укреплению их роли в военной и административной сферах. Значение, которое придавали им власти, явилось одной из главных причин напряженности в отношениях между евреями и неевреями в государстве Ирода. В дальнейшем эти сложные отношения сыграли немаловажную роль в процессе, приведшем к Великому восстанию.

     Проводившаяся Иродом политика эллинизации нашла свое выражение в административной сфере, в составе царского двора, армии и судебной системы.

     Двор Ирода имел ярко выраженный эллинистический характер. Большинство видных чиновников и советников царя, а также учителей и воспитателей детей царя, составляли греки. При дворе Ирода жили иностранные писатели, философы и художники. Одним из них был историк Николай Дамасский, ближайший советник Ирода, который выполнял также дипломатические поручения царя. Греческий язык не только служил языком международных переговоров, но и был широко распространен при дворе, среди чиновников и в армии. Монеты, чеканившиеся во времена Ирода, в полной мере отражают эллинистический характер его правления: на них чеканились греческие надписи и языческие символы.

     Армия состояла в основном из наемников-неевреев, которые набирались среди жителей новых эллинистических городов: Себастии и Кесарии и за гранией. В армии служили также и евреи, но царь полагался в основном на преданность идумеев и вавилонских евреев. Основной задачей армии было обеспечение личной безопасности царя и пресечение любой попытки бунта со стороны враждебного еврейского населения. Среди мер, призванных обеспечить порядок, в дополнение к армии и цепи крепостей, которые господствовали над территорией различных областей страны, была также эффективная система политического сыска и суровый запрет на создание каких-либо независимых организаций.

     Традиционная судебная система, основанная на законах Торы, серьезно пострадала вследствие авторитарной власти Ирода. Уголовные преступления были изъяты из юрисдикции судей-фарисеев. Казни, ставшие столь частым явлением в эпоху Ирода, обычно производились без суда, а в некоторых случаях смертные приговоры выносились особым судом, который состоял из приближенных царя. Ирод также издал закон о продаже воров в рабство за границу, то есть неевреям, который совершенно противоречил законам Торы ("Иудейские древности", книга 16, 1:1). Конфискация имущества противников режима и наказания за неисполнение обязанностей по отношению к монархии также выносились по желанию царя.

     Полномочия традиционной еврейской судебной системы были сведены к собственно религиозной области: Храм и богослужение в нем, порядок очищения от скверны, законы седьмого, "субботнего", года и т. д. И в этой области лишь тем из знатоков еврейского закона, которые не протестовали против режима, разрешалось участвовать в разбирательстве. Члены семьи Батира и Гилель старший, которые относились к вавилонянам, исповедовавшим умеренные фарисейские взгляды, могли вести свою деятельность в дни правления Ирода, так как не выступали открыто против его власти.

      В глазах представителей простого народа правление Ирода являлась жестокой тиранией. Для того, чтобы поднять свою популярность среди евреев Ирод предпринял перестройку Храма и комплекса зданий на Храмовой горе и приказал возвести ряд величественных зданий в Иерушалаиме. Благодаря этому Иерушалаим превратился в один из красивейших городов Востока. Ирод также стремился облегчить положение своих подданных после засухи 25 года до н.э. и дважды, в 24-м и в 14 годах до н.э., временно снижал налоги. Он также произвел заселение северо-восточных районов страны, в результате которого местные жители и паломники из Вавилона почувствовали себя в большей безопасности. Известна также его дея- тельность на благо евреев диаспоры и поощрение паломничества в Эрец Исраэль.

     Ирод воздвигал великолепные здания в столице и других городах Иудеи, вводил римские публичные игры и зрелища, старался приучить иудеев к римскому образу жизни. В Иерушалаиме он устроил роскошный театр, а за городом - цирк, где происходили публичные игры. Бойцы и наездники, актеры и музыканты наполнили священный город. На площадях устраивались разные состязания и гладиаторские бои. Такими нововведениями Ирод приобрел симпатии римлян, но иудеи относились к нему с ненавистью. Среди них нашлись десять смельчаков, которые составили заговор против Ирода и решили его убить в театре. Но кто-то донес на заговорщиков, и все они были казнены. С этого времени царь появлялся на улицах только в сопровождении охраны из галлов, фракийцев и германцев.

     Приспособление к римским порядкам, распространение языческого культа императора, возведение храмов и статуй в Эрец Исраэль, его склонность к эллинистическим обычаям и внешней роскоши подчеркивали чуждый традициям характер его власти. Однако наибольшее сопротивление вызывало пренебрежение Ирода традиционными еврейскими учреждениями и обычаями, которые в течение многих лет составляли фундамент национальной жизни евреев. Иосиф Флавий предъявил Ироду обвинение в том, что построив театр в Иерушалаиме, он жестоко оскорбил религиозные чувства евреев:

      Таким образом, Ирод все более и более уклонялся от соблюдения древних установлений и обычаев и введением иноземных начинаний подтачивал издревле сложившийся и собственно ненарушимый строй жизни. Так как все то, что раньше поддерживало в народной массе прежнее благочестие, теперь подвергалось презрению, то мы в результате этого немало пострадали в позднейшее время. Во-первых, он ввел в честь Цезаря через каждые пять лет повторявшиеся общественные игры и построил в (самом) Иерушалаим театр, равно как на равнине огромнейший амфитеатр, которых роскошь бросалась всем в глаза, но которые отнюдь не соответствовали мировоззрению иудеев, ибо иудеи были непривычны к такого рода зрелищам. Празднование этих игр он производил с большой торжественностью, приглашая с этой целью зрителей из соседних стран и собирая весь (иудейский) народ на них. Также и борцы и всякие другие участники в состязаниях приглашались со всех концов земли, и они являлись в надежде на призы и на славу победы, причем тут участвовали крупнейшие корифеи своего дела. Ирод на- значал выдающиеся призы не только участникам в гимнастических состязаниях, но также и знатокам музыки и танцев и тем побуждал также большие призы квадригам, парным экипажам и одиночкам; одним словом все, что где бы то ни было выдавалось роскошью и блеском он стремился превзойти еще большей красотой. Кругом всего театра тянулись надписи в честь Цезаря и были воздвигнуты из червонного золота и серебра изображения трофеев его от тех народов, которых он победил на войне. Не было таких драгоценных и прекрасных одеяний и камней, которые бы не показывались зрителям на этих состязаниях. При театре имелся запас диких зверей, в том числе масса львов и всяких других зверей, отличавшихся чрезмерной силой или особенной редкостью. Этих зверей выпускали на бой как с другими зверьми, так и с присужденными к смерти людьми, причем иноземцам в одинаковой мере предоставляли удовольствие как роскошь обстановки, так и волнение, вызываемое этими опасными зрелищами, тогда как для туземцев тут было лишь доказательство явного разложения нравов, чистоту которых они так свято соблюдали. Иудеи считали явным безбожием предоставлять диким зверям людей для удовольствия других людей и в столь же высокой степени безбожным вводить в свою личную жизнь чужеземные обычаи. Больше всего оскорбляли их трофеи, и они немало печалились, видя в них запрещенные законом изображения вооруженных людей.

      "Иудейские древности", кн. 15, 8:1.

     Страсти несколько улеглись лишь после того, как Ирод убедил евреев в том, что в его действиях отсутствовало намерение внедрить язычество в Иерушалаим. Впоследствии Ирод вновь оскорбил религиозные чувства евреев, поставив золотую фигуру орла над воротами Храма, что вновь привело к конфликту между царем и его еврейскими подданными.(Иудейские древности, кн. 16, 8:2, кн. 17.)

     Подражая Августу, Ирод больше заботился о внешнем блеске государства. В противоположность хасмонейским царям, опиравшимся на традиционные еврейские институты, Ирод упразднил эти автономные учреждения, что означало разрыв с авторитетом Торы как основы уклада жизни страны. Поощряя греческие элементы и эллинистические круги в стране, Ирод стремился включить царство в орбиту римско-эллинистичческой культуры и тем самым укрепить политическую связь с Римом.

     Помимо политических причин необходимо отметить обычную любовь Ирода к греческой культуре. Он не только основал в Иерушалаиме театр и ипподром, но и строил великолепные общественные сооружения в дар греческим полисам в Сирии, Малой Азии, на островах Эгейского моря. Он оказывал финансовую поддержку греческим гимнасиям, а его пожертвования на устроение Олимпийских игр принесли ему почетное звание пожизненного их председателя. В восточных провинциях империи Ирод считался одним из могущественнейших властителей, и льстивые греческие писатели наделили его титулом "Великий". Царство Ирода включало почти все территории Хасмонейского царства. Находясь в политической зависимости от Рима, Ирод пользовался полной автономией в вопросах внутренней политики. По образцу восточно-эллинистических монархий он учредил совещательный совет, в который, как и на высшие административные должности, назначались эллинизированные евреи и чужестранцы.

     Ирод осуществлял обширные строительные работы в подвластных ему областях. Однако строительство поселений для чужеземных наемников царской армии усиливало влияние эллинизма в стране. К тому же объем этих работ не был соизмерим с возможностями экономики Иудеи. Ирод отстроил Шомрон и дал ему имя Себастия (греческий эквивалент слова "Август" - в честь Октавиана). Небольшое поселение на морском побережье было превращено в роскошно отстроенный греческий город с большой гаванью и названо Кесарией. Для укрепления своей и государственной безопасности он восстановил и отстроил несколько крепостей: Антонию, Иродион, Кипрос вблизи Иерихона, Мецаду, Михвар и Иродион в Заиорданье. По приказу Ирода были построены царские дворцы в Иерушалаиме и других городах страны. Наивысшего расцвета строительная деятельность Ирода достигла в реконструкции и расширении Храма, который из относительно скромного сооружения превратился в одно из самых величественных и монументальных строений Древнего Востока.

     Желая расположить к себе иудеев он начал реконструкцию Храма, который уже был очень старым и тесным. Строителям царь велел руководствоваться советами священников и законоучителей. Работы по реконструкции длились более десяти лет. Обновленный Храм поражал своим великолепием; многие покои были выстроены из мрамора, а стены покрыты золотом. По красоте и убранству новый Храм не уступал даже Храму Соломона. За одно только это еврейский народ был готов многое простить Ироду, но все другие его действия продолжали провоцировать лишь неприязнь к эдомитянину. Евреи гордились этой великой святыней, которая считалась одним из чудес августовского мира. Ради ее ослепительного блеска иудеи были готовы забыть и о коринфских колоннах портиков, и о золотом орле, который, нарушая иудейский запрет на высечение рукотворных образов, символизировал при самом входе в Храм мощь Рима - врага и господина Иудеи. История с орлом, стоившая 42 жизни тех, кто попытался сбить ненавистное изображение, осталась в памяти народа. Этот эпизод был одним из тех, которые сводили на-нет все попытки Ирода стать "любимым" правителем. Между тем путешествовавшие по всей стране иудеи возвращались с известиями о строительстве греческих зданий, которыми Ирод наполнил многие палестинские города; о том, что для строительства гавани в Кесарии он использовал золото из гробницы Давида.

     Современники постепенно начинали понимать, что Ирод желает стать кумиром эллинистического мира, а не просто царем иудеев.

     Немалую роль в создании неприязненных отношений с народом сыграли и нравы эллинизированного царского двора с его бесконечными династическими интригами. Частая смена жен, а у Ирода их было 10, создавала атмосферу, в которой придворные легко могли использовать подозрительность и жестокость Ирода в корыстных целях. Сильное недовольство вызывал также произвол царя в деле назначения первосвященников. Он назначал первосвященниками своих любимцев, по большей части не достойных этого сана. Ирод так часто менял их по своему капризу, что народ совершенно потерял уважение к высокому сану первосвященника.

     В Ироде народ видел не только чужеземного ставленника и разрушителя еврейской традиции, но и цареубийцу. Талмуд, перечисляя его злодеяния, называет Ирода "рабом дома Хасмонеев". Как реакция на гнет и произвол его царствования начала зарождаться идеология будущего движения зелотов. Ненависть народа к Ироду была воспринята и ранними христианами, что нашло свое отражение в евангельском сказании об избиении младенцев в Вифлееме.

     Последние годы правления Ирода были связаны с новыми жестокостями. У него было много детей от разных жен. От хасмонейки Мирьям он имел Александра и Аристобула, которые были похожи на свою мать красотою и благородством души. Юные царевичи получили блестящее светское воспитание в Риме, при дворе императора Августа. Когда они возвратились в Иерушалаим, народ встретил их восторженно. Но у них был опасный соперник, старший сын Ирода от первой жены-эдомитянки, Антипатр. Он считал себя законным наследником царя и страстно ненавидел своих братьев. Антипатр сговорился с сестрой царя Саломеей. Они вместе стали обвинять братьев в желании убить Ирода, чтобы отомстить за смерть матери. Подозрительный Ирод поверил этим обвинениям и собрал суд. На суде он сам выступал обвинителем своих сыновей. Судьи вынесли смертный приговор. Александру и Аристобулу пришлось испытать участь своей матери; они были казнены в Себастии в 7 году до н.э.

     Коварный Антипатр был назначен наследником престола, но его радость не была продолжительной. В Иерушалаиме был открыт заговор против Ирода, участником которого был сам Антипатр, стремившийся побыстрее отделаться от своего отца. Суд приговорил Антипатра к смерти, но Ирод медлил с исполнением приговора и держал преступного сына в заточении. Лютая болезнь приковала Ирода к постели. Однажды в Иерушалаиме разнесся слух о смерти ненавистного царя. Два смельчака решили сорвать ненавистное изображение орла с ворот Храма. Ирод велел схватить мятежников и сжечь на костре.

     За пять дней до смерти он потребовал казнить Антипатра после того, как узнал, что сын пытался подкупить стражу и бежать. Рассказывают, что император Август, получив сообщение о казни третьего сына Ирода сказал:

      “Гораздо лучше быть свиньей иудейского царя, чем его сыном!”

     Молва гласит, что Ирод приказал своим приближенным заманить знатнейших иудейских граждан в Иерихонский цирк и убить их всех в день его смерти, чтобы народ поневоле плакал в этот день и не мог радоваться избавлению от тирана. Ирод умер после 33 лет правления в 4 году до н.э. Иудеи презрительно называли его эдомитянином или полу-иудеем, а римляне - Иродом Великим.

     Узнав о завещании Ирода, евреи просили Рим об отстранении от власти его наследников и присоединении царства к провинции Сирия. Эта просьба была отклонена Римом.

     Последние годы правления Ирода (12-4 гг. до н. э.) характеризуются общим упадком, интригами придворных и охлаждением отношений между Иродом и Августом. В своем последнем завещании Ирод разделил свои владения между сыновьями. Иудею, Идумею и Самарию он завещал Архелаю, Галилею и Заиорданье - Ироду Антипе, Трахон, Башан и Голан - Филиппу.

     Режим жестокой тирании, установленный Иродом, носил ярко выраженный эллинистический характер и отличался полной зависимостью от правителей римской империи. Правление Ирода знаменует собой важный этап истории евреев эпохи Второго Храма: в эти годы произошли перемены в социальной структуре еврейского общества; возникла новая элита, не связанная с родом Хасмонеев и преданная исключительно самому Ироду; начали действовать новые общественные силы, противостоявшие режиму Ирода и его политике. Дальнейшая эллинизация органов власти и населения страны, а также особая роль, которую играли в период правления Ирода эллинистические города, имели важное значение для по- следующих событий, которые привели к началу Великого восстания. Во время царствования Ирода Рим окончательно утвердил свое господство над Страной Израиля. С момента его смерти и вплоть до начала восстания в 66 году н.э. не прекращалось противостояние еврейского народа римлянам.

     С.М. Дубнов, ч. 2, с. 39-49.

      КЕЭ, т. 3, с. 820-823.

     Об Ироде см.: Агада, с. 235-236.

     “Еврейский мир”, № 70, с. 99.

     Иудейские древности, т. 2, кн. 14, гл. 8-16, кн. 15, 16, 17.

     Описание нового Храма см.: Дюрант, с. 581.

     Иерушалаим в веках, ч. 3, с. 25-31, 54, 61- 64.

     
Сертификат медсестры купить в СПБ можно по телефону +7(812)407-31-87